Суббота, 22 сентября 2018, 12:461537609565 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Евромайдан в Киеве разогнан «Беркутом». Коммунальщики грузят в машины ошметки вещей и смывают кровь в мостовой. Часть протестующих забаррикадировалась в Михайловском монастыре. Такие кадры показывает телевидение. Их множит интернет.

На Майдане пролилась кровь…

Похоже, что власть решила помочь оппозиции новой кровью, создав мучеников Майдана. На этом фоне даже идейные банкроты будут факты насилия использовать для сплочения своих сторонников. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять: завтра или послезавтра оппозиция выведет на улицы сотни тысяч людей.

Создание оппозицией штаба национального сопротивления и призывы к общенациональной забастовке – только первые тому подтверждения.

Если будет запущен маховик силового противостояния, то логика начнет толкать Виктора Януковича на применение насилия во все более широком масштабе. И если развитие событий пойдет по этому сценарию, то оппозиционным лидерам останется, в свою очередь, во все более широких масштабах мобилизовать своих сторонников и апеллировать к мировому сообществу. Мировое сообщество откликнется санкциями. Возможно отпадение от центральной власти целых западных регионов. Пример Равы-Русской, обратившейся устами своего мэра с просьбой принять отдельно взятую украинскую территориальную громаду в ЕС, был только слабым и почти что шуточным звоночком. В случае начала серьезного силового противостояния мы вполне можем увидеть и возрождение Галицкой ассамблеи и новый съезд в Северодонецке.

Хрупкая реальность

Нынешний кризис демонстрирует хрупкость украинской реальности.

Население регионально гетерогенной страны расколото ментально. Её лидеры в большинстве своем являются агентами иностранного влияния. В бедном и изъеденном коррупцией обществе несложно организовать любую провокацию: нанять протестующих и провокаторов, организовать поджоги машин, создать псевдолидеров для протестных движений.

Вместе с тем, в эти кризисные дни возникло некое подобие общенациональной дискуссии. Правда, её ростки пытались забит шумовыми эффектами как власть, так и политическая оппозиция.

На Майдан ходили и организованно, и просто по своему желанию, большими группами киевские студенты. Ходили не за деньги, а из желания каких-то пусть и смутных, но хороших перемен. Чувство бесперспективности давит на нашу молодежь с момента, когда она начинает осознавать факт своего бытия в социуме. И мне хотелось, чтобы студенты услышали не истошные вопли попсовых певцов и политиков (что часто равнозначно), а на удивление мудрые слова Фридриха Ницше: «”Свобода“, - ревете вы все охотнее; но я разучился верить в «великие» события, как скоро вокруг них много рева и дыма. И поверь мне, друг, адский шум! Величайшие события – это не наши наиболее шумные, но наши наиболее тихие часы. Мир вращается не вокруг изобретателей нового шума, а вокруг изобретателей новых ценностей; неслышно вращается он».

Чуть наметившаяся дискуссия, к сожалению, пока не дошла до новых ценностей.

Очень часто в ней воспроизводились стереотипы мышления, возникшие за пределами Украины. Они были обусловлены геополитической борьбой консолидированного Запада и России за Украину. Колумнист английского журнала The Economist”, подписывающийся Карлом Великим (Charlemagne), выразил это так «Playing East against West». Эту фразу для объективности следовало бы продолжить «and playing West against East». Но автор, в целом стремящийся к объективности, увы, не продолжил.Александр Мотыль из США аргументировал, что союз с Россией обречет Украину на отсталость и зависимость. Западные стереотипы с завидным упорством повторяли вожди украинской оппозиции. Эти аргументы были восприняты и частью населения. С экрана телевизора можно было видеть львовских бабушек, которые выражали надежду, что Евросоюз откроет перспективу человеческой жизни, если и не перед ними, то перед их детьми и внуками. Они обычно заканчивали, что Европа – это благосостояние и торжество законов.

«Мифологема Европейского Союза»

В украинском контексте западные аргументы приобрели новые смыслы. Не разбирающиеся в тонкостях договора об ассоциации, возможно, путая его с членством в ЕС, люди выплескивали накопившееся недовольство властью. Наверное, недовольство – слишком мягкое слово. Но не хочу пока прибегать к резким оценочным понятиям. Недовольство тем, что жизнь большинства людей не улучшается, что обещанных масштабных реформ так и нет, что всю общественную ткань пронизала коррупция, а разрыв между богатыми и бедными только увеличивается. На этой почве и расцвела мифологема Европейского Союза, как главная составляющая мифологии нынешних протестов. Европа в этом контексте мыслилась как чистая земля, цель исхода украинцев. Вот только сама Украина в таком случае воспринималась как земля проклятых, откуда нужно как можно быстрее бежать. Понятно, что развитию созидательной энергии такая мифология никак не может способствовать. Ожидание же немедленного счастья способно только сформировать еще одну историческую травму в уже и так оглушенном национальном сознании.

Российская сторона в лице Сергея Глазьева пользовалась экономическими аргументами. Этот экономист и политик доказывал, что договор об ассоциации противоречит экономическим интересам Украины и был уверен, что никакого подписания не будет. Правда, научные выкладки российская сторона подкрепляла различными формами давления. Восток Украины увидел многокилометровые очереди из фур на пограничных пропусках, прочувствовал всю прелесть остановок предприятий. В Луганской области экспорт в Российскую Федерацию упал наполовину. Но пророссийская околополитическая тусовка чаще запугивала население угрозой гомосексуализма, рассадником коего, с их точки зрения, является ЕС.

Излишне говорить, что все названные мифологемы далеки от реальности.

Европе самой трудно разобраться со своими ценностями и проблемами. Единая европейская идентичность не сформировалась, что сказывается на действенности демократических механизмов. Толерантность, часто понимаемая как вседозволенность, делает Европу бессильной в конфликтных столкновениях с представителями других цивилизационных систем. Это дало повод Юлии Латыниной, пусть во многом и несправедливо поиздеваться над ценностными сдвигами в Европе. Европейская действительность противоречива, как и жизнь любого другого общества.

С одной стороны, идеал гармоничного «концерта народов», отсутствия войн, свободного перемещения людей, товаров и капиталов частично воплощен в реальность. К этому следует добавить личную свободу, свободу слова, социальную защищенность и т.д. В этом смысле Европейский Союз был одним из самых привлекательных интеграционных проектов за всю человеческую историю. Поэтому считаю несправедливым его осмеивание или иное предвзятое пренебрежительное отношение. Но в процессе расширения этого объединения оно начало воспроизводить у себя изнутри разделение мировой капиталистической системы на центр, полупериферию и периферию. Это – не просто географическое разделение, но и характеристика неравенства между странами, вгодящими в Евросоюз. В привилегированном положении оказываются старые центры капиталистического накопления, которые стягивают на себя ренту со всего ЕС. И поэтому есть существенная разница между Болгарией и Румынией и Германией, Францией или Великобританией. Украина, в случае гипотетического вступления в ЕС, скорее всего пополнила бы список неудачников. В ЕС действуют механизмы, нацеленные на исправление последствий действия объективных законов капиталистической системы. Через различные фонды осуществляется перераспределение средств для различных проектов развития.

ЕС- «земля обетованная»?

И здесь уже все зависит от элитных групп стран, входящих в ЕС. Из новых членов Европейского Союза лучше всего отстаивает свои интересы Польша.

В других странах положение похуже. Скажем, Венгрия получала значительные денежные вливания из разных европейских фонтов, но утратила перспективные отрасли промышленности и сельского хозяйства. Кстати, аграрная отрасль одна из наиболее централизованных в Евросоюзе. Поэтому, когда едешь по Венгрии, то видишь только поля с кукурузой и подсолнечником. И страна уже массово не экспортирует свои когда-то знаменитые консервированные помидоры и огурцы. Их венгры в основном выращивают для личного употребления. Мне приходилось беседовать с жителями Будапешта на эту тему. Одна собеседница сказала, что для ЕС Венгрия интересна только как рынок. А пожилой венгр, торгующий сувенирами, предостерегал: «Вы думайте, как ставить крестик, когда возникнет вопрос о вступлении в Евросоюз. Мы поторопились». Да что Венгрия! Италия по воле Брюсселя в основном ест испанские помидоры. Руководство Украины не может не знать об этой особенности экономической регуляции в ЕС. Как же они в этом случае мечтают видеть страну великой аграрной державой?

Бюрократизация, нерегулируемая миграция из бедных стран в богатые, финансовый кризис, отсутствие стратегического видения будущего ЕС отталкивает от этого объединения некоторые европейские народы. Скажем, по состоянию на сентябрь 2013 года в Норвегии, которая остается за пределами ЕС, за вхождение в это политическое объединение высказываются лишь 19,2% опрошенных жителей. Граждане одной из наиболее богатых европейских стран – Швейцарии - тоже проваливали на референдуме вступление в Евросоюз. При этом Швейцария входит в Шенгенскую зону и теснейшим образом интегрирована в экономическую жизнь Европы, фактически являясь одним из центров мировой капиталистической системы. Между тем, некоторые члены ЕС в Шенгенское соглашение не входят.

Россия как «комплекс» украинской интеллигенции

Наша оппозиция явно демонизирует современную Россию и её президента Владимира Путина. Некоторые украинские публицисты упорно доказывают, что русские даже не славяне, а финно-угры. Не буду вдаваться в гиблую тему, что плохого в том, что в формировании современных русских участвовали финские племена. Сейчас это подается как некое открытие, хотя это было известно и старым русским и советским историкам. Но в нынешнем контексте такие изыскания работают на разрыв цивилизационной общности восточных славян. Конечно, современная Российская Федерация – не мировой светоч демократии, но и не Мордор.

России удалось удержаться на полупериферии мировой капиталистической системы. Именно Владимиру Путину во многом принадлежит заслуга приостановки сползания на глубокую периферию, тенденции к чему были весьма определенными во время правления Бориса Ельцина. Но в России стабильность обманчивая. Здесь тоже нет стратегического видения собственного будущего. Дальше разговоров о модернизации дело не пошло. Нет внутренних стимулов для перспективных изменений. Поэтому, правящий класс страны и не может отойти от газовой и нефтяной труб. При этом он страдает глубокими фантомными болями и продуцирует проекты интеграционных объединений для постсоветского пространства, где изначально не предполагается равенства участников. Из-за этого все они оказываются обреченными на крах. Но российское общество вовсе не умерло, не придавлено государством, не стало исключительно обществом рабов, о чем неустанно твердят и на Западе и у нас. Я бывал на конференциях российских социологов и могу ответственно сказать, что они критикуют свою власть иногда острее, чем мы. Я ездил в русских поездах и это дает мне основания утверждать, что русский народ остается свободолюбивым и рассудительным. Поэтому демонизацию России я не могу воспринимать иначе как элемент информационной войны, которая принесет вред и Украине, и всему человечеству в целом.

Реальная политика требует отказа от подобных мифов. Украинцы не должны становиться на сторону одной или другой группы иностранного влияния, а руководствоваться своими национальными интересами. И здесь недостаточно прокричать «Слава Украине!». Когда я слышу подобные крики, то вспоминаю сцену из фильма режиссера Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен». В заключительной сцене главный герой поднимается по веревочной лестнице, чтобы повторить свой полет на Луну верхом на пушечном ядре. Его возлюбленная кричит: «Я люблю тебя!». Мюнхгаузен-Янковский морщится и с досадой произносит: «Не то!». И она с отчаянием выкрикивает: «Они тебе подсыпали отсыревший порох!». «Вот!», - с облегчением выдыхает барон. Вот и нам нужно не кричать о любви к стране, а понять, кто же подсыпал в её орудие отсыревший порох и что с этим делать.

И власть, и оппозиция не должны перейти за «красную линию»

Начну разматывать проблемы от сиюминутных до долговременных и сущностных для нашей страны. Сегодня Украина живет разгоном евромайдана. Это деяния необходимо осудить и те, кто отдал соответствующее распоряжение, должны быть наказаны. Дело не в том, что государство не должно применять силу. Государство, неспособное защищаться, ничего не стоит. Но сила должна применяться исключительно по закону. Обращения коммунальщиков славного города Киева не являются законным основанием для силового прекращения протестной акции. Таким основанием могло стать только решение суда. Первоначально с ним должны были быть ознакомлены протестующие, они должны получить время для сборов. Только после истечения отпущенного времени против сопротивляющихся можно применить силу.

Осуждение силовой акции не должно накладываться на оценку произошедшего в Вильнюсе. Лично я считаю, что Украина в нынешней ситуации не должна была подписывать договор об ассоциации с ЕС. Последствия этого были бы губительными для большей половины страны. Это не означает, что мы никогда не должны подписывать такого договора. Такие решения должны принимать исключительно на основе национальных интересов. Сейчас некоторые перспективные производства в Украине являются конкурентами соответствующих европейских производств. Скажем, Евросоюз борется за рынки сбыта своих Airbus. Зачем им наши АНы? Украине нужно формировать на базе наиболее перспективных заводов транснациональные корпорации (ТНК) и совершать внешнэкономическую экспансию. Когда такие ТНК будут крепкими, а их головные офисы будут находиться в Киеве, Харькове, Львове, Донецке, Луганске, то можно смело вступать в Европейский Союз. Когда вожди оппозиции говорят, что наш Президент торговался с ЕС и им за это стыдно, так кА Европа – это не рынок, я их не понимаю. В данном случае речь как раз и шла только о рынке и торг здесь вполне уместен. Жаль только, что своей силовой акцией власть понизила свои ставки в этом торге, который будет продолжаться и в дальнейшем.

Общественность должна быть проинформирована, кто безответственно педалировал подписание договора об ассоциации, не учитывая реальные обстоятельства. Обязательно необходим разбор полетов.

Каждый кризис предполагает то, что сейчас модно называть «перезагрузкой власти». В демократических условиях у органов власти, которые вначале «наклоняли» всю страну подчиниться неизбежности ассоциации, а потом с таким же жаром доказывали её вред, нет моральных прав дальше продолжать руководство страной. Это означает необходимость глубокого реформирования Кабинета Министров. Возможно, это будет жест символический, так как стратегические решения принимались в ближайшем окружении Президента, но очистительно необходимый. Николай Азаров и Игорь Прасолов должны понести наказание хотя бы за то, что не сопротивлялись решениям, которые внутренне не разделяли. К тому же, сейчас необходимо вносить коррективы в экономическую политику. Старый состав Кабмина просто морально это не сможет сделать эффективно.

Оппозиция заявляет о том, что будет добиваться импичмента Виктора Януковича. Президент по ныне действующей Конституции отвечает за внутреннюю и внешнюю политику и формально основная часть вины ложиться на него. В данной конкретной ситуации она ложится на него не только формально.

Но в реальной политике отстранение кого-то от власти производится только в интересах опять-таки кого-то. Высшая государственная власть пустоты не терпит. Кто из ныне действующих вождей оппозиции может стать лидером расколотой нации? Никто! Я не представляю никакую политическую силу и могу говорить только от имени самого себя. И вот с этих позиций я высказываюсь против возни с импичментом. Во-первых, он недостижим легитимными средствами, а против нелегитимных мы должны категорически сказать «Нет!». Не нужно погружать страну в хаос, нацеливаясь на президентские выборы 2015 года.

Я не могу стать в нынешнем противостоянии на сторону власти или на сторону оппозиции. Обе стороны мне, скажу так, не симпатичны. Думаю, что сейчас не я один в таком положении. Но граждане Украины должны следить и за властью, и за оппозицией, не давая им перейти красную линию. Нельзя разгонять без решения суда манифестантов, но нельзя и бить милиционеров железными прутами. Нельзя посягать на свободу слова, но нельзя и блокировать работу государственных органов. Наказание за такие деяния должно быть немедленным и неотвратимым.

Я прекрасно понимаю, что если мы не поддерживаем лидеров оппозиции, то тем самым продлеваем существование нынешнего политического режима. Но я считаю, что до 2015 года этот режим для страны лучше, чем развал, который может наступить вследствие нелегитимного свержения нынешней власти. К тому же нужно быть справедливым к ней. Далеко не все, что она делала, было плохо. Другое дело, что консервация нынешнего режима, будет означать для Украины застой и деградацию. Но для иной перспективы необходимо формировать широкое общественное движение с прицелом на 2015 год. В его рамках должна родиться новая программа развития страны.

Мыслить стратегически

Во-первых, преобразования в стране по своей направленности должны носить буржуазно-демократический характер с элементами государственного социализма.

Причина нашей неэффективности кроется в характере общественного строя, который сложился в нашей стране. Я когда-то предложил его называть «мульковым капитализмом», ориентируясь на понятие «мульк» арабского ученого Ибн-Хальдуна (1332 – 1406). У него он обозначал единство власти-собственности. В основе нашего общественного строя, который успел уже устоятся, тоже лежит непрерывной взаимный процесс обмена власти на собственность и собственности на власть с целью приобретения еще большей собственности и власти. Этот процесс обуславливает монополизацию экономики, слабую развитость малого и среднего бизнеса, невостребованность научно-технических инноваций. Но это только часть дела. Другой своей стороной названный обменный процесс превращает всех чиновников, как представителей политического класса, в рентополучателей. Они рассматривают свои должности как места, отданные им на кормление. Из-за этого наш малый, средний, а иногда и крупный бизнес оказывается под прессом двойного налогообложения. Причем, если государственные налоги различными ухищрениями можно «оптимизировать», то от бюрократических рентополучателей отделаться невозможно. Они высасываю живительные соки из экономики и пускают их на личное непроизводительное потребление. Отсюда так много дорогих машин на наших раздолбанных дорогах. Отсюда как грибы растут среди наших городов и весей чиновничьи домики, некоторые из которых больше смахивают на средневековые замки, чем на жилища скромных бютжетников. Пока наиболее прибыльной деятельностью в нашей стране будет рентоизвлечение она обречена на деградацию. И борьба с этим злом является задачей №1.

И отсюда вытекает вторая задача. Необходима глубокая демонополизация украинской экономики. Не должно быть такого положения, когда компании захватывают целые отрасли производства. Это ведет к произволу в ценообразовании. Впрочем, это банально и всем хорошо понятно.

В-третьих, для того, чтобы страна поднялась с периферии мировой капиталистической системы, куда ее общими усилиями затолкала ее же элита, необходимо сильное государство. Оно должно стать серьезным игроком в экономике. Нужно прекратить корыстную песню о том, что государственные предприятия всегда неэффективны. Такими их делает рентоориентированное поведение их директоров. Государственные компании должны работать в рыночных условиях и быть прибыльными. Именно они должны управлять стратегическими предприятиями, обеспечивая устойчивость всей экономической системы страны. В целом экономика Украины должна быть смешанной. Необходимо, чтобы в ней развивались разные формы собственности, включая коллективные предприятия и кооперативные объединения. Государство должно содействовать развитию малого и среднего бизнеса, даже координировать это развитие через разнообразные программы.

Что касается конкурирующих интеграционных объединений, то, может быть, для Украины выгодно существовать вне их и тесно с ними сотрудничать. Главное, чтобы её экономика была наиболее свободной среди соседей.

В-четвертых, необходимы серьезнейшие преобразования в сфере социально-трудовых отношений. Государство не должно выступать на стороне работодателей, а выполнять функцию третейского судьи в отношениях людей труда и работодателей. Должен быть положен конец теневой занятости. Любая работа должна выполняться только после заключения официального трудового договора и за оплату, которая не может быть ниже определенного предела. Для нормализации в сфере социально-трудовых отношений второе дыхание должны обрести профсоюзы, ибо распыленные люди труда бессильны против работодателей.

В-пятых, страна нуждается в серьезных политических преобразованиях. Пока наша государственная система похожа на огромную грибницу. На ней вырастают грибы, представляющие власть и оппозицию. Одни из них срезаются, но на их место вырастают такие же по качеству растения. Заменить один гриб другим без смены всей грибницы – это ничего не поменять. У нас сформировался отяжелевший, неповоротливый чиновничий аппарат, начиная от аппарата министерств до самых маленьких сельских советов. В нем гаснут все преобразовательные импульсы. Надежда здесь на развитие местного самоуправления, на расширение его финансовой базы, на развитие общественных организаций в каждом городе и в каждом селе.

В-шестых, страна нуждается в серьезной региональной политике. Для этого, возможно, в Верховной Раде целесообразно предусмотреть разделение на две палаты. Высшая из них и должна представлять регионы. Только после её одобрения должны вступать в действия законы. Если такие преобразования будут осуществляться (это возможно лишь в рамках конституционной реформы), то число депутатов не должно увеличиваться. В нижнюю палату они должны избираться от партий по открытым спискам, а в верхнюю – от областных советов. В политической системе нужно уменьшить вес института президентства. Нельзя, чтобы в расколотой стране слишком большая власть концентрировалась у одной личности. Страна нуждается в постоянном процессе диалога. Административная система на нынешнем этапе не должна предполагать ликвидацию или изменение границ областей, а передачу полномочий на их уровень и уровень местного самоуправления.

В-седьмых, приоритетной поддержкой должна пользоваться наука и образование. Финансирование научной деятельности нужно диверсифицировать. Значительная его часть может осуществляться на конкурсной основе через специально для этого созданные фонды. Но оно не должно опускаться ниже 3% от ВВП. Видимо, наука все больше будет перемещаться в университеты. Поэтому жизненно важной задачей становится автономия этих учебных заведений.

Естественно, это только общие контуры возможной программы преобразований. Но целостная программа может родиться как продукт коллективного разума. За все это и нужно бороться. В этом направлении нужно подталкивать власть.

Илья Кононов, Луганск, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: