Пятница, 14 декабря 2018, 00:271544740070 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Когда российские СМИ поднимали волну гнева из-за принятых украинским парламентом законов, приравнивающих коммунизм к нацизму и признающих участников ОУН и УПА борцами за независимость Украины, они ссылались в том числе и на трагедию поляков. ОУН и УПА были организаторами и исполнителями терактов и этнических чисток поляков на западе Украины, и кремлевские пропагандисты рассчитывали поэтому найти в польской стороне ситуативного союзника против новых попыток Украины упорядочить свою «историческую память».

Не вышло - поляки отнеслись к действиям украинцев с полным пониманием. Как написала Gazeta Wyborcza, «украинскую историю ХХ века нельзя написать без УПА и ОУН, хоть на их счету и массовые убийства поляков, тоталитарная идеология ОУН и ее сотрудничество с Третьим Рейхом. Для украинцев, особенно сегодня, они стали, однако, символами сопротивления Сталину (УПА действовала до начала 50-х). Не было в Украине ни одного другого образования, которое с оружием противостояло бы сталинской империи. Украинцы показали, что знают о черных страницах в истории и необходимости дистанцироваться от них. В середине декабря во время выступления в Сейме президент Порошенко попросил прощения за Волынь. Теперь украинский парламент осудил нацизм и запретил пропаганду его символов».

«Президент Коморовский сказал украинским депутатам, что в разговорах о самом сложном мы должны придерживаться духа правды, прощения и единения. Готовые для открытия стоят памятники в Островках на Волыни и в Сагрыне в Люблинском воеводстве. Самое время их открыть», - добавили также тут.

Принятие новых исторических законов как раз совпало по времени с посещением Киева президентом Польши Бронислава Коморовского, который на прошедшей неделе выступил в Верховной Раде.

«В 1989 году в Конгрессе США Лех Валенса поднял с мест американских парламентариев словами: «Мы, народ…» - как лидер демократической Польши, благодарящий американскую демократию за поддержку. Коморовский выступил в Киеве в противоположной роли. Он поднял украинцев с кресел словами: «За наши и вашу свободу» - как несколько старший и более опытный брат по пути от диктатуры и имперской зависимости к свободе и демократии. Президент РП вел себя так, как подобает главе государства, который помнит о внешней помощи, полученной во время коммунистической диктатуры и доминирования Советского Союза, а сейчас готов оказать эту помощь другим в подобной нужде - перед лицом империалистического диктата России. Польский президент не оставил и тени сомнения, что Польша считает Украину жертвой российской агрессии, что она противостоит этому вторжению, что не признает ее результатов в виде оккупации Крыма и Донбасса, а также что готова оказать Украине всяческую помощь», - говорится в другой статье Gazety Wyborczej.

По словам ее автора, «Коморовский провел границу между возвратом в империалистическому, авторитарному укладу, насаждаемому Россией, и свободным демократическим строем, составляющем суть послевоенной и посткоммунистической Европы. Он не жалел слов, говоря, что, по мнению Польши, агрессия России в отношении Украины угрожает всей Европе. И что защита Украины - это защита Европы. «Западный мир должен понимать, что будет в безопасности, если в безопасности будет Украина», - сказал Коморовский. По сути, он провел границу между западной цивилизацией и современным воплощением восточного варварства. Она проходит не по Бугу, а намного восточнее Днепра, по Дону».

«Совместная защита от варварства должна перевесить также трагическое наследие национализма - кровавых украинско-польских сражений. Потому что всегда, и в XVII веке, и во время Второй мировой войны, когда украинцы и поляки убивали друг друга, этим пользовался тот третий, сильный, чтобы их поработить. Президент РП напомнил об этой необходимости единения и прощения своим упрямым соотечественникам, но и не менее упрямым украинцам. Более того, он пообещал, что Польша сделает все, чтобы так же, как мы, независимость Украины понимали другие наши союзники. «Сегодня Польша подает руку Украине, - сказал Коморовский. - Польша сделает все, чтобы руку Украине подали другие государства и народы Запада». Это прозвучало как заверение, что Украина имеет в нашем лице верного выразителя интересов и союзника. Это обязывает. Если, как говорит президент РП, Украина заслуживает всяческой поддержки, потому что на ее стороне закон и справедливость, а Польша готова сделать все, чтобы ей помочь, то она заслуживает также, а может быть, прежде всего, право на самозащиту».

«Если чего-то в этой речи и не хватило, так это четкого признания, что Украина имеет право защищаться от агрессии, а западный мир обязан поддерживать ее не только морально и политически, но и военно, - заметили в польском издании. - Слова Коморовского, что Запад должен оказывать «всестороннюю политическую и экономическую помощь, и помощь, укрепляющую украинскую систему обороны», идут в этом направлении, но осторожны. Кто-то должен сказать первым: «Если вам нужно оружие для отражения империалистической агрессии, мы должны его вам дать».

Все знают, что нужно делать. Никто не согласен делать

Поставки оружия Украине остаются горячей темой. Как написала на прошедшей неделе The Washington Post в своей редакционной статье, «некоторые эксперты считают, что российский удар в сторону Мариуполя неизбежен. Команда экспертов, при поддержке Атлантического Совета и Фонда «Открытое общество», во главе с бывшим главнокомандующим НАТО Уэсли Кларком сообщила в прошлом месяце, что российское наступление вероятно в течение 60 дней и могло бы произойти даже на следующей неделе. Кларк сказал, что Москва использовала 9 тысяч солдат для поддержки 30-35 тысяч местных бойцов на востоке Украины и вооружила эти силы 400 танками и 700 артиллерийскими установками».

«Украинские силы, отметил Кларк, были хорошо представлены в боях против местных боевиков, но не шли в сравнение с российскими частями и их современным оружием. Кроме прочего, у правительственных войск нет противотанкового оружия, способного остановить российские танки Т-90, и раций, которые нельзя заглушить радиопомехами. Как лидер экспертов внутри и вне администрации Обамы, Кларк, отставной четырехзвездный генерал Армии США, сказал, что решение США предоставить Украине оборонительное оружие могло бы удержать Россию от нападения. Как минимум, отметил он, Соединенные Штаты должны подготовить оборудование и сообщить, что оно будет доставлено немедленно в случае нового наступления».

«Сейчас украинские силы могли бы использовать военную технику, чтобы сохранить жизни солдатам, обстреливаемым непрерывным российским огнем, - продолжает The Washington Post. - Но президент Обама продолжает отклонять предложения высокопоставленных чиновников, поддерживающих поставки оружия; подобно лидерам Европейского Союза, он игнорирует бесцеремонные нарушения перемирия. Американские и европейские чиновники говорят, что будут действовать, если Россия действительно нападет на Мариуполь. Оставаясь пассивными сейчас, они делают это нападение более вероятным».

При этом в The Wall Street Journal выходит статья с острой критикой в адрес руководства Германии, которая взяла на себя роль главного арбитра в украинском конфликте.

«Ограниченные возможности положиться на немецких лидеров в кризисе, отличном от кризиса европейской экономики, - например, таком, как передача администрацией Обамы Берлину задачи напрямую решать проблему вооруженного разделения Россией Украины, - становятся большим риском, - говорится в ней. - Сейчас Берлин явно противостоит тому, чтобы Запад прибегал даже к скрытым угрозам военного ответа для предупреждения возможной новой российской агрессии. В последние месяцы, согласно высокопоставленному чиновнику НАТО в Брюсселе, стало очевидно, что вероятны майские нападения поддерживаемых Россией сепаратистов на киевские правительственные войска на востоке Украины. Провал минских переговоров с участием Германии, Франции, России и Украины по выполнению шаткого мира в регионе сейчас близок к реальности. Генерал Филипп Бридлав, американский генерал, служащий верховным главнокомандующим союзными войсками НАТО, указывал на «совершенно дырявую границу» между Россией и Украиной, позволяющую продолжать поставки российского оружия бойцам сепаратистов. Бывший командующий НАТО, отставной генерал Уэсли Кларк, после поездки в Украину описал международную мониторинговую миссию на границе как «фактически недействующую». Действия Германии? Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер говорит, что «мы значительно продвинулись» в этом деле. Фактически, как специальный представитель администрации Обамы в переговорах относительно Украины, Германия играет податливого посредника в том, что должно быть конфронтацией с Россией в вопросе будущего Восточной Европы, в то время как Владимир Путин не стесняется говорить, чего хочет».

«В разговоре в штаб-квартире НАТО высокопоставленный чиновник, с которым я говорил, описал минскую заботу Штайнмайера как возвращение к тому, что Германия признала бы нормальными отношениями с Россией, - утверждает автор статьи в американском издании. - Эта позиция, сказал чиновник, стояла за публичными претензиями Штайнмайера к генеральному секретарю НАТО Иенсу Столтенбергу насчет того, что сообщение генералом Бридлавом прессе данных разведки были все равно что сведение на нет минского процесса. Я слышал от источника в стране-члене НАТО, что канцлер Германии Ангела Меркель дала понять, что решение США поставить Украине оборонительное оружие стоит номером один в ее списке «США-не-лезьте-сюда». Что, из американского самоуважения, должно было удвоить ответственность администрации по предоставлению оружия - но этого не случилось. Эти факты подводят к заключению, что правительство Меркель взяло на себя роль медиатора в украинском вопросе не для того, чтобы защищать интересы Киева. Немецкая паника еще сильнее бросается в глаза, если учесть, что Киев впервые оторвался от российской сферы в силу поддержанного Германией обещания, что Украина может стать ассоциированным членом Европейского Союза».

«В глобальных делах вроде борьбы против Исламского Государства Германия отстаёт от воюющих групп своих западных соседей, включая Бельгию, Данию и Нидерланды, чьи летчики выполняют военные задания против войск Исламского Государства в Ираке, - отметили в The Wall Street Journal. - Большим вкладом Германии как крупнейшего экспортера оружия была отправка жалких 30 противотанковых ракет «Милан» коалиции бойцов курдских пешмерга. Мрачный но едва ли невообразимый эпилог о неадекватном способе Германии защищать демократию повсюду следует ниже. В конце прошлого месяца министр обороны Урсула фон Лейен объявила, что новейшие автоматы Бундесвера G36 имеют «проблемы с исправностью», требующие ограничений в использовании. И это не смешно: немцы поставили пешмерга 8 тысяч G36 в поддержку борьбы Запада против Исламского Государства».

Статья украинской писательницы Тани Малярчук в немецкой Die Zeit  на этом фоне выглядит особенно заметной и уместной.

«20-летние украинские мальчики возвращаются домой с зоны войны и говорят с улыбкой, что их ноги гниют, потому что им пришлось 12 дней спать в воде, - рассказывает она. - …Когда я это слышу, я понимаю, насколько мои слова, и все другие слова на свете, бессмысленны против этого опыта. Я остаюсь безмолвной против этого опыта и думаю, что 20 столетие, которое казалось мне раньше злой сказкой, вдруг стало таким близким и таким понятным».

«Некоторые украинские интеллектуалы, самые сильные, объявляют о своей готовности принимать участие в пропагандистской войне против России, - пишет Малярчук. - Там, где я сразу впадаю в ярость или плач, они пытаются оставаться спокойными и аргументировать. Ярость или плач - это, кстати, самое худшее, говорят они, и, конечно, оказываются правыми. Нужно подходить с рациональными, объективными и правдивыми аргументами. Это также война аргументов, говорят они. В помощь создавались подробные руководства, что можно говорить в споре об Украине с западными европейцами. И чего лучше избегать. В Германии, например, нехорошо сравнивать Путина с Гитлером. Германия не хочет делить Гитлера ни с кем. Другой пункт: говорите не «мы находимся под угрозой», а «вы находитесь под угрозой». Только явная угроза жизни движет людьми. Этот пункт я испробовала несколько раз, и мне ни разу не удалось убедить кого-либо, что Европа пребывает в такой же физической опасности, как Украина. Безопасность стала новой прекрасной религией Европы, в нее верят, как если бы она была дана уже навечно. Человек тут застрахован, его дом застрахован, его авто и его кошка. Бог безопасности шепотом обещает в начале месяца, когда оплачивают счета, что все останется так же безопасно, ничто другое невозможно. У украинцев никогда не было такого бога».

Украинская война для писательницы, проживающей в Австрии, - не обезличенная история: «Андрей Прошак был моим соседом. Мы выросли вместе. Я была на шесть лет старше, поэтому хорошо вспоминаю, как в синих колготках и валенках с резинками, чтобы не сползали, он бесшабашно бегал по нашей квартире. Он владел всеми возможными пистолетами и ружьями. Его родители очень его любили, потому что он был единственным ребенком. В 25 лет Андрей закончил свою учебу и хотел жениться на своей девушке. Когда он шел на войну, его еще не старая мать поседела за несколько дней. Она не убивалась, только ждала. Он звонил раз в неделю и рассказывал, что солдатам там нужно закапываться как можно глубже. Чем глубже ты под землей, тем больше твои шансы на выживание. Андрей закапывался глубоко. Это ему не помогло, и когда он погиб, под Дебальцевом, его седая мать вынуждена была ехать на восток и искать его по многим моргам. Она узнала родинку на ноге Андрея».

«Был Андрей, и внезапно его больше нет, - написала она. - Он рос, познавал мир, делал открытия и исследования, чтобы никогда не испробовать эти знания на практике. Достаточно десяти предложений, чтобы описать жизнь Андрея. Его синие колготки и валенки с резинками, скорее, лишние. Между тем, в Украине есть целое поколение мальчиков, чья жизнь вмещается в десять предложений. Единственное экономное упоминание в интернете эти мальчики получают, когда они умирают. Только смерть их достаточно значима, чтобы найти скромное место в интернете. Я остаюсь безмолвной по отношению к такой реальности. Все слова мира бессмысленны по отношению к такой реальности».

Без «бога безопасности»

О реальности оккупированной Украины говорится в статье другого немецкого издания, Die Welt: «На первый взгляд все кажется мирным в восточноукраинском городе Донецке. Ездят автобусы и трамваи, производится вывоз мусора, открылись школы, театры и даже опера. В кинотеатре Шевченко показывают «Пятьдесят оттенков серого». Но этот фон обманчив. «Вы не знаете, как найти Красный крест?», - спрашивает пенсионерка на улице. Немного дальше мужчина просит помощи, и перед рестораном «Гибсон» попрошайничают мать с сыном».

«Больницы откладывают запланированные операции, потому что нет препаратов для анестезии, - рассказывают также в The New York Times. - Диабетикам советуют ехать за лечением через линии фронта. «Просто представьте себе систему здравоохранения без лекарств, - говорит Лоик Йегер, заместитель директора украинской миссии «Врачей без границ». - С диабетом или проблемами с сердцем кто-то может легко умереть, не получив своих медпрепаратов». «Но мы не можем предсказать всего, что происходит там, - добавил он. - Мы просто не знаем». В одном городе молодежь уезжает, или в остальную Украину, или в Россию, в то время как старики остаются. В пункте помощи серьезно разрушенного города Углегорска около 50 пожилых мужчин и женщин кружили у импровизированной полевой кухни, копаясь в картонных коробках со стеганными одеялами и пожертвованной одеждой. Поблизости собралась очередь у продуктового магазина, который обещал бесплатный хлеб. «Врач!» - послышался крик. 69-летняя женщина упала в своей квартире за углом, предположительно от голода. Город угольных шахт, Углегорск - один из последних в Украине, где были серьезные бои. Пророссийские силы захватили его в феврале в ходе продвижения к железнодорожному узлу Дебальцево. Сепаратистские силы продолжали продвигаться даже спустя несколько дней после предполагаемого вступления в силу перемирия».

«Пройдя по главной улице города, названной в честь российского поэта 19 века Николая Некрасова, можно увидеть несколько зданий, сильно поврежденных танковыми выстрелами, где нет почти никого моложе 50 лет. Пациентка в одной из мобильных клиник, Надежда Сокол, в пальто на меху и берете, сказала, что пришла за лекарствами от кровяного давления. «Я пришла сюда за моими таблетками, - сказала она. - Но когда я явилась, они сказали, что у них нет тех, что мне нужны. Я больше не могу их найти нигде в Углегорске». Вита Трухан, сотрудница «скорой помощи», сказала, что лекарства - только часть проблемы. Очень мало еды. Отъезжающая молодежь оставила дедушек и бабушек в домах и квартирах, которым требуется ремонт. И насилие прошлого года оставило также эмоциональные шрамы. «Многие старики приходят в мою клинику просто потому, что им не с кем поговорить», - рассказала она. 74-летний Борис Индерштейн надевает плащ и мягкую шляпу и пускается недавним залитым солнцем утром на поиски хлеба. Теплая весенняя погода - это счастье, говорит Индерштейн, который живет с пластиковой пленкой на окнах с февраля, когда в гараже за его домом взорвалась ракета, едва не попав в его запас картошки. Его сын месяцами убеждал его переехать через линии фронта и присоединиться к нему, но Индерштейн, из-за ностальгии и страха, продолжает жить один. Он не может бросить дом, оставленный ему женой, которая умерла в 2010 году. Да и что его ждет по другую сторону фронта? «Там стоят солдаты, - размышляет он. - Это значит, что война не может быть далеко».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: