Вверх

Шахтерские миллионы: Бровары-Шахтерск-Харбин-транзит

 Чем больше вникаешь в историю Государственной компании «Лугансклегинвест», тем больше возникает вопросов. Почему структура, которая обязана создавать рабочие места для уволенных шахтеров Луганщины, вкладывает деньги – государственные! – в Донецкую область? Почему она закупает обувь в Броварах Киевской области? Какие отношения связывают ее с Китаем?

Из кусочков информации, которые нам удалось добыть, вырисовывается очень любопытная картина.
 
Нет, шахтерские судьбы не интересовали куратора луганской реструктуризации Виктора Тихонова...
 
За стеной шахтерской надежды
 
«Реструктуризация» выбросила на улицу тысячи горняков. Шахта для Донбасса – судьба. Шахтер – слово святое. Поэтому, когда в Луганске нашлись люди, сказавшие, что они дадут угольщикам новую работу, – им поверили. Куратор программы создания рабочих мест, тогда первый заместитель губернатора, впоследствии председатель облсовета, а затем и нардеп Виктор Тихонов всегда подчеркивал, как он любит шахтеров.
 
– Я не понаслышке знаю, что такое гибель шахтера, так как большинство моих родственников – горняки, – сказал он однажды в приступе откровенности.
 
Какие родственники, он не уточнил. Основания сомневаться есть. Его жена – домохозяйка, сын – на руководящих должностях в луганском филиале «Укрэксимбанка», дочь – в «Райффайзен банк Аваль», зять служит в СБУ, остальные члены семьи тоже под землю вряд ли спускаются.
За красным словцом почти всегда прячется большая ложь.
 
«Мы создаем рабочие места!» Забота о шахтерских судьбах оказалась идеальной защитой от лишних вопросов. Поэтому о работе «Лугансклегинвеста» известно на Луганщине немного. Обычно статьи наших коллег не идут дальше 2005 года, когда трехдневный арест гендиректора предприятия подали бурлящему Донбассу как «политические репрессии». Упуская из виду, что уголовное дело № 37/04/9118 было возбуждено в июне 2004 года.
 
Речь в уголовном деле шла о деньгах Фонда общегосударственного социального страхования на случай безработицы. Кроме средств, которые закладывались в бюджет под «углереструктуризацию», создание новых рабочих мест для уволенных горняков финансировалось и из этого фонда. Так вот, эти деньги, а конкретно в 2003 году – 31 млн. 264 тыс. 400 гривен, совсем не обязательно должны были попасть в прорву «Лугансклегинвеста». То есть не должны были в принципе – это противоречит нормативным документам.
 
Областная госадминистрация тем не менее загнала деньги на счета именно этого предприятия. И потом по итогам конкурса бизнес-планов, к которому допустили только «нужные» фирмы (в СМИ был опубликован неполный список необходимых документов. Примерно такой же подход был годы спустя во время скандального концессионного конкурса по «Луганскводе»), договоры на создание новых рабочих мест заключал уже «Лугансклегинвест». Одна из фирм, которая получила бюджетные миллионы, была зарегистрирована за два дня до конкурса, другая – только спустя шесть дней после своей победы!
 
Самое удивительное, что схема не поменялась и в последующие годы, несмотря на возбужденное уголовное дело.
 
Цепочки посредников
 
В том 2003 году по 8 договорам «подрядчики» должны были создать 456 рабочих мест, однако работу получили лишь 126 бывших горняков. Так цена одного созданного (на самом ли деле? – тоже вопрос) рабочего места выросла с 68562 до 248130 гривен – в 3,5 раза. А деньги из Фонда соцстраха на случай безработицы продолжали идти. И история повторяется в следующем году – она описана в отчете Счетной палаты Украины за 2004 год:
«Луганская облгосадминистрация, в нарушение статьи 1 Закона Украины «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства» и разъяснений Минэкономики, определила в качестве заказчика работ по созданию новых рабочих мест для проведения закупок ГК «Лугансклегинвест», хотя как главный распорядитель средств должна была осуществлять эти обязанности самостоятельно», – говорится в отчете. Тут, правда, речь идет о меньшей сумме – 38,6 млн. гривен на две области – Луганскую и Донецкую. Но далее: «В соответствии с Актом взаимосверки, часть материалов этого дела, касающихся проверки, проведенной в Луганской области, приобщена к материалам уголовного дела № 37/04/9118, возбужденного 22.06.2004 г. прокуратурой Луганской области».
 
Специально обратим внимание: «помаранчевые репрессии» были уже после этой эпопеи.
Чем же закончилось расследование того громкого дела? Продолжается ли следствие? Ведь вопреки всему «Лугансклегинвест» продолжает свою «историю непокоренных».
 
Еще и в 2007 году за ним оставались функции посредника. Причем за то, что он выполнял работу областной госадминистрации по распределению денег Фонда соцстраха на случай безработицы и якобы контролировал, насколько законно тратят подрядчики полученные деньги, «Лугансклегинвест» получил в виде «оплаты» 1,2 миллиона гривен. Хотя эти деньги тоже должны были пойти на обустройство новых мест для бывших шахтеров.
 
«Какой именно контроль осуществляла ГК «Лугансклегинвест» за законным и целевым использованием предприятиями средств? Приводим пример, – пишет начальник отдела инспектирования в сфере социальной защиты населения Департамента контроля в сфере социальной защиты населения ГлавКРУ Украины Сергей Гончаров в издании «Финансовый контроль» (№2 (43) 2008). – Одним из предприятий, которое получало средства на создание новых рабочих мест в Луганской области, было общество с ограниченной ответственностью «Донбассугольинвест», которое добывает каменный уголь. Всего этому предприятию было выделено 6,2 млн. грн. для создания 101 нового рабочего места. За счет выделенных средств предприятие приобрело два проходческих комбайна российского производства стоимостью 4,2 млн. грн. И все было бы хорошо, если бы не одно «но»: реальная стоимость таких комбайнов оказалась на 1,5 млн. грн. меньшей. Искусственное завышение их стоимости было достигнуто путем привлечения к их купле ряда посреднических структур, взаимосвязанных с руководством ООО «Донбассугольинвест».
 
На то, что программы по трудоустройству сокращенных после закрытия шахт горняков не выполнены, отмечает Сергей Гончаров, повлияло также заключение договоров с фирмами, зарегистрированными буквально накануне получения денег. Были ли и эти материалы приобщены к уголовному делу № 37/04/9118?
 
Но сводить работу ГК «Лугансклегинвест» к банальному разбазариванию государственных денег было бы в корне неверно.
 
Обувной след
 
Магазин «Кохана» в центре Луганска, на площади Героев Великой Отечественной, 10, достался компании «Лугансклегинвест» бесплатно – в придачу к луганским швейным предприятиям. Как торгово-выставочный зал. Сейчас, когда швейные предприятия, обновленные за счет шахтерских денег, перепроданы иностранцам, выставлять, казалось бы, нечего. Но «Кохана» по-прежнему принадлежит этому предприятию.
 
«Здесь построили новую фабрику, на которой установлено оборудование, позволяющее использовать самые современные технологии, запущена линия по выпуску подростковой обуви, – читаем мы о частном обувном предприятии «Каман», что в Броварах, предместье Киева на сайте другой тамошней обувной фирмы. – Предприятие имеет широкую клиентуру, в числе которой (…) ГП «Лугансклегинвест».
 
И действительно, в «Коханой» (ее адрес указан на сайте ЧОП «Каман» в разделе «Наши магазины») продается броварская обувь. И как раз той самой фирмы «Каман», по словам продавцов-консультантов. Но позвольте – разве государственные деньги «Лугансклегинвест» получает, чтобы заниматься торговлей и поддерживать киевского производителя?
Ведь у нас в области есть серьезные обувные предприятия, которые работают по давальческим схемам на итальянцев. Та же Ровеньковская обувная фабрика шила обувь, уходящую на мировой рынок под знаменитой маркой «Кармен»! И ей «Лугансклегинвест» даже обещал помочь деньгами! В 2005 году Ровеньковский городской совет обсуждал инвестиционный проект на 12 миллионов гривен, который взялась проводить в жизнь (за государственный счет) ГК «Лугансклегинвест».
 
Денег ни в 2005-м, ни в 2006 году, ни позже не пришло. Догадываетесь, почему?
«Мы попали в жернова новой политики по отношению к «Лугансклегинвесту», – говорила директор Ровеньковской обувной Инна Исаенко в интервью газете «Ракурс». – К компании же буквально в очереди стояли предприятия легпрома. И вот дошла очередь до нас. Мы выиграли все конкурсы, какие только можно было выигрывать. Мы прошли все многочисленные утверждения и согласования в Киеве. И ничего из этого не вышло.
– Это был 2005 год?
– Да, 2005-й. Нам уже твердо пообещали выделить на техническое перевооружение, на создание новых рабочих мест 12 миллионов гривен. Нам они очень нужны».
 
 
 
Не было денег? Как же? Мы ведь знаем, что они шли все это время бурным потоком! Только доставались бюджетные миллионы совсем не тем, кому они «очень нужны», а тем, кто сумеет их «по-нужному» тратить.
 
Только ли посредники – из материалов ГлавКРУ за 2007 год – были связаны с должностными лицами ООО «Донбассугольинвест»? Не были ли эти последние связаны с группой «инвесторов в легкую промышленность» во главе с Виктором Тихоновым?
 
Территории приоритетного развития
 
Бровары… К сожалению, сейчас у нас нет возможности проверить, имеет ли отношение к своему поставщику обуви – частной фирме «Каман» – ГК «Лугансклегинвест» вместе с ее формальными и неформальными руководителями. Но такая гипотеза выглядит вполне естественной. Ведь вкладывал же «Лугансклегинвест» деньги в Донецкую область, так почему бы не загнать их и в Киевскую?
 
«Один из инвестиционных проектов общей стоимостью 3 млн.860 тыс.долларов США «Реконструкция производства и выпуска швейно-трикотажных изделий» реализуется с III квартала 2002 года по настоящее время. Проект финансируется за счет ГП «Лугансклегинвест». Фактически освоено 14,3 млн. грн. Закончено строительство производственного корпуса. Приобретено оборудование на сумму 8,1 млн. грн. Реализация данного инвестпроекта создает реальные возможности для трудоустройства 675 человек со средней заработной платой до 600 грн. Создание швейного производства позволит для города иметь еще одно бюджетнонаполняемое предприятие», – такое идиллическое описание мы находим на сайте «Интернет Донбасс».
 
Сомневаться смысла нет – еще на десятках сайтов, в том числе правительственных, мы встречаем: г. Шахтерск Донецкой области, ГК «Лугансклегинвест», швейное предприятие. И правда, почему не помочь дончанам 14 миллионами гривен? Ведь на Луганщине как раз в 2002 году были решены все проблемы по созданию рабочих мест для уволенных горняков!
Тут важно заметить, что, начиная с 1999 года, шахтерские регионы, которые пострадали от «реструктуризации», стали территориями приоритетного развития (ТПР). Поэтому фирмы, работающие там, получали целый букет налоговых и таможенных льгот. «К территориям приоритетного развития принадлежат в своих административно-территориальных границах города Брянка, Краснодон, Свердловск, Первомайск, Стаханов, Красный Луч, а также Антрацитовский, Кременский и Краснодонский районы Луганской области», – говорится в Законе «О специальном режиме инвестиционной деятельности на территориях приоритетного развития в Луганской области», который Президент Кучма подписал в июле 1999 года.
 
В аналогичном законе о Донецкой области (он подписан почти на полгода раньше) значится и г. Шахтерск.
 
Идея помочь льготами предприятиям, которые создают рабочие места для потерявших работу шахтеров, в принципе, верная. Но на практике все оказалось совсем не так, как в законах, постановлениях и распоряжениях. То есть льготы-то существовали, но получили их совсем не те, кто реально дал бы горнякам возможность зарабатывать на новом месте.
 
Нужно ли говорить, что недоношенные фирмы, которые получали миллионы государственных гривен от «Лугансклегинвеста» за неделю до регистрации, были зарегистрированы именно в этих льготных зонах?
 
«Восточные ворота Украины»?
 
От налога на прибыль эти фирмы-однодневки освобождались полностью на первых 3 года, половинную ставку они должны были начать оплачивать только с четвертого года (существовали ли они хотя бы 3 года?). Полностью не облагались налогами миллионы, полученные от «Лугансклегинвеста» по инвестиционным проектам. За землю все эти фирмы тоже не обязаны были платить в первые 5 лет.
 
Но самое интересное для инвестора, конечно же, – отсутствие таможенной пошлины на ввоз в ТПР! И – прицепом – то, что при ввозе определенных товаров не взыскивался налог на добавленную стоимость!
 
В документах Минэкономики Государственной налоговой администрации и таможенной службы, правда, уточняется, что от обложения ввозной пошлиной предприятия освобождаются только при ввозе в Украину «сировини, матеріалів, предметів, устаткування та обладнання (крім підакцизних товарів)». Если же на льготных условиях ввезено другое, то заплатить НДС и пошлину придется потом – плюс еще и пеню.
 
Но покажите мне на Луганщине таможенника или налоговика, которые стали бы проверять контейнеры из-за рубежа, – при условии, что грузы идут для предприятий под опекой самого председателя областного совета Виктора Тихонова. Если бы такой человек и нашелся, дни его в этих уважаемых структурах были бы недолги, это ясно каждому. По сути, с такой «крышей» можно было везти на территории приоритетного развития под видом «сировини, матеріалів, предметів, устаткування та обладнання» практически что угодно.
 
В этом свете совсем по-другому смотрится многолетняя дружба Луганской области с Китаем, куда неоднократно летали генеральный директор ГК «Лугансклегинвест» Юрий Иванов и его куратор Виктор Тихонов.
 
Причем, как сообщают информированные источники, не только в составе официальных делегаций от областной госадминистрации и областного совета.
 
Название китайского побратима Луганщины, провинции Хэйлунцзян, – на слуху. Обмен делегациями идет давно. Первые поездки, документы о которых можно найти на сайте областной госадминистрации, датированы 2000 годом. Однако Соглашение «О торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве между Луганской областью Украины и провинцией Хэйлунцзян Китайской Народной Республики» было подписано еще в 1994 году. (Примечательно, кстати, что на сайте Министерства торговли КНР в списке  городов и регионов-побратимов Хэйлунцзяна ни Луганск, ни Луганская область не значатся).
 
Практически единственным результатом многочисленных обменов делегациями стало обучение китайских студентов в луганских вузах, а также стажировка наших научных кадров в китайских. Сотрудничество в области промышленности – почти на нуле. Торговля? Тут, конечно, прогресс налицо: китайских товаров у нас становится больше год от года, хотя, казалось бы, куда еще? Дешевая и не очень (если под европейскими или американскими брэндами) одежда и обувь из Китая заполонила украинский рынок.
 
Между тем в отношениях Луганщины с КНР есть малоизвестные факты, которые могут поставить в тупик кого угодно.
 
Китайская головоломка
 
Люди, которые руководили областью со второй половины 90-х, привыкли громко трубить о самых малых своих достижениях. Часто даже о том, что они этих достижений только собираются добиться. Однако ни в одном документе, ни в одном сообщении вы не найдете упоминания о Бизнес-представительстве Луганской области в Пекине.
 
Об открытии этого Бизнес-представительства 7 марта 2001 года сообщает Министерство торговли КНР на англоязычной версии своего сайта. Событие носило более чем официальный характер: на церемонии выступал сам посол Украины в Китае Игорь Литвин. Почему же об этом промолчали все без исключения луганские СМИ?
 
«В своем выступлении Литвин заявил, что Украина будет принимать активное участие в экономическом развитии Китая в западной и северной частях», – пишут товарищи из Министерства торговли КНР на сайте.
 
В июне того же года компания «Лугансклегинвест» находит себе китайских поставщиков «сировини, матеріалів» – Харбинскую компанию по импорту и экспорту текстиля и одежды, а также Чхаодунськую шерстепрядильную фабрику. Но почему-то это произошло не с помощью Бизнес-представительства Луганской области, которое к тому моменту проработало уже около трех месяцев, а во время Украинско-китайской выставки-ярмарки в Луганске.
 
Криминала вроде бы никакого, упаси Боже, но вопросы есть. Учитывая репутацию компании «Лугансклегинвест», сильно подмоченную уголовными делами.
Если в деловых отношениях Луганщины с Китаем все чисто, то почему никто и никогда не упоминал о Бизнес-представительстве? Ведь открыть его без ведома руководства области попросту невозможно.
 
Каким образом Луганщина собиралась участвовать в подъеме китайской экономики «в западной и северной частях»?
 
И наконец – что же именно закупали подопечные Виктора Тихонова и Юрия Иванова у Харбинской компании по импорту и экспорту – текстиль или все же готовую одежду для нелегального и беспошлинного импорта через территории приоритетного развития?
 
Продолжение следует...
 
Виктор Вонохит,  «Молодогвардеец» 

 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: