Понедельник, 24 сентября 2018, 18:411537803692 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Миф власти №2 . "Коррупция"

В политике очень опасно попасть в плен неких формул, которые считаются безальтернативными. Старшее поколение еще помнит, что в период перестройки ее «прорабы» повторяли как заклинание: «Альтернативы выбранному пути нет!». Альтернатива в скором времени обнаружилась, но к ней никто не был готов. Нечто подобное происходит и сейчас с высшими должностными лицами Украины. Они с завидной настойчивостью повторяют некоторые стереотипные ходы мышления, утверждая при этом, что по-иному мыслить и действовать просто нельзя. Так власть гипнотизирует саму себя и становиться нечувствительной к появляющимся возможностям, на которые необходимо реагировать. В условиях масштабных реформ это может сыграть просто роковую роль.Не ставя  за цель анализ всех стереотипов нашей власти, остановимся на трех вопросах: децентрализации, борьбе с коррупцией и декоммунизации. В настоящий момент именно эти вопросы вышли на первый план и от них зависит решение других проблем жизни страны.

Часть первую "Децентрализация" можно прочитать здесь.

                                                                           Борьба с коррупцией

В Украине не было еще политика, который бы не говорил о борьбе с коррупцией.

В Украине не было и нет политических партий, которые не обещали бы если не искоренить, то нанести решающий удар коррупции. Но страна из года в год все ниже опускается в мировых рейтингах коррумпированности, которые составляются международной организацией Transparency International.

Сошлюсь на исследование Юлии Тищенко и Юлии Каздобиной антикоррупционных предложений, содержащихся в предвыборных программах политических партий перед досрочными октябрьскими парламентскими выборами 2014 г. Они писали: «Согласно индексу восприятия коррупции, за 2013 год, опубликованного организацией Transparency International, рейтинг Украины по уровню коррумпированности составлял 25 баллов из 100 возможных, и страна заняла 144 место среди 177 стран. По результатам исследования, эксперты организации пришли к выводу, что коррумпированный протекционизм и слияния политических и бизнес-интесов привели к значительному ухудшению условий ведения долгосрочного бизнеса» (Юлія Тищенко, Юлія Каздобіна. Антикорупційна політика в програмних пропозиціях політичних партій на виборах // Вісник «Твій вибір-2014. Парламентські вибори». № 4. Український незалежний центр політичних досліджень. – Київ. – 2014. - С. 7).

Разговоры о систематической борьбе с коррупцией на властном Олимпе Украины ведутся с 1994 года, когда было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве Украины и Европейского Союза. В этом документе предполагалось привести в соответствие с европейскими нормами украинское законодательство, нацеленное на предупреждение и противодействие коррупции.

В мире накоплен обширный опыт борьбы с коррупцией, которую на международном уровне признают одной из глобальных проблем. Еще в 1979 году на 34-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН было принято определение этого явления. В соответствующих документах коррупция определяется как «выполнение должностными лицами любых действий или бездействие в сфере исполнения их должностных полномочий за вознаграждение в любой форме в интересах того, кто предоставляет эту награду, как с нарушением должностных инструкций, так и без такого нарушения» ( Наталія Задирака, Роман Кабанець "Світовий досвід запобігання та протидії корупції: до питання про інтеграцію законодавства України до права Європейського Союзу // Віче. - №10, травень 2014.

Современный этап мирового понимания коррупции связан с принятием мировым сообществом Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции. Это произошло 9 декабря 2003 года в мексиканском городе Мерида. Принципы этого документа лежат в основе деятельности Группы государств Совета Европы против коррупции (GRECO). Сейчас в неё входят практически все государства Европы и США. С этой организацией Украина регулярно взаимодействует. Именно международные структуры настоятельно рекомендовали Украине создать специальный орган для борьбы с коррупцией, что предусмотрено указанной Конвенцией ООН. Украина её ратифицировала 18 октября 2006 года.

В целом в период президентства В. Ющенко был принят целый пакет антикоррупционных законов, которые так и не вступили в силу. Специалисты пишут: «В 2010 году вступление в силу законов Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции», «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения», «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений» было дважды отложено. А позднее антикоррупционный пакет был вообще отменен парламентом в период президентства Януковича» (Юлія Тищенко, Юлія Каздобіна. Антикорупційна політика в програмних пропозиціях політичних партій на виборах // Вісник «Твій вибір-2014. Парламентські вибори». № 4. Український незалежний центр політичних досліджень. – Київ. – 2014. - С. 7).

Конечно, В. Янукович официально не отказывался от борьбы с коррупцией. Своим указом он утвердил Национальную антикоррупционную стратегию на 2011-2015 годы. 1 июля 2011 г. вступили в силу новые законы Украины «О принципах предотвращения и противодействии коррупции» и «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения», принятые Верховной Радой Украины 7 апреля 2011 года.

Они подвергались основательной критике со стороны международных организаций. Юлия Тищенко и Юлия Каздобина пишут, что в этих законах не были учтены «…рекомендации GRECO относительно Украины по антикоррупционной политики. В частности, не было пересмотрена система административной ответственности за коррупционные нарушения таким образом, чтобы коррупция однозначно признавалась преступлением; было сохранено прежнее состояние зависимости прокуратуры от политической влияния на фоне ее широких полномочий, которые не были сведены к руководству досудебными расследованиями и уголовными преследованиями; не была введена ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения; не было защищены права лиц, информирующих контрольные органы о проявлениях коррупции, и др.» (Указанная работа, с. 8).

Но дело даже не в недостатках законов. Борьба с коррупцией в этот период, как в большинстве случаев и во все предыдущие, носила имитативный характер. Люди же, окружавшие В. Януковича, открыто высказывались в пользу нормальности явления коррупции. В этой связи полезно вспомнить рассуждения А. Ефремова о допустимости 10% расхищения чиновниками национального богатства. Он просто бахвалился этим. «Когда я возглавил администрацию Луганской области, собрал коллег и сказал: «Если будете воровать 10 процентов, а 90 будет работать на государство, я вас пойму. Государства, в которых уровень коррупции 10 процентов, — наиболее развитые в мире», — говорил Ефремов, комментируя принятие антикоррупционных законов (Марина Савинова, Наталия Кононова. Луганская элита: мифы и реалии Александра Ефремова).

Мировое сообщество критиковало недостатки законов, но прекрасно было информировано об украинских реалиях. Западный аналитик Лоуренс Коккрофт (Cockcroft, Laurence) оценивал уровень коррупции в экономики Украины в 14% ВВП (или $30 млрд. в год). Владислав Иноземцев и Александр Лебедев, из статьи которых я заимствовал эти цифры, дают развернутую характеристику самих практик так называемой «Семьи», превращавшей Украину в нечто, заслуживающее названия Yanukovich & Cᵒ Ltd. Приведу достаточно длинную цитату: «С приходом к власти в 2010 г. президента Виктора Януковича Украина за короткое время стала не просто клептократией, а превратилась в страну, в которой извлечение нелегальных доходов стало важнейшей функцией государственной власти. Президент Янукович, дважды судимый при советской власти за уголовные деяния, и его сын Александр, по образованию стоматолог, получали мзду с каждой гривны – как проходившей через бюджет, так и участвовавшей в расчетах между формально частными компаниями. Государственные закупки облагались «налогом» не менее чем в 20%. Через 5 банков, принадлежавших сыну президента, происходил «отмыв» средств – причем статус «сертифицированных площадок» защищал эти банки от любых посягательств налоговых служб и следственных органов. Контроль за работой этого механизма находился в руках Сергея Арбузова… <…> Сбор коррупционного налога документировался на т.н. «шахматках» – гигантских ватманских листах размера до 1,5х1,5 м. В них перечислялись отрасль, министр, ежемесячные проекты финансирования и тендеры, затем – компания- «победитель» и ее владельцы, доля к «отчислению» в общак, банк, обеспечивающий обналичку, и «офицер» контроля. При этом «сбор персонального налога» в пользу президента Украины и его «семьи» не ограничивался денежными потоками госсектора и его служб – тем же поборам подвергался и частный сектор» ).

Нынешняя правящая группировка тоже пришла к власти с призывами борьбы с коррупцией, легитимизировашись через лозунги Революции достоинства. Премьер-министр Украины А. Яценюк, отчитываясь за 100 первых дней своего пребывания на этом посту, говорил, что им разрушена коррупционная пирамида общенационального характера. «Мы разрушили коррупционную пирамиду, но уничтожена ли коррупция в среднем и нижнем звене? Нет, она не уничтожена. Именно поэтому в рамках нашей реформы мы обращаемся в парламент - необходимо основание Национального антикоррупционного бюро, дальнейшая дерегуляция», - заявил премьер (Цитирую по работе Ю. Тищенко и Ю. Каздобиной. С. 19).

Однако, достаточно скоро выяснилось, что и с пирамидой общенационального характера не все так радужно. Политическая весна 2015 года началась с грандиозного политического скандала с коррупционной составляющей. Люди, временно приватизировавшие украинский государственный аппарат, на войне наживались успешнее, чем на мирных аферах.

В результате конфликта между премьер-министром Украины Арсением Яценюком и председателем Госфининспекции Николаем Гордиенко достоянием общественности стали чудовищные факты. Отстранённый от должности главный фининспектор страны рассказал, что его служба в результате выборочных проверок установила, что за период 2012 – 2014 гг. коррупционный ущерб государству составил 7,6 млрд. грн. При этом 3,5 млрд. грн. припали на вторую половину 2014 г., когда, по словам А. Яценюка, его правительством разрушалась коррупционная пирамида.

Николай Гордиенко утверждает, что его службой выявлены только отдельные факты коррупции. Он заявил: «По моим оценкам, если провести полную плановую ревизию, сумма коррупционных убытков достигнет десятков миллиардов гривен. Такие плановые проверки нужно начинать немедленно и проводить независимыми от правительства Яценюка аудиторами, иначе все факты коррупционных будут скрыты» (http://economics.unian.ua/finance/1065181-eks-golova-derjfininspektsiji-yakiy-zvinuvativ-chinovnikiv-u-koruptsiji-zayavlyae-pro-peresliduvannya.html).

Обвинения Николая Гордиенко имели детективное продолжение. Кабмин решил продемонстрировать решимость в борьбе с коррупцией и 25 марта пожертвовал двумя своими членами. Советник министра внутренних дел Антон Геращенко комментировал происходящее в Facebook в режиме реального времени: «Только что, на заседании Кабинета Министров Украины по приказу Министра МВД Арсена Авакова, за хищения средств в особо крупных размерах во время закупок горючего за явно завышенными ценами, был задержан начальник Государственной Службы по Чрезвычайным ситуациям Сергей Бочковский и его первый заместитель Василий Стоецкий.

Если коротко - топливо для работы спасателей ГосЧС, в том числе в зоне АТО, закупались по завышенным ценам у частных компаний "Югойл" и "Альянс".

15-20 % от завышения сумм за приобретение топлива по завышенным ценам в виде "откатов" перечислялись на счета Бочковского и Стоецкого на Кипре и на острове Джерси.

<…> Также Министр МВД Арсен Аваков огласил, что каждый месяц все начальники областных ГосЧС носили ежемесячно взятки руководству ГосЧС в размере, например: Винницкая область - 50 тысяч, Киевская - 100 тысяч, Днепропетровская - 150 тысяч.

Предложение Министра утвердить немедленное увольнение Бочковского, Стоецкого и всех начальников областных управлений ГосЧС было немедленно удовлетворено Кабинетом Министров Украины единогласно! <…> Как сказал в своем выступлении Арсен Аваков - задержание высокопоставленных коррупционеров под телекамеры на заседании Кабинета Министров это не спектакль, а прививка всем кто еще не понял, что украинское общество больше не потерпит у власти коррупционеров!» 

Упреждающие заявления Антона Геращенко не возымели действия. Большинство внутренних и международных наблюдателей сошлись именно на показательном характере задержания. Политолог Владимир Фесенко сказал, что это демонстрация того, чего хочет население — картинки арестов и борьбы с коррупцией. «А то, что задержание произошло на заседании Кабмина — это уже попытка сыграть на имидж Премьер-министра и показать, что он борется с коррупцией. Рейтинги "Народного фронта" значительно упали, и надо их как-то спасать» .

После этого также показательно были вскрыты факты коррупции в киевском ГАИ (вновь нашли большие суммы налички и золотые слитки, однако главный гаишник бежал в Беларусь, а арестован был только его заместитель), прямо во время представления нового прокурора Донецкой области арестовали прокурора Краматорска Андрея Сухинина. Это все укладывалось в концепцию А. Яценюка, который заявлял, что борьба с коррупцией должна начинаться «Не посадками сельских голов и мелких чиновников»: «Это не борьба с коррупцией - это видимость». Борьба с коррупцией, по его словам, - это «посадки и аресты высокопоставленных чиновников, как это было сделано во время заседания Кабмина, во время служебных расследований по таможне, налоговой, финансовой инспекции, финансовой службе, как это сделано с зачистками по ключевых должностных лицах» .

Но Кабинет Министров и политсила Премьер-Министра вели борьбу не только на этом фронте. 4 апреля со своей должности был уволен Николай Гордиенко. «Я решил бороться за справедливость и это сделал публично. После моего первого публичного выступления Арсений Петрович устроил против меня политические репрессии, унизил мое честное имя. Сейчас меня преследуют, возбуждают против меня уголовные дела, следит за мной внешняя разведка», - сказал он .

Эти заявления имели под собой основание. Еще 27 марта 2015 г. и.о. начальника Департамента противодействия преступности в сфере экономики МВД Украины Игорь Купранец на открытом заседании коллегии своего министерства прямо говорил: «Негатив вызывает и поток критики со стороны бывшего руководителя Государственной финансовой инспекции. Зная, что Кабинетом Министров Украины проводятся проверки его деятельности, он занял позицию декларирования ничем неподтвержденных фактов и обвинения правительства» .

Арсений Яценюк неоднократно публично заявлял, что он – сторонник прозрачного и всестороннего расследования обвинений. Ряд депутатов Верховной Рады начали требовать создания Временной следственной комиссии (ВСК; украинская аббревиатура ТСК), даже блокировали трибуну парламента для реализации этого требования. Атмосферу на заседании комитета по противодействию коррупции и комитета по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности Верховной Рады, где обсуждался этот вопрос, в Facebook описал депутат Борислав Береза: «Народный фронт "костьми ложится" лишь бы не было ТСК. В дело идет все, что попало. И заявление о том, что Гордиенко коррупционер и хапуга, и что у нас война, и что это заговор Путина против Украины, и заявления представителей Минюста о том, что Яценюк няшка, а Гордиенко бяка. Некоторые депутаты от НФ не смогли запоминить вопрос который им поручили задать и читали с листа. Выглядит смешно и абсурдно. На заявление Генпрокуратуры о том, что есть подтверждение о хищениях 685 млн.гривен и уже возбуждены уголовные дела представитель Минюста сказала, что они в судах уже оспаривают результаты аудита. В самых честных и независимых судах Украины. Все делается лишь бы не была создана ТСК» .

Дело закончилось каким-то закулисным компромиссом, подобным другим компромиссам подобного рода в политическом пространстве Украины этого года. Создана не ВСК, а рабочая группа без надлежащих полномочий для подобного расследования. Проблема загоняется вглубь, а не решается. В электронных СМИ сообщалось: «Во вторник 14 апреля 2015г. народные депутаты Верховной Рады с четвертого раза поддержала протокольное поручение председателя парламента Владимира Гройсмана о создании рабочей группы на базе комитетов по вопросам противодействия и борьбы с коррупцией и по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности по проверке обнародованных в СМИ фактов возможных злоупотреблений в государственном секторе экономики, согласно данным Госфининспекции, а также на государственных предприятиях».

Эта рабочая группа должна представить результаты расследования обнародованных фактов и фактов злоупотреблений в государственном секторе до 7 мая.

Конечно, реальность в Украине не такая однозначная. В её политическом пространстве действует пока не только «Народный фронт». 14 октября прошлого года парламентом приняты законы Украины "О предотвращении коррупции" и "О Национальном антикоррупционном бюро Украины", которые направлены на реформирование отечественной системы борьбы с коррупцией и определяют уполномоченных на это субъектов. На настоящий момент своим решением Президент Украины Петр Порошенко утвердил главу Антикоррупционного бюро 35-летнего Артема Ситника. Хотя выбор Президента несколько озадачил независимых наблюдателей, но будущее покажет, насколько он был оправданным.

Пока есть все основания сказать, что правящий класс Украины использует лозунг борьбы с коррупцией в манипулятивных целях. С одной стороны, так надеются привлечь электорат во время выборов. И это, увы, срабатывает. К тому же, это позволяет отвлечь внимание от одной группы правящего класса и перенести его на другую, обвиняемую в мошенничестве и прочих грехах. Во-вторых, этим пытаются завоевать симпатии зарубежных партнеров (МВФ, международных банков, правительств зарубежных стран, инвесторов). В принципе, такая тактика до этого времени тоже срабатывала. При этом она выявилась долговременно успешной. Понятно, что это закрепляет ее в практиках правящего класса страны.

Манипуляции общественным сознанием при помощи борьбы с коррупцией базируются на одном стереотипном ходе мышления, который позволяет незаметно производить подмену понятий. Имею в виду рассмотрение коррупции исключительно как индивидуальной или групповой формы криминального девиантного поведения. В этом случае коррупция – это серия случаев девиаций, когда хапуги в одиночку или группами обирают обывателей.

Реально в Украине в термине «коррупция» отождествляют два явления. Одно из них соответствует тому рисковому типу криминального поведения чиновников, которое я описал выше. С этим явление сталкивается большинство рядовых граждан Украины. Оно определяется через другой термин – «взятка». Согласно исследованиям Transparency International, около 60% граждан нашей страны дают взятки и считают это вполне приемлемым способом решения своих личных проблем. Как выразился относительно этой ситуации социальный психолог Евгений Антонов, коррупция сопровождает нашего гражданина «от рождения до смерти» (Чому вони так тирять? // Експрес. – 26 березня – 2 квітня 2015 р. – С. 9). Для рядовых граждан взятка – это неприятный эпизод в их биографии. Примерно, как поход к зубному врачу. Но то, что эта практика, пронизала все общество, невозможно объяснить только такими обстоятельствами, как испорченность человеческой природы, заставляющая эгоистически искать неправовыми путями выгоду.

Другое явление системно встроено в самом общественный строй, который сложился в нашей стране. Это - извлечение административной ренты группами людей, фактически приватизирующих государственный аппарат на какое-то время. Чиновники, возглавляющие те или иные структурные подразделения государственных структур, получают возможность перенаправлять финансовые и прочие ресурсные потоки в своих личных интересах. Они это делают не путем получения случай от случая конвертов с деньгами от «благодарных» клиентов. Это осуществляется с помощью системы легальных фирм, которые якобы оказывают какие-то услуги. Но фактически так осуществляются разнообразные «откаты».

Я уже многократно писал, что в нашей стране сложился «мульковый капитализм», в котором власть обеспечивает собственность, а собственность есть предпосылка власти. В силу этого высокие государственные посты становятся очень доходными предприятиями. Их занятие обеспечивает ливень выигранных тендеров для соответствующих фирм, участие нужных предприятий в государственных программах и т.д.

Превращение административной ренты в самый прибыльный бизнес в стране изменили и взяточничество как явление. Взятки становятся принудительным явлением для сотрудников многих государственных органов. Это уже не является их личным решением. Система выстраивается так, что формируется коррупционная пирамида и вышестоящие требуют ежедневную мзду от нижестоящих.

Со всей определенностью следует сказать, что если борьбу с коррупцией сориентировать исключительно на взяточничество, то дело закончиться серией показательных арестов. Возможно кто- то из высоких чиновников даже будет посажен. Но затем система возьмет свое. Коррупционные действия просто станут дороже.

Если Антикоррупционное бюро будет сориентировано на подобную концепцию, то его 700 будущих сотрудников просто не смогут осуществить серьезных системных изменений. К тому же может получиться так, что само это учреждение станет объектом подозрений, а затем и обвинений. Останется только создавать орган, который будет контролировать Антикоррупционное бюро. И так до бесконечности, ибо социальная система адаптирует под себя все инородные элементы.

Начинать необходимо с борьбы с административной рентой. Она фактически является вторым налогом, которым обложена украинская экономика. Её ослабление, а в тенденции и ликвидация, сама по себе будет стимулировать экономическую жизнь. Начать можно с ликвидации многих разрешительных процедур, от которых сейчас страдает бизнес. Однако только этим ограничиться нельзя. Необходимо изменение самой концепции власти. Не может быть эффективным государственный аппарат, состоящий из чиновников, функции которых четко не определены, а зарплата не обеспечивает достойного существования.

Одним из стереотипных мыслей власти является сокращение государственного аппарата. В Украине в нем занято около 300 тыс чел (0,6% населения), что соответствует европейским стандартам. Вопрос в неадекватном потребностям страны менеджменте.  Только когда станут решаться эти вопросы, можно надеяться и на решение вопроса коррупции.

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор,  специально для "ОстроВа". (Окончание следует)

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: