Четверг, 20 сентября 2018, 16:351537450504 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Два дерзких, скорее всего - политических, убийства в Киеве не могли остаться без внимания западных редакций, однако нельзя сказать, что случившееся повергло кого-то в шок или растерянность. Если, как отмечалось в одной из посвященных произошедшему статей, украинская публика была к этому подготовлена, то точно так же к этому была подготовлена западная публика. За несколько последних месяцев при загадочных обстоятельствах один за другим погибли шесть других бывших представителей прошлой власти.

«Обстоятельства двух киевских убийств все еще запутаны, и не похоже, что полиция располагает главными уликами. Выдвинуты все предположения, от расправ со стороны националистических групп до сведения личных или политических счетов. Наличие в Украине радикальных группировок, намного менее значительных, чем заявляет Москва, - реальность, такая же, как и раздражение украинского общества из-за войны, которая, похоже, должна длиться долго. Быстрое распространение оружия в стране гарантирует его попадание к потенциально опасным группам. Но их члены довольствуются сейчас менее кровавыми действиями вроде бросания в мусорные баки бывших участников режима Януковича или тех чиновников, которых считают коррумпированными. Активность российских спецслужб в Украине также хорошо известна. В период украинской независимости они просочились в различные структуры безопасности страны - тенденция, которая еще усилилась во время президентства Виктора Януковича», - написали в Le Monde.

«Каким бы ни был источник произошедшего, обвинения в политических убийствах, которыми обмениваются россияне и украинцы, создают новое обострение. Украина, ряд восточных городов которой регулярно становятся сценами убийств, теперь поражена в самом сердце ее столицы. Смерти, произошедшие в среду и четверг, являются серьезным вызовом власти и без того непрочного государства. Ее способность проводить эффективное расследование будет тестом», - говорится также в статье французского издания.

Немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung отметила, что «обе версии - массовое устранение друзей России в Украине или скоординированные действия российских спецслужб для дискредитации европейской интеграции Украины - в бесчисленных вариантах циркулировали в четверг и пятницу в украинских электронных СМИ. Публика была уже определенным образом к этому подготовлена, поскольку тема не нова. В течение нескольких месяцев общественность занимали случаи смерти представителей свергнутого режима Януковича - примерно полдюжины бывших высоких региональных чиновников или руководителей государственных предприятий насильственно погибли с начала этого года. В большинстве случаев власти констатировали самоубийство. Все эти случаи были известны, однако до сих пор не добивались внимания президентов сразу двух государств. Общая картина была неоднородной, и то, что представители свергнутого клептократического режима могут прийти к жизненному кризису, когда они, как бывший мэр города Мелитополя Сергей Вальтер, после переворота попадают под суд, делает самоубийство не полностью невероятным. Смерти Олеся Бузины и Олега Калашникова имеют, однако, другое качество. Оба они определенно не покончили собой. Они были убиты, и оба они были явными противниками сегодняшнего украинского руководства».

«Оба главных тезиса - действия украинских ультранационалистов или скоординированная работа российских спецслужб, - не кажутся нелогичными по мотивам и предыстории, - продолжается ее статья. - С одной стороны, ультранационалисты, которые могли бы совершить эти действия, хотя, как видно по результатам последних выборов, и являются в Украине исчезающе малым меньшинством, существуют, и некоторые из них, радикализированные борьбой против российской интервенции на востоке страны, склоняются к насилию. Представители старого режима ощущали это все сильнее, например, когда во время избирательной кампании прошлого года их хватали и бросали в мусорные баки. С другой стороны, факт, что российские спецслужбы чрезвычайно активны в Украине».

«Обе версии, «националисты или российские спецслужбы», впрочем, не исключают друг друга. Политолог Владимир Фесенко ввел в игру этот тезис, получив после убийств e-mail какой-то сомнительной организации под названием «Украинская повстанческая армия» (название украинских партизанов-националистов периода Второй мировой войны). Отправители взяли на себя совершенные убийства и пригрозили дальнейшими преступлениями по отношению к «антиукраинским лицам». Относительно этого саморазоблачения, подлинность которого невыяснена, Фесенко написал, что убийцы, кем бы они ни были, могли управляться Москвой, сами того не зная. Если бы его теория подтвердилась, украинские ненавистники России оказались бы заодно с офицерами российских спецслужб».

«Это звучит парадоксально, но соответствует давно известному мотиву украинской политики: некогда представленному экспертом по правому экстремизму Антоном Шеховцовым тезису, что многие ультранационалистические организации страны являются так называемыми «проектами-чучелами» - искусственно созданными структурами, которые во времена бывших авторитарных президентов Януковича и Леонида Кучмы поддерживались режимом, чтобы дискредитировать проевропейскую оппозицию, например, «фашистскими демонстрациями». Шеховцов указал на соответствующие связи «Правого сектора», самой известной организации этого спектра, а также на то, что «фашистские убийцы» в Киеве дают вполне подходящие «чучела» для московской пропаганды, что не так уж и нелогично», - констатировали в FAZ.

Идеологическая война

Главное ощущение от прочтения последних западных публикаций об Украине - это ощущение все сильнее расшатываемой страны. Провокационными сочли западные журналисты принятые украинским парламентом антикоммунистические законы. В них заложена полная историческая реабилитация воевавшей с коммунистами (и сотрудничавших на протяжении нескольких лет войны с немецкими фашистами) ради независимости Украины Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии.

«После смены власти в Киеве в феврале 2014 года новое большинство в парламенте отменило спорный закон, касающийся языков, который разрешал, кроме прочего, использование в украинских органах власти русского языка. Это подействовало как пресловутая капля масла, добавленная в огонь. Пророссийские сепаратисты и их покровители использовали этот закон в качестве аргумента против правительства в Киеве. В итоге это привело к дальнейшему разделению общества на проукраинский и пророссийский лагеря. Подобное воздействие могут произвести три новых закона, которые в прошлый четверг (9 апреля) приняла Верховная Рада Украины», - написала польская Rzeczpospolita

Корреспондент британского The Guardian, иллюстрирует сложность поднятой проблемы описанием одной киевской улицы. «В Киеве советский памятник Второй мировой войне стоит в конце бульвара Шевченко, названного в честь поэта, сформулировавшего украинские язык и литературу как отличные от российских, - начинается эта статья. - Бульвар проходит памятники Михаилу Грушевскому, основателю недолго жившей Украинской Народной Республики в 1917 году, и Николаю Щорсу, воевавшему за большевиков против этой республики. Он заканчивается пустым постаментом, где стояла статуя Ленина до того, как быть сброшенной протестующими в конце 2013 года. За углом, где люди в камуфляже собирают пожертвования на украинскую «антитеррористическую операцию» на востоке, книжный магазин - часть российской сети - выставляет книгу о Степане Бандере, украинском националистическом лидере, который является для некоторых героем, но в глубоко укоренившейся советской и российской риторике он безусловный фашист и нацистский коллаборационист. Это в двух словах украинское путанное и противоречивое поминание истории. Когда страна борется за свое будущее в продолжающейся войне за возвращение отколовшихся регионов, ведется также война за возвращение ее прошлого».

Рассказывая о принятых законах, The Guardian отмечает, что «сторонники говорят, что законодательство, опирающееся на аналогичный опыт других постсоветских стран, как Польша и государства Прибалтики, должно было появиться давно, чтобы освободить Украину от болезненного прошлого и создать новую национальную идентичность, основанную на событиях, сокрытых или переписанных советским режимом. «Коммунистический тоталитарный режим был умышленно настроен на разрушение национальной идентичности, - говорит Владимир Вятрович, 37-летний историк и глава Украинского института национальной памяти, представлявший законы в парламенте. - Мысли многих людей тут до сих пор сформированы коммунистической пропагандой, и многие события прошлого рассматриваются исключительно через призму коммунистической пропаганды». Но другие обеспокоены, что законы будут и дальше разделять страну, заменяя одну официально одобренную версию истории другой. «Конечно, нам нужна история, чтобы сформировать современную национальную идентичность, - сказал в недавнем интервью Василий Расевич, старший научный сотрудник Института украинских студий во Львове и редактор интернет-журнала zaxid.net. - Но, к сожалению, украинская история настолько противоречива и конфронтационна, что не может выполнять консолидирующую функцию. Она не объединяет, она разделяет».

«Вятрович защищал положение, запрещающее публичное отрицание или неуважение к обстоятельствам борьбы за украинскую независимость, - говорится также в этой статье. - Называть публично тех, кто боролся, коллаборационистами, сказал он, «это способ раскола украинского общества». Но Расевич во Львове считает, что многие архивные свидетельства уже были уничтожены фанатичными исследователями одной или другой стороны исторических споров, и что законы будут пресекать любые критические взгляды на недавнюю историю Украины. «Все, что есть сейчас, - это пропагандистские концепты, - сказал он. - Идет идеологическая борьба».

«Там все еще более чем достаточно мужчин, желающих и способных воевать»

А еще была большая статья в New York Review of Books. Она о разделении, войне и перспективах ее участников. «Есть большая пропасть между тем, чего хотят лидеры каждой из сторон, и что достижимо, - отмечает, в частности, ее автор. - Для украинской стороны максимум и на сегодня недостижимая цель - отвоевать потерянные восточные территории. (Никто даже не говорит о Крыме, который, в той мере, в какой в этом заинтересована Россия, формально стал частью российского государства.) Что намного более реалистично, так это удержание Украиной границы для предотвращения дальнейших потерь, пока в течение следующих нескольких лет ее войска будут трансформироваться в намного более значительную боевую силу. Британские военные инструкторы уже в Украине, американские готовы прибыть в апреле, в то время как поставки американских военных автомобилей уже начались».

«Согласно двум соглашениям о перемирии, подписанным в Минске (второе - 12 февраля), два отколовшихся региона восточной Украины должны получить больший уровень автономии, чем другие части страны. Нужные для этого законы были приняты парламентом. Но если мы можем осторожно предположить, что повстанцы были вынуждены согласиться на это под давлением Путина, который определенно хотел избежать введения западными странами в отношении России новых экономических санкций, понятно, что повстанцы не намерены позволить своим регионам когда-либо снова стать действующими частями Украины. Андрей Пургин, один из самых влиятельных людей в Донецке и председатель его парламента, сказал мне, что это может случиться только тогда, когда Украина станет «другой страной». Иными словами, ее правительство должно быть настолько пророссийским, чтобы Украина стала сателлитом России».

«В краткосрочной перспективе, однако, лидеры повстанцев имеют свои срочные цели, - рассказывают в New York Review of Books. - Сейчас, когда они контролируют около трети территории двух своих восточных областей, они объявили, что самое малое, чего они хотят, это дойти до границ этих областей. Теоретически Донецкая и Луганская народные республики, или, если использовать их русские аббревиатуры, ДНР и ЛНР, предполагались быть объединенными в федеративное государство Новороссию, или «Новую Россию». В реальности помимо флага и в известной мере армии, проект остался на бумаге, как и территориальные амбиции, охватывающие большую часть востока и юга Украины. Но для некоторых даже этих территорий было бы недостаточно. Сергей Барышников, один из ведущих местных идеологов Новороссии и ректор Донецкого университета, сказал мне, что сейчас мы «на первом этапе» воссоздания российского государства, которое со временем включило бы все, что принадлежало однажды дореволюционной, имперской России. Это означало бы большую часть современной Украины и три балтийских государства. Исключением был бы Львов и крайне западная часть Украины, которая до 1941 года принадлежала Польше, и до 1918 года - Австро-Венгерской империи. Они могли бы остаться за границами новой, расширенной России. Он считает восстановление границ имперской России «нашей исторической миссией». Сама идея украинской нации была как рак и должна быть удалена, сказал он. Не столь важно, согласны ли все местные лидеры с Барышниковым и его призывами к борьбе, которая, как он считает, могла бы продолжаться годами или десятилетиями. Что важно, так это его идеи, питающие создание общего мировоззрения в кругах не только повстанцев, но и лиц, влияющих на принятие политических решений и близких к Путину, которого Барышников назвал «нашим президентом» и «фактически нашим лидером».

Тем не менее, подчеркивает автор статьи, с августа у пророссийских и российских сил так и не получилось продвинуться на юге. «С тех пор повстанцы не только провалились в продвижении, но и в одном месте были отброшены украинцами, включая людей из маленького, но хорошо мотивированного батальона «Азов». Он известен наличием в его рядах неонацистов и подобного нацистскому символа, однако многие могли присоединиться к батальону не поэтому, а потому что он успешен. Более того, то время, как батальон «Азов» занимает все заголовки, другие украинские военные части также проводят месяцы, готовя защиту города. По какой-то причине повстанцы и россияне колебались в нападении осенью, а взять город сегодня было бы намного сложнее, чем тогда. Украинские силы, как сказал мне один источник из спецслужб, в намного лучшей форме, чем раньше, но, соглашается он, «этого все еще недостаточно».

И перспективы такого продвижения в американском издании оценивают весьма скептически. «Донецк - это родной город и деловой центр Рината Ахметова, самого богатого олигарха Украины, - продолжается этот рассказ. - Прошлым летом повстанцы угрожали национализировать его собственность, угольные шахты и стальные заводы. В конце концов они не сделали ничего подобного. У Ахметова работают около 300 тысяч человек. Когда началась война, некоторые поговаривали, что олигарх, бывший близким к свергнутому президенту Украины Виктору Януковичу, каким-то образом помогал сепаратистам для продвижения собственных интересов. Никаких подтверждений этому никогда не было. Сейчас, когда менеджмент его компаний переехал из Донецка, все его работники, оставшиеся на повстанческой территории, все еще получают зарплату, даже если шахты или заводы не работают (однако некоторые действуют до сих пор). Ахметов также помогает кормить десятки тысяч людей гуманитарной помощью. Если бы он этого не делал, повстанцы и Россия должны бы были заботиться обо всех этих людях».

«Сложность этой ситуации еще яснее в Мариуполе. Тут расположены два огромных металлургических завода, принадлежащих компании Ахметова «Метинвест», а также связанный с ними бизнес. Вместе они напрямую трудоустраивают 45 тысяч человек. Если взять во внимание, сколько семей это означает, плюс сколько работ зависят от завода непрямо, от поставщиков до портовых рабочих и так далее, не было бы преувеличением сказать, что Мариуполь - это город одной компании. Металлургический завод им. Ильича, который действует с 1897 года, занимает территорию в девять миль от конца в конец».

«Война уже поставила завод под серьезное давление. Обычно он получал 100 процентов нужного ему кокса из печей коксохимического завода Ахметова в Авдеевке, находящейся на украинской стороне на линии фронта возле Донецка. Повстанческие обстрелы повредили авдеевский завод, но около двух тысяч работников в прямом смысле слова переехали туда, чтобы поддерживать его работу, поскольку если его печи когда-либо остынут, их новый запуск будет стоить миллиард долларов. Если это случится, завод, скорее всего, никогда не откроется снова и работники потеряют средства для жизни на территории, в которую никто не захочет инвестировать снова в течение многих лет. Сейчас, по словам Юрия Зинченко, директора завода Ильича, только 20 процентов нужного ему кокса поступает из Авдеевки. Ему удалось найти еще в других местах, включая Россию, но он говорит, что твердо верит, что у его завода есть будущее только в объединенной Украине, и что он недвусмысленно объясняет это рабочим. Если они станут частью спорной территории ДНР, у них не будет доступа к финансам, и экспорт на Запад может прекратиться, как и бизнес с остальной Украиной. Сегодня только 8 процентов их стали поставляется в Россию, в то время как остальная поступает в США, Италию и куда-либо еще… После попытки занять Мариуполь в прошлом году рабочих попросили помочь с патрулированием города. Согласно Виталию Ворошенко, работнику завода, из 1500 работников, к которым обращались с просьбой, 1200 ответили положительно. Многие активисты-сторонники ДНР из Мариуполя, Одессы и других южных городов бежали, обезглавив таким образом проповстанческое движение в тех частях юга и востока, что находятся под контролем Украины».

Ко всему прочему, пишут в New York Review of Books, «в центральной Украине, в местах, где нет неопределенности, на чьей стороне люди, война больше не выглядит чем-то совершенно далеким. В селе Карапыши, в девяноста минутах езды от Киева, 70-летняя Галя Малчик сказала мне, что местный мужчина с большим грузовиком просил каждого дать ему картофель, соленья и сало, традиционный украинский соленый свиной жир, которые он отвез бы на фронт, чтобы помочь армии. Но когда она была готова доставить свой вклад, он уже уехал, потому что собрал достаточно. Теперь она дожидается следующего раза. В последнее время много говорилось, в качестве предупреждения, что россияне могут вынести феноменальные трудности и что в каких-либо расчетах Запада относительно будущего войны нужно иметь в виду это. Но люди, которые говорят это, забывают, что в этой братоубийственной войне то же касается украинцев. Погреба Карапышей и тысяч других сел забиты картофелем, соленьями, морковью, покрытых песком для лучшего хранения. Огромное число городских жителей в Украине до сих пор имеют родственников в селах своих предков и если дела пойдут очень плохо, они поросят родственников помочь едой. Едва ли чьи-то запасы уже опустели, и пока кто-то по обе стороны прячется от мобилизации, там все еще более чем достаточно мужчин, желающих и способных воевать».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: