Суббота, 15 августа 2020, 10:441597477467 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Луганский избирательный прецедент

Все дальше в прошлое уходят выборы в местные органы власти 31 октября 2010 года. Однако они продолжают привлекать внимание экспертного сообщества, как в Украине, так и за её пределами. Это связано с несколькими обстоятельствами, но самым очевидным является то, что местные выборы позволяют протестировать соотношение политических сил в стране между общенациональными выборами.  

Предвыборные настроения луганчан 

Выборам в органы местного самоуправления уделяют  большое внимание в любой стране.  

В Украине имело место еще одно обстоятельство: местные выборы должны были продемонстрировать отношение граждан к деятельности правящей группировки, представленной Партией регионов с точки зрения не формальных « 100 дней», превратившись в фактический всенародный плебисцит. Есть и третье обстоятельство, которое заставляет внимательно присмотреться к результатом местных выборов: данные выборы позволяют прозондировать отношения власти и общества, выяснить состояние общества на нынешний день.  

Украинское общество за годы независимости прошло сложный путь. Этот путь приводил и к возникновению расколов по линии Восток – Запад, и к попыткам их преодоления. Говорю о расколах во множественном числе, так как они охватывают целый спектр отношений от экономики до языков повседневного общения. На этом пути наше общество колебалось между полюсами авторитаризма и анархической демократии.  

Как оно прореагировало на новую властную конфигурацию, которая сложилась после того, как Президентом Украины стал Виктор Янукович? Способно ли украинское общество противостоять притеснениям свобод? Думаю, что самым важным был именно этот тест. 

«ОстроВ» совместно с общественной организацией Центр по изучению общественных процессов и проблем гуманизма и кафедрой философии и социологии Луганского национального университета им. Т. Шевченко за неделю до выборов провели вторую волну опроса в рамках исследовательского проекта «Луганск – 2010: местные выборы и городская громада». По понятным причинам мы не могли опубликовать результаты опроса перед выборами. Затем затянувшееся противостояние двух главных претендентов на кресло мэра г.Луганска  заставило нас повременить с обнародованием данных. К тому же эти данные перед нами самими поставили много вопросов. 

Итак, в соответствии со случайной выборкой нами было опрошено 671 человек. Погрешность выборки 3,9%. В выборочной совокупности было 59,6% женщин и 40,4% мужчин. Образовательный уровень опрошенных характеризовался следующими параметрами: высшее образование имели 36,2% респондентов; среднее специальное и незаконченное высшее - 36,1%; полное среднее – 19,8%; неполное среднее – 7,7%; начальное – 0,2%. Этнические характеристики выборочной совокупности были следующими: украинцы – 62,5%; русские – 35,4%; белорусы – 0,5%; татары – 0,2%; представители других этнических групп – 1,5%. 

Первое, что удивило - динамика в настроениях избирателей.  

При этом данная динамика в первую очередь касалась готовности голосовать за одного кандидата на пост городского головы – Спиридона Килинкарова. При этом рейтинг Сергея Кравченко практически не менялся. ( Как уже сообщал «ОстроВ», во время первого опроса за С. Кравченко готовы были проголосовать 21,5% опрошенных, а за С. Килинкарова – 7,4%. У Сергея Кравченко в начале избирательной кампании были лучшие шансы завоевать новых симпатиков на выборах. Так, при определенных условиях за него готовы были бы проголосовать 49,9% респондентов, а за Спиридона Килинкарова – 23,9%. Правда и людей, которые ни при каких условиях не хотели бы голосовать за него, у Сергея Кравченко было больше, чем у Спиридона Килинкарова (соответственно 29% и 9,7%). 

Однако за неделю перед выборами действующий мэр растерял все свои преимущества. Приведу данные в табличной форме.

Таблица 1.

Распределение ответов на вопрос «Если бы выборы головы Луганска состоялись в следующее воскресенье, то кому бы Вы отдали свой голос?»

варианты ответов

% от числа опрошенных

1

Авраменко Татьяна

0.1

2

Гуславский Владимир

3.4

3

Давыдов Сергей

2.1

4

Килинкаров Спиридон

23.4

5

Корсакова Любовь

0.1

6

Кравченко Сергей

25.6

7

Лиски Игорь

1.8

8

Песоцкий Николай

1.3

9

Пригеба Григорий

1.0

10

Стрелец-Картавская

0.1

11

Снегирев Дмитрий

0.1

12

Чекалов Александр

0.1

13

Шацкий Валерий

0.3

14

Против всех

20.7

15

нет ответа

19.5

 

Всего

100

Чем обусловлена такая переориентация избирателей?  

Как социолог я не имею данных для ответа на этот вопрос. Здесь необходимо новое исследование. Как наблюдатель избирательного процесса могу высказать несколько предположений. Очевидно, существенную роль сыграло обнародование компромата на ныне действующего мэра. При этом Сергей Кравченко вел себя крайне пассивно, не реагируя на складывающуюся ситуацию. Это было похоже на пассивное согласие со сказанным против него. Пассивность – это самое мягкое, что вообще можно сказать о его избирательной кампании. Невразумительные призывы, размещенные в центре города в лайтбоксах «строить Луганск вместе» вряд ли могли кого-то привлечь. Пуск троллейбусной линии на квартал Заречный перед самыми выборами вообще имел все признаки дурного политического вкуса. Линию эту ни шатко, ни валко строили много лет. Троллейбус мог бы появиться на Заречном и прошлой весной, и прошлым летом, но появился буквально перед 31 октября. Все это было похоже на подкуп избирателей за их же деньги. 

Спиридон Килинкаров вел избирательную кампанию наступательно. Его политтехнологии были нацелены на внушение луганчанам мысли, что именно он является реальной альтернативой действующему мэру. В штабе Килинкарова не гнушались тем, чтобы навязывать избирателям мысль, что глава луганских коммунистов – это и есть выбор самого народа. Они всю избирательную кампанию провели под лозунгом «Народный мэр». Так назывался псевдосоциологический опрос, который якобы показал перевес Спиридона Килинкарова над Сергеем Кравченко, которого по сути не существовало. А затем эти псевдорезультаты «социологического опроса» постоянно эксплуатировались. Бил-борды представляли кандидата не иначе как выбор народа. При этом для горожан секретом Полишинеля были фигуры денежных мешков, которые стояли за спиной руководителя луганских коммунистов, что луганчан  вовсе «не испугало». При  том, что, как свидетельствует практика, отечественные избиратели, как правило, не любят «неискренних кандидатов», ставящих приоритетом коммерческую прибыль. 

В данном конкретном случае данное правило не сработало. Спиридон Килинкаров превратился в главного соперника Сергея Кравченко. 

Следует обратить внимание на саму атмосферу избирательного процесса.

На избирателей оказывают воздействие преобладающие ожидания результатов выборов. Колеблющиеся, как правило, голосуют за того кандидата, на сторону которого склоняется большинство. Мы ставили вопрос о подобных ожиданиях. Результат представлю в следующей таблице.

Таблица 2.

Распределение ответов на вопрос «Как Вы считаете, кто победит на выборах и станет очередным городским головой Луганска?»

варианты ответов

% от числа  опрошенных

1

Авраменко Татьяна

0.6

2

Гуславский Владимир

2.7

3

Давыдов Сергей

0.1

4

Килинкаров Спиридон

17.6

5

Кравченко Сергей

39.2

6

Лиски Игорь

0.9

7

Песоцкий Николай

1.0

8

Пригеба Григорий

0.6

9

Стрелец-Картавская

0.1

10

Чекалов Александр

0.1

11

Шацкий Валерий

0.1

12

против всех

0.9

13

нет ответа

35.9

 

Всего

100

 

Как видим, победы Сергея Кравченко ожидали большее число респондентов, в сравнении с тем, сколько собиралось голосовать за него. Оставлю без комментариев данный сюжет, так как сейчас не располагаю полной информацией о причинах таких настроений. Думаю, что они возникли вовсе не вследствие личной харизмы действующего городского головы.  

Следует рассмотреть динамику отношения избирателей к партиям. Для этого представлю данные двух опросов в одной таблице.

Таблица 3.

Распределение ответов на вопрос «Какую партию Вы поддержите при выборах в городской совет?»

варианты ответов

 

% от числа опрошенных

 

Первая волна

Вторая волна

1

Партия регионов

42,2

42.2

2

Союз Левых Сил

-

0.1

3

Коммунистическая партия Украины

9,2

18.9

4

Партия местного самоуправления

-

1.8

5

"Фронт Перемен"

1,4

1.3

6

Народно-трудовой союз Украины

-

0.7

7

ВО "Батьківщина"

1,1

1.0

8

Партия Зеленых Украины

-

0.3

9

Прогрессивная социалистическая партия Украины

0,3

0.3

10

"Новая Украина

-

0.1

11

"Реформы и Порядок"

-

0.1

12

Зеленая партия Украины

-

0.3

13

"Единый Центр"

-

0.1

14

"Сильная Украина"

2,7

3.6

15

Народная партия

-

0.1

16

ВО "Свобода"

0,5

0.6

17

Христианско-демократический союз

-

0.1

18

Социалистическая партия Украины

-

0.3

19

Партия пенсионеров Украины

-

0.1

20

Я против всех

-

16.8

21

Затруднились с ответом

40,2

10.7

 

Всего

 

100

         

К этой таблице необходимы пояснения. Прочерки в колонке, где представлены результаты первого опроса, свидетельствуют о том, что в анкете такой позиции не было. Но тогда 2,4% респондентов заявили, что выбирают другие партии, которые в анкете не были представлены. 

Как видим,  существенно рейтинг менялся только у одной политической силы – КПУ, чья поддержка выросла за месяц в два раза. Партия регионов сохраняла первенство в политических симпатиях луганчан, но уровень её поддержки не рос. Особенно показательно отношение избирателей к таким партиям как "Батьківщина" и «Сильная Украина». Последние фактически оказались маргинализированными за очень короткий период после последних президентских выборов. Рост симпатий к КПУ шел параллельно с ростом симпатий к С. Килинкарову. Если до этого часть избирателей, которые традиционно голосовали за коммунистов, во время парламентских и президентских выборов переориентировалась на Партию регионов, то во время местных выборов они вернулись в стан коммунистического электората. Это  в первую очередь объясняется разочарованием  в «регионалах».

Никто из социологов не смог заранее спрогнозировать низкую явку избирателей. В ходе наших опросов респонденты демонстрировали достаточно высокую готовность принять участие в выборах. Были все основания думать, что на избирательные участки придут около 60% луганских избирателей. Приведу в табличной форме результаты по первой и второй волнах исследования.

Таблица 4.

Распределение ответов на вопрос «Намерены ли Вы принять участие в выборах городского головы и депутатов городского совета Луганска 31 октября 2010 года?»

варианты ответов

% от числа опрошенных

 

Первая волна

Вторая волна

1

обязательно

40,1

51.7

2

скорее всего да

24,8

16.1

3

пока не определи(лась)лся

16,6

12.1

4

скорее всего нет

8,2

6.4

5

точно нет

8,7

13.6

6

нет ответа

1,5

0.1

 

Всего

100

100

Можно говорить, что перед выборами происходил нормальный процесс дифференциации избирателей. Уменьшалось количество неопределившихся со своими намерениями, о чем свидетельствует рост тех, кто решил обязательно голосовать, и тех, кто твердо решил не голосовать. Но оказалось, что эти решения не превратились в реальные действия в день голосования.

Некоторые итоги выборов в Луганске

В настоящий момент продолжается широкое обсуждение результатов выборов луганского городского головы. 

Это связано с их скандальностью. Победа Сергея Кравченко далеко за гранью статистической погрешности. Журналисты многозначительно определили эту победу через картежный термин «очко». ЛОО КИУ достаточно объективно заявило о выборах городского головы Луганска: «…События здесь развиваются таким образом, что легитимность их является сомнительной. Нарушения, в том числе противоречия в протоколах подсчета голосов на отдельных участках, несомненно, были. При разнице голосов между победителем и занявшим второе место в 21 голос, такие нарушения, безусловно, могли повлиять на результаты выборов. И факты, о которых заявляли наблюдатели одной из сторон, не были, по нашему мнению, надлежащим способом проверены ни одним государственным органом. Более того, их фактически замяли, прекратив проверку по решениям судов. В результате предусмотренные законом для подобного случая возможные процедуры пересчета голосов, признания результатов выборов на участках недействительными или назначения повторного голосования – не использовались. Вместо этого производились действия, которые можно было расценить как торг с «отступным» за отказ от защиты результатов голосования – коммунистам публично предлагали различные должности» (http://paralel-media.com.ua/pp28772.html). 

Можно только посочувствовать председателю Луганской городской избирательной комиссии Александру Фомбергу, который был вынужден заняться диалектическими упражнениями. В результате, как сообщал «ОстроВ»,  он озвучил такой вывод: «Такой маленький разрыв в 21 голос свидетельствует о демократичности выборов и жесткой конкуренции между кандидатами» .

Однако при явке избирателей чуть больше 40% от зарегистрированного числа и при набранных 32,6% от числа проголосовавших, признанность городского головы громадой выглядит весьма сомнительной. Ведь он избран абсолютным меньшинством луганчан, имеющих право голоса. Другое дело, почему они этим правом не воспользовались?

Следует обратить внимание и на то, что 10,9% луганчан, принявших участие в голосовании, не поддержали ни одного из кандидатов. 

В совокупности все это свидетельствует о том, что в Луганске среди политиков местного уровня нет людей, которые обладали бы большим личным авторитетом. Для большинства избирателей выборы стали подтверждением мнения, что они живут в одном мире, а руководители города – в другом. Тем самым на местном уровне подтвердилась общая схема восприятия политической реальности, которая сложилась после 1991 года.

В тени борьбы за кресло мэра остались выборы в городской совет Луганска. Однако их результаты заслуживают специального анализа. Как известно, в Луганский городской совет избрано 76 депутатов. По партийной принадлежности здесь преобладают представители Партии регионов (61 человек или 80,3%). На втором месте по численности фракция КПУ (10 человек или 13,2%). По 2 депутата имеют «Сильная Украина» и «Фронт перемен» и 1 депутат представляет УСДП. 

Следует отметить, что все коммунисты прошли в городской совет по партийным спискам. Из 38 депутатов, избранных по мажоритарных округам, 37 представляют Партию регионов. (http://gorod.lugansk.ua/engine/print.php?newsid=2051).

Не менее интересным является социальный состав городского совета. В нем в основном традиционно представлены бизнесмены, промышленники и руководители государственных учреждений разных уровней. Больше всего в составе Луганского городского совета VI созыва руководителей экономических структур (43,4%). Это и государственные и частные предприятия. На втором месте оказались руководители государственных организаций и их структурных подразделений (34,2%). Затем здесь представлены функционеры политических партий и руководители общественных организаций (7,9%). В составе горсовете три редактора СМИ, два пенсионера, один преподаватель университета, один помощник народного депутата, один помощник городского головы, один временно не работающий.

В городском совете преобладают мужчины (78,9% против 21,1% женщин). Состав городского совета в своем большинстве состоит из лиц, достигших 50 и больше лет (59,2%). Депутаты в возрасте от 30 до 50 лет составляют 38,2% от общего состава депутатского корпуса. Только двое депутатов, представляющих КПУ, не достигли еще тридцатилетнего возраста.

Таким образом, и нынешний состав Луганского городского совета будет представлять единство власти и бизнеса. Только эти две группы, являющиеся меньшинством в городе и в обществе, сформировали орган местного самоуправления в нашем городе. Большинство его граждан принадлежат к иным социальным группам, но их интересы в Луганском городском совете представлять некому. 

Мне могут возразить, что интересы людей наемного труда представляет КПУ. Реально выборы в Луганске показали, что КПУ левой партией не является. Она за долгие годы участия в политическом процессе превратилась в такой же коммерческий проект, как и все остальные партии, представленные в нашей городском совете.

Луганск в общеукраинском контексте

Выборы в Луганске в полной мере можно оценить только в общеукраинском контексте. Партия регионов была архитектором и прорабом прошедшего избирательного процесса. Она поставила своей целью выстроить здание государства, где все было бы подчинено принципу вертикали власти. Это, по устремлению, вертикаль, где все ветви власти действуют в унисон, а ритм задает партийная иерархия. 

Партии регионов формально удалось добиться больших успехов в достижении поставленных целей. Она достигла преобладания в местных советах 16 областей, распространив свое влияние на Центральную Украину. Даже в Галичине ПР попала в Ивано-Франковский областной совет (Корреспондент. – 5 ноября 2010 г. – С.29). На Востоке и Юге Украины регионалы имеют подавляющее влияние. Из 124 депутатов Луганского областного совета 106 представляют ПР. В Донецком областном совете фракция Партии регионов насчитывает 166 депутатов. Еще 9 депутатов представляют КПУ, 4 депутата – Сильную Украину и 1 депутат – Аграрную партию. Учитывая социальную принадлежность депутатского корпуса можно прогнозировать, что разногласий в среде депутатов по большинству вопросов не будет. Партхозактив будет стабильно работать в своих общих и частных интересах.

Временщикам можно радоваться. На короткое время они получили то, к чему стремились. И можно не сомневаться, что они выжмут из ситуации все возможное. Будут, прежде всего, делить собственность. Начнется приватизация земли, шахт. Политические победы будут капитализированы. Но для стратегически мыслящих политиков эти выборы дают совсем иной материал для размышлений.

Первый тревожный сигнал состоит в политической апатии избирателей. По всей стране явка избирателей не достигла 50%. Даже в Донецке к урнам пришло 48% избирателей. Апатия – симптом недовольства политикой, проводимой в стране после последних президентских выборов. Пока граждане против голосуют ногами.

Второй тревожный сигнал – вновь обозначившиеся признаки раскола страны по линии Запад – Восток. В Галичине значительного успеха добилась «Свобода». Здесь в областных советах преимущество получили те, кого Андрей Мыкытын метко назвал «контуженными революцией» (http://www.ostro.org/articles/article-132578). Это в своем большинстве молодые люди, нигде не работающие и не имеющие опыта работы. Пока Партии регионов выгодно иметь таких оппонентов. Это будет использоваться для мобилизации собственного электората, но это же будет постоянно раскалывать страну. В конечном итоге, выращивать подобных оппонентов для краткосрочных побед – рубить сук, на котором сидишь.

Третий тревожный сигнал – пустота избирательной риторики. В ходе избирательной кампании не артикулировались действительно важные общественные проблемы и не велся поиск путей их решения. Так, Партия регионов никак не реагировала на обозначившийся раскол в социальной базе нынешней власти. Имею в виду протесты части малого и среднего бизнеса против принятия Налогового кодекса. Казалось бы, выборы – подходящее время, чтобы смягчить назревшие противоречия. Но этим никто не занимался. КПУ манипулировала пустыми абстракциями. Никто не занимался проблемой людей наемного труда. Никто не выступил в защиту тех молодых людей, которые работают без оформления трудовых соглашений. Сотни тысяч юношей и девушек получают опыт социальной несправедливости на своем первом рабочем месте. Супермаркеты и другие заведения торговли превращаются в места сверхэксплуатации. Коммунисты также не видят здесь никакой проблемы. 

Четвертый тревожный сигнал – реакция мирового сообщества на выборы в Украине. Госдеп США устами помощника госсекретаря по делам Европы и Азии Филиппа Гордона заявил, что местные выборы в Украине не соответствовали демократическим стандартам. Немецкий ученый Андреас Умланд передает уже консолидированное мнение международных экспертов: «Все серьезные национальные и международные обозреватели пришли к согласию в том, что украинские региональные и местные выборы 31 октября были прискорбным шагом назад в политическом развитии этого молодого государства» (День. – 17 ноября 2010 г. – С.3).

Серьезные тревожные симптомы есть и во внутрипартийной жизни ПР. Часть её руководителей оказалась явно не подготовленной для серьезного стратегического планирования. Например, выборы в Луганске могли быть иными, если бы кандидатуру на пост мэра не определяли столь кулуарно. И здесь безусловный личный просчет следует отнести к Александру Ефремову. Можно много говорить и о постоянных противоречиях в этом рыхлом политическом образовании, скрепленном, прежде всего бизнес-интересами, каким является сегодняшняя ПР.

Для судьбы ПР во многом пророческими могут оказаться выборы в Луганске и Харькове. Луганский прецедент  свидетельствует о том, что ПР теряет поддержку в том регион, где она до этого имела самую большую поддержку. ПР, превратившись в партию власти, имеет все предпосылки повторить судьбу всех предшествующих партий власти в нашей стране, которые, пройдя цикл подъема и, казалось бы, добившись всей полноты власти,  в конце концов начинали клониться к неизбежному упадку. Хорошо бы, чтобы этот упадок в данном случае прошел без общественных потрясений.

 Илья Кононов, доктор социологических наук,  политический обозреватель  «ОстроВ»
 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: