Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

27 сентября между Азербайджаном, Арменией и непризнанной Нагорно-Карабахской республикой вспыхнуло крупное вооруженное столкновение.

Карабахский конфликт никогда не был замороженным, но серьезных боевых действий с жертвами после перемирия 1994 года между странами почти не случалось.

После четырехдневных боев в районе Карабаха в 2016 году, в июле 2020 эскалация произошла на армяно-азербайджанской границе недалеко от Грузии, но вспышка быстро затухла.

***

Село Талыш - одна из крайних северных точек Нагорного Карабаха. В марте 2016 года в нем проживало примерно полторы сотни семей. В апреле 2016 в Талыше не было уже никого, а само село лежало в руинах.

Расстояние от Талыша до азербайджанских позиций тогда сократилось от трех километров до примерно одного. В результате “четырехдневной войны” азербайджанская сторона продвинулась на нескольких участках, но отвоеванные километры стоили ей немало крови.

Де-факто власти непризнанной Нагорно-Карабахской республики - региона, населенного преимущественно армянами, который откололся от Азербайджана в начале 1990-х - вынуждены были оперативно переместить талышцев подальше от линии фронта.



Талыш в августе 2016. Фото Татьяны Асланян

С тех пор в течение трех лет село восстанавливали за средства богатой и влиятельной армянской диаспоры. В 2019 году в Талыш стали постепенно возвращаться жители. В сентябре 2020 года в нем проживало 49 или 50 семей.

В конце месяца их снова спешно эвакуировали. Боевые действия в районе Талыша возобновились с силой, намного превосходящей столкновения 2016 года.

В каком состоянии село сейчас, никто не знает.

Для тех местных жителей, кто родился до 1990 года, это бегство из Талыша стало уже третьим. Некоторые говорят, что в четвертый раз они туда не вернутся.

***

Джоджуг Марджанлы не показывает сервис Google Карты. Село восстановили на одном из тех клочков, что Азербайджану удалось отбить в апреле 2016. Из Маленького Марджанлы власти страны сделали большой постер: так будут выглядеть места, в которые вернутся наши вынужденные переселенцы.

В сентябре-октябре 2020 года Джоджуг Марджанлы попал в перечень населенных пунктов, пострадавших от обстрелов со стороны Армении.

***

Городок Тертер - ближайший к линии фронта со стороны Азербайджана. Окрестные села тоже пострадали от столкновений 2016 года. “Это было намного страшнее, намного страшнее”, - повторял мне в 2016 году один из местных жителей - единственный, кто мог сказать хотя бы несколько слов по-русски, - сравнивая события 1990-х и 2016 годов на этой территории.

Тертерский и соседний Геранбойский районы Азербайджана - одни из тех мест, где компактно расселили в казенных новостройках вынужденных переселенцев из Нагорного Карабаха и оккупированных районов Азербайджана вокруг бывшей НКАО, в том числе многострадальных ходжалинцев.

В сентябре-октябре 2020 года они приняли на себя основной удар со стороны вооруженных сил Армении и Карабаха. Больше других пострадал именно Тертер, от которого до армянских позиций - меньше шести километров.

***

Степанакерт - это бывший центр Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджана, ныне столица самопровозглашенного государства. Степанакерт расположен под горой, на которой с середины XVIII века стоит Шуша - красивый и уютный в былые времена маленький город, который азербайджанцы считают своей культурной столицей.

Из-за его расположения в начале 1990-х Степанакерт сильно пострадал от обстрелов из Шуши, которую удерживала азербайджанская сторона. Эти обстрелы до сих пор вспоминает каждый, кто пережил войну в административном центре взбунтовавшегося региона.

В сентябре-октябре 2020 года жители Степанакерта впервые после 1994 года ночуют в подвалах. Ни разу за 26 лет вялотекущей войны ни одна из сторон не посылала снаряды так далеко в тыл противника.

***

Война между Арменией и Азербайджаном не прекратилась после подписанного в 1994 года перемирия. Карабахский конфликт внесли в разряд “замороженных”, но как минимум одна из сторон не намерена позволить ему остыть.

Исторические травмы

Травма 1915 года прочно укоренилась в коллективной памяти армян.

Сегодняшняя Армения - это малая часть территории, которая составляет историческую Армению. Крупные армянские общины есть или до недавних пор еще были на Ближнем Востоке. Многие ключевые для истории и национального самосознания армян места находятся на территории Турции.

Многие армяне, сумевшие спастись от резни в Османской империи, нашли новый дом на территории империи Российской, которая вскоре стала Армянской ССР.

После Первой мировой войны и распада империй территориальные войны не обошли и южный Кавказ, но после кровавого 1918 столкновений между армянами и азербайджанцами не было аж до тех пор, пока не началась агония СССР.

Ни жизнь в смешанных общинах, ни даже многочисленные смешанные семьи и глубокое взаимопроникновение двух культур не мешали многим армянам воспринимать азербайджанцев как “турок”, которым резня 1915 года засчитывалась как первородный грех.

Советские власти были лояльны к культивированию памяти о резне: речь шла о капиталистической Турции, члене НАТО с 1952 года. Ереванский мемориальный комплекс Цицернакаберд, посвященный жертвам резни, которую часть стран признала геноцидом, появился еще в 1967.

Мощный армянский национализм подпитывался, прежде всего, памятью о жертвах геноцида. В 1980-е годы власти советского Азербайджана осознали опасность, которую он несет, прежде всего, в населенном преимущественно армянами Карабахе.

В качестве реакции они не придумали ничего лучше, чем попытаться продвинуть альтернативную и плохо скроенную историю региона, которая обосновывала бы историческое право на него не армян, а именно азербайджанцев.

Это никак не вдохновило слабо обеспокоенных национальными вопросами азербайджанцев, но зато раздраконило армянскую интеллигенцию и подпитало тем самым движение армян за отделение Карабаха.

Вардан Арутюнян, советский диссидент, вернулся в Армению из магаданской ссылки в 1988 году. “Это было невероятно. Когда я уезжал, здесь было советское болото. Я вернулся, поспал одну ночь, утром мне сказали: “Пойдем на митинг”, - рассказывал он мне в интервью. - Мы пришли, но это был даже не митинг… Никогда раньше я не видел здесь столько людей.

Это самая грустная часть моей биографии. Я и мои друзья говорили и писали, что не надо выступать за Карабах. Что если мы за Карабах, значит, будет война, потому что они же тоже за Карабах. Что нужно выступать за независимость. Что когда Армения и Азербайджан будут независимыми, мы, две независимых страны, будем обсуждать это между собой.”

Но советская пропаганда годами настаивала, что без России Армении не существовать, что без России Армению уничтожат турки, что азербайджанцы - те же турки и только того и ждут, чтобы русские отсюда ушли. До второй половины 1990 мы, сторонники независимости, проводили свои митинги отдельно от сторонников присоединения Карабаха. И наши митинги были маленькие. Когда в 1990 году все дозрели до независимости, было поздно, уже шла война.”

В конце февраля 1988 года в азербайджанском Сумгаите, промышленном городе на берегу Каспийского моря недалеко от Баку, произошел армянский погром.

Бывшие его свидетелями и спасавшие своих соседей от дикой толпы сумгаитцы, азербайджанцы и русские, до сих пор разводят руками, едва в силах объяснить, как подобное могло произойти в конце XX века в интернациональном советском обществе.

Вероятнее всего, бойню спровоцировали беженцы из сельских районов Армении, где уже начались атаки на азербайджанцев; из сумгаитцев к ним присоединились подонки, каких найдется вдоволь на окраинах любого индустриального центра.

После этого в обе страны потянулись потоки беженцев. Ни в Азербайджане, ни в Армении центральные власти оказались не в силах остановить волну гонений.

Для армян сумгаитские события стали точкой невозврата в еще только назревавшем противостоянии, ярким намеком на события 1915 года. Для армян Карабаха, куда стали также прибывать сумгаитцы, вопрос отделения от Азербайджана стал вопросом жизни и смерти в буквальном смысле.

Так получилось, что к тому моменту, когда растерянный и отчасти деморализованный Азербайджан был готов применить силу против своей бунтующей провинции, армяне уже имели сформированные боевые отряды и готовность отчаянно защищаться.

Но самое главное - что армяне уже имели консолидированную национальную элиту и идею национального государства, тогда как Азербайджан оставался глубоко советским.

Первая половина 1990-х годов в Баку - это бесконечные политические интриги в борьбе за власть, от которой страдала, в первую очередь, слабая, едва сформировавшаяся национальная армия.

Только к моменту унизительного поражения Азербайджана, когда под контролем армянской стороны оказался не только Нагорный Карабах, но и обезлюдевшие азербайджанские территории вокруг него, к власти вернулся опытный и сильный лидер, бывший советский чиновник Гейдар Алиев.

Томас де Ваал в книге “Черный сад” - лучшей до сих пор работе о карабахском конфликте - предполагал, что Гейдар Алиев был готов на компромисс с Арменией ради окончательного прекращения войны, но столкнулся с непреодолимым противодействием в Баку.

К моменту смерти Алиева-старшего в 2003 году конфликт уже пустил метастазы во все сферы азербайджанского и армянского обществ, но прогрессировать по-настоящему эта болезнь начала при его сыне Ильхаме Алиеве.

Власть перешла к Алиеву-младшему фактически по наследству, и он как будто ощущает за собой некоторый недостаток легитимности. Именно при Ильхаме, а не Гейдаре Алиеве, бывшем высокопоставленном сотруднике КГБ СССР, местный режим начал становиться по-настоящему диктаторским.

Окончательный разгром политической оппозиции, гражданского общества и независимых медиа, коррумпирование местных и западных чиновников и всепроникающая токсичная пропаганда, основанная на противостоянии с Арменией, - все это "достижения" нынешнего президента Азербайджана.

Огромное количество беженцев и вынужденных переселенцев остаются до сих пор неустроенными в обеих странах. Но если правительства Армении стараются эту проблему попросту игнорировать, власти Азербайджана, напротив, используют ее на всех политических уровнях.

Как резня 1915 года для армян, утрата Карабаха - это историческая травма азербайджанцев.

Правительству внутренне перемещенные лица нужны во внешней политике, чтобы позиционировать Азербайджан как жертву Армении. Это дает служителям режима возможность переводить тему с систематического нарушения ими прав человека.

Во внутренней же политике вынужденные переселенцы - это живые напоминания об утраченном Карабахе, которые должны поддерживать в азербайджанском обществе реваншистские настроения.

ВПЛ сознательно не интегрируют в коренные сообщества - во многих местах они живут в отдельных домах и учатся в отдельных школах. Многие говорят, что до сих пор ждут возможности вернуться в родные места, но сложно оценить, насколько они искренни.



Городок для вынужденных переселенцев недалеко от Баку

Есть те, кто, даже не будучи сторонниками режима, говорили мне, что готовы снова воевать - не от ненависти к армянам, а от усталости: что еще остается, когда безрезультатные переговоры длятся четверть века?

Хотя официальная пропаганда повторяла мантру о разрешении конфликта мирным путем, Баку любил побряцать оружием. Идея войны за возвращение территорий популярна в азербайджанском обществе.

Даже те азербайджанцы, которые не бывали в Карабахе и не имеют семейных связей с ним, рассказывают о своей тоске по нему как по потерянному раю.

Карабахский динамит

Армения смогла отбить Нагорный Карабах у Азербайджана, но не решилась включить регион в свой состав.

Турция, пассивно поддерживавшая в конфликте Азербайджан, в 1993 году наказала Армению закрытием совместной границы.

Вся продолжительная армяно-азербайджанская граница превратилась в линию фронта.

Из-за конфликта соседней Грузии с Россией и проблем с местным армянским меньшинством, из союзников в регионе у Армении остались только РФ и Иран.

И Азербайджан, и Армения культивировали очень странные и неоднозначные геополитические связи. Сегодня аналитики ломают голову, как они скажутся на снова разгоревшемся вооруженном противостоянии.

30 августа 2020 года Армения открыла посольство в Израиле. Месяц спустя Ереван решил отозвать своего посла из-за продажи Израилем оружия Азербайджану.

Армения не могла бы позволить себе таких демаршей по отношению к России, с которой тесно связана и экономически, и оборонно. Между тем, РФ продает оружие обеим сторонам и в конфликт пока, похоже, вмешиваться не собирается.

Зато в него уже ангажировалась Турция - которая тоже продает оружие Азербайджану. В последние дни в медиа распространялась информация о сирийских наемниках, завербованных и переброшенных в Азербайджан турками для охраны стратегических объектов.

Среди тех, кто озвучил эту информацию, был президент Франции. Можно спекулировать, чего хотел достичь этим заявлением Эммануэль Макрон: пристыдить ли уже утомившую лидеров ЕС Анкару или поддержать армян, которые имеют во Франции одну из самых мощных своих диаспор.

Даром Азербайджан годами работал над созданием во Франции благоприятной для себя политической атмосферы, прямо или косвенно подкупая местных чиновников.

Огромные деньги шли также на американских лоббистов. США действительно никогда не были излишне суровы по отношению к Азербайджану, чьи нефть и газ делали эту страну выгодным союзником в противостоянии с Россией.

Этого оказалось все же недостаточно, чтобы помешать Пентагону также сообщить о переброске в Азербайджан через Турцию наемников из Сирии.

Наконец, Грузия, которая оказалась меж двух огней, имея крупные армянское и азербайджанское меньшинства, компактно проживающие в приграничных районах. На днях грузинские пограничники попытались не пропустить машины с гуманитарной помощью и покрышками для укрепления окопов, которые отправили в Карабах местные армяне.

Хрупкий баланс сил на южном Кавказе никогда еще не был настолько хрупким, как в эти дни. Вмешайся в противостояние одна из сторон - вмешаются другие, и старый локальный конфликт перекинется на весь взрывоопасный Кавказ и затронет Ближний Восток и Россию.

Неизвестно, кто поджег фитиль у этого динамита, но заинтересован в конфликте скорее Баку, чем Ереван.

Экономическая и политическая ситуация в Азербайджане не может не вынуждать Ильхама Алиева нервничать.

Пандемия сбила цены на нефть, заморозила экономическую активность и породила массу недовольных карантинными мерами. Возможности правительства добиваться лояльности граждан кнутом и пряником поставлены под сомнение.

Военное положение с еще более жесткими, но понятными населению ограничениями - "Все для победы!" - неплохой способ и поддержать популярность, и выиграть время.

Правда, в какой-то мере это правило можно применить и к Армении.

При этом ни у одной из сторон нет того перевеса, который гарантировал бы успешное продвижение. Тем более - продвижение осенью и зимой в горном регионе.

Между тем, количество погибших в двух странах уже достигло трехзначных чисел, а продолжительность столкновений превзошла итог 2016 года.

Юлия Абибок, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: