Вверх

Если материалы двухнедельной давности освещали активизацию российской информационной агрессии в отношении Украины на Западе, то прошлая неделя прошла под знаком реакции Запада на них. Реакция была положительной - для Украины. По всему очевидно, что даже не демонстрируя горячей поддержки Украине, страны ЕС уж точно не собираются поддерживать Россию.

Пожалуй, эпиграфом к любой статье о европейской политике в отношении России и российско-украинского конфликта могли бы послужить слова президента Болгарии Росена Плевнелиева:

«Мы все хотим видеть партнером страну, где появились Чайковский, Толстой и Достоевский. Но факты показывают, что мы должны сегодня иметь дело с другой Россией - националистическим агрессивным государством под властью президента, который видит Европу не партнером, а противником. Все европейцы выиграли от падения Берлинской стены - свободу, демократию, перспективы. Владимир Путин считает падение Стены и распад Советского Союза, напротив, катастрофой, поэтому имеется интерпретация истории, принципиально противоречащая Европе и ее ценностям. ЕС - это инновационный проект, в котором великая Германия и не такая великая Болгария равноправно стоят рядом. В мире президента Путина все, однако, происходит до сих пор как в 19 веке, когда были великие державы и периферии, которые им подчинялись. Самый важный урок Второй мировой войны заключается, однако, в том, что каждый народ, большой или маленький, имеет свое право. Европа основывается не на оккупации и власти сильных, а на верховенстве права. Россия должна научиться иметь партнеров, а не вассалов и подданных», - сказал на прошлой неделе Плевнелиев в интервью немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Что касается самих немцев, то среди них все так же имеется большое количество влиятельных людей, иронично называемых там «понимающими Путина», в основном тех, кто имеет бизнес-связи с Россией и крепкие лоббистские связи в немецком правительстве. Во главе их стоит бывший канцлер и нынешний топ-менеджер «Газпрома» Герхард Шредер. Однако позиция немецкого руководства в отношении России, тоже уже определенно однозначна, утверждает Gazeta Wyborcza. В ней речь идет о недавнем немецко-российском экономическом форуме, одним из организаторов которого выступил именно «Газпром» и персонально Шредер. Вот что пишет об этом польское издание:

«Из Германии поступают сигналы, что растерянность Ангелы Меркель и ее главы дипломатии Франка-Вальтера Штайнмаера относительно инициатив России перешла через критическую точку. Знакомые политики SPD (Социал-демократической партии Германии. - «ОстроВ») давно рассказывают, что Шредер потерял контакт с реальностью. Что он все еще верит, что к нему прислушиваются в Кремле и что мягким уговариванием он может убедить своего друга Путина пойти на уступки. А Меркель, крича ему в трубку, ничего не добьется. Того, что он стал росийской марионеткой, он еще не понял. Поэтому многие давние партийные товарищи Шредера трактуют его как балласт для SPD. Но партия, которая сегодня снова управляет Германией, не имеет смелости отмежеваться от прежнего канцлера либо его изобличить. Слова Шредера (о необходимости дружбы с Россией. - «ОстроВ») поплывут в мир практически без комментариев».

«Из уст немецких политиков я несколько раз слышал мнение, что нужно положить конец российской пропаганде. Было бы хорошо, если бы немцы сделали это в первую очередь в собственном доме», - добавляет его корреспондент.

Наконец, в еще одной своей статье Gazeta Wyborcza

продолжает тему скандала с антиукраинской фотовыставкой, устроенной российской делегацией и российским посольством в Варшаве на конференции ОБСЕ.

«Когда вспыхнул скандал, посольство убрало фотографии, - рассказывает Gazeta Wyborcza. - Но панель, организованная российской огранизацией, наблюдающей за ходом выборов, осталась в программе. Я решил ее послушать. Потому что у CIS-EMO интересная репутация. Она действует с 2003 года. Ее наблюдатели следят за выборами от Эстонии до Казахстана, оценивая честность голосований также в Приднестровье, Абхазии, Осетии. Как правило - об этом говорят другие неправительственные организации, - результат их работы зависит от позиции Кремля. Если результат устраивает Путина, в мир поступает новость, что нарушений не зафиксировано… Сижу вот и слушаю, а Станислав и Алексей (представители CIS-EMO и члены российской делегации на конференции ОБСЕ. - «ОстроВ») рассказывают, как на Украине попирают демократию, как усиливается национализм и неонацизм, как власти фальсифицируют статистику и как в скорых парламентских выборах они используют тысячи беженцев, чтобы сфальсифицировать результаты. В России, конечно, тоже не все в порядке - явка низкая, независимые кандидаты, чтобы быть допущенными к выборам, должны собрать тысячу подписей, - но, как говорят представители CIS-EMO, Россия и постмайданная Украина с точки зрения честности выборов - это как ад и рай. «Они говорят, что являются демократическим, либеральным государством. Мы этого не видим», - уверяют Алексей и Станислав».

«Можно, конечно, сокрушаться халатностью ОБСЕ, допустившей на форум крупной конференции такую команду. Сетовать, что Запад в такой мере позволяет расходиться российской пропаганде. Но спокойно. Слова Алексея и Станислава добрых полчаса слушали только я и переводчик. Потом к нам присоединилась какая-то итальянка. Больше желающих послушать о всеобщем упадке демократии в Украине не было», - констатировал корреспондент польского издания.

Назад в СССР: в 70-е или в 20-е?

Нет у западных журналистов и сомнений насчет того, чего именно добивается Владимир Путин в Украине. Речь не раз и не два снова заходила на воспроизводстве здесь Приднестровья (или Абхазии - кому больше нравится). Или, в общем, неосоветского квазигосударственного образования под фактической эгидой РФ.

«В Донецкой области на востоке Украины Верховный Совет, как называют этот сепаратистский законодательный орган, национализирует шахты и возрождает колхозы, - рассказывает The New York Times. - На парадах люди машут флагами с серпом и молотом; школьные чиновники обсуждают пересмотр учебного плана для празднования триумфов Советского Союза. Тут есть теперь тайная полиция под названием МГБ, напоминающая КГБ. Некоторые повстанцы называют ее, только отчасти шутя, НКВД, как печально известную спецслужбу сталинского времени».

«Непризнанные сепаратистские мини-государства на востоке Украины, Донецкая и Луганская народные республики, были спасены от балансирования на грани смерти в прошлом месяце, когда российское военное вторжение разбило украинскую армию в тот момент, когда она подходила к завершению кампании по уничтожению повстанцев, - продолжается его статья. - Перемирие, сохранившее региону полуавтономный статус, было подписано 5 сентября. В установившемся с тех пор относительном военном затишье лидеры повстанцев всерьез занялись строительством подобия неосоветских государств, появившихся в других пророссийских анклавах на территории бывшего Советского Союза: в Абхазии и Южной Осетии на границе России и Грузии, и в Приднестровье. Если тупиковая ситуация вроде этих «замороженных конфликтов» установится на востоке Украины, это может сделать последующую реинтеграцию с остальной частью страны сложной, если не невозможной».

«Руководство Донецкой Народной Республики подстегивается российскими добровольцами и местными жителями, чьи просоветские политические взгляды были ранее маргинальны, но стали вдруг востребованы. На протяжении бедных лет рыночной и продемократической трансформации Борис Литвинов, председатель Верховного Совета, называющий себя «убежденным коммунистом», зарабатывал на жизнь случайными работами, не связанными с его университетской специальностью по марксизму-ленинизму. Он играл в кафе на бас-гитаре, занимался уличной торговлей и преподавал в коммунальном вузе до тех пор, как случилось невероятное, - настал его час. «За последние 23 года Украина создала негативный образ Советского Союза, - сказал в интервью 60-летний Литвинов. - Советский Союз - это были не голод и репрессии. Советский Союз - это были шахты, заводы, победа в Великой Отечественной войне и в космосе. Это были наука и образование, и уверенность в будущем».

Как отмечают в американском издании, Литвинов настаивает на том, что в ДНР, в отличие от СССР, не будет репрессий и голодоморов. Однако, как водится в этой «республике», мнение одного высокопоставленного «чиновника» - не обязательно общая позиция «руководства».

«Федор Березин, вице-министр обороны, до восстания бывший автором романов в стиле фентези, описал систему управления в Донецкой Народной Республике как стремление построить подобие «военного коммунизма», - рассказывает The New York Times. - Культурное пространство «Изоляции», где он однажды проводил встречи как автор, используется лучше как тюрьма и гарнизон, говорит он, потому что искусство там было «красиво, но бессмысленно». «Да, у нас есть парламент и все такое, но мы будем управлять военными методами, - сказал он в интервью. - Это неизбежная ситуация. Демократия, это прекрасное общественное устройство, возможна при обилии ресурсов. У нас этого сейчас нет. Подходит зима».

«Вонь гари и запах донецких роз»

Однако, к сожалению, не вызывает у западных наблюдателей никаких иллюзий и украинская сторона. Вот еще один репортаж The New York Times - из Донецка.

«Семью этажами выше опытный командир повстанцев, выступающий под кодовым именем Гиви, руководит военными действиями предположительно с позиции на кухне одной из квартир. Из своего наблюдательного пункта около аэропорта в субботу он направлял непрекращающиеся залпы танков, артиллерии и ракет на сгоревшие терминалы и ангары… В субботу он жонглировал двумя телефонами и рацией, пытаясь координировать атаку. «Башня! Башня!» - орал он в смартфон величиной с его лицо, когда автоматический гранатомет в соседней квартире палил в сторону аэропорта. «Не бей в новый терминал, ты собираешься убить своих же людей!»

«Контратака следовала, как часы, - рассказывают в американском издании. - Десятки ракет скоропалительно летели в сторону высотки. Но, как и почти неделю назад, они промазывали и попадали в близлежащий ряд одноэтажных домов. «Они попадают во все, кроме того, во что предполагали попасть», - констатировал один повстанец, Игорь, вставляя новые снаряды в дисковый магазин. Это порочный круг атак и ответов на них, который привел к росту жертв среди мирного населения за последние дни. Когда повстанцы с тяжелой артиллерией укрывались около аэропорта, иногда в гражданских кварталах, украинские силы отвечали тяжелым, иногда плохо наведенным огнем. Результат был катастрофичен. В среду девять человек были убиты, когда ракеты «Града» попали в городской автобус и среднюю школу в первый день занятий, включая учителя и двоих родителей, находившихся возле школы. На следующий день артиллерийский снаряд ударил в офис Красного Креста в центре города, убив швейцарского сотрудника организации. В субботу ракетным ударом убило женщину. Вторую женщину, окровавленную, повстанцы-медики положили на одеяло и увезли на машине в больницу».

«После удара в среду Amnesty International назвала атаки незаконными, заявив, что украинские силы использовали на населенных территориях оружие, которое невозможно было нацелить с точностью, достаточной, чтобы избежать гражданских жертв. Пресс-секретарь армии отрицал, что Украина стреляла по гражданским территориям в Донецке, обвинив в насилии повстанцев», - отметили в The New York Times.

Характерные ремарки содержатся также в статье Frankfurter Allgemeine Zeitung. Она - о наблюдательной миссии ОБСЕ в Украине, которую Германия собирается усилить своими солдатами, уже проведя для этого подготовительную разведку.

«Разведывательная команда была безоружна и передвигалась на внедорожнике ОБСЕ по украинской стороне буферной зоны, - рассказывает FAZ. - При этом солдаты объезжали также области, занятые добровольческими батальонами. Первое впечатление от этих объединений, не являющихся регулярными армейскими частями, вызвало скепсис у разведчиков. «Мы должны исходить из того, что из этих батальонов также происходит организованная преступность, которой мы можем помешать нашими наблюдающими самолетами», - сказал офицер. Поэтому Бундесвер принимает во внимание, что его беспилотники могут быть сбиты как сепаратистами, так и украинской стороной».

«Разведывательная команда доложила Министерству обороны, что обеспечить заказ на мониторинг могут около 400 солдат, среди которых - 40 человек для обслуживания беспилотников «Луна», 50 медиков, десять саперов и приблизительно 100 офицеров тыла. Для защиты персонала беспилотников нужно также отправить в Украину 60 десатников из нижнесаксонского Зеедорфа… Остается неясным, будут ли солдаты Бундесвера иметь при себе непосредственно оружие. ОБСЕ до сих пор отказывалась от вооружения солдат, заявляя, что самая лучшая защита для ее сотрудников - их нейтралитет и как раз безоружность. Разведывательная команда эту позицию не разделяет».

Считая, что, с наибольшей долей вероятности, обстрел школы и автобуса в Донецке производили именно украинские военные, западные обозреватели и цитируемые ими эксперты отмечают, что пророссийские боевики провоцировали этот огонь. И если для украинцев донецкий аэропорт стал своим «Сталинградом», символом героической обороны, то Запад видит в нем другой, совсем не героический символ.

«В то время, как бои на большей части восточной Украины утихли за месячный срок перемирия, они неустанно бушевали в аэропорту около Донецка, превратив сияющий символ западной интеграции страны в разбитое зеркало ее дальнейших перспектив, - пишет Reuters. - Новый терминал, который в 2012 году европейские футбольные фаны использовали, чтобы попасть на некоторые матчи, которые принимала Украина, теперь - разбитый остов, стратегическая цель для прозападного киевского правительства и повстанцев, оттягивающих эту бывшую советскую республику назад в орбиту Москвы».

«Аэропорт находится приблизительно за 10 км от центра города, - продолжается его репортаж. - Для украинской армии, которая вырвала его у повстанцев в страшном бою в конце мая это позиция, самая близкая к Донецку, промышленному хабу и твердыне сепаратистов, где повстанцы объявили в апреле «народную республику». Сепаратисты и киевские войска могут использовать эту территорию как путь в Донецк. «Аэропорт находится фактически в пределах города», - сказал Reuters вице-министр обороны «Донецкой Народной Республики» Эдуард Базулин. «Наша главная цель - отбросить линию, с которой они могут стрелять в нас, настолько далеко, насколько это возможно, чтобы они больше не моги стрелять по городу. Они очень близко», - сказал Базулин, в камуфляжной форме, украшенной на лацкане маленьким серебряным значком, изображающим советского диктатора Иосифа Сталина».

«Противоположного толка геополитический символизм был представлен, когда Украина принимала в 2012 году чемпионат Европы по футболу вместе с членом Европейского Союза Польшей, другой бывшей коммунистической страной, являющейся сегодня членом НАТО. Спустя два года именно западные стремления Киева привели к захвату Москвой Крыма в марте и поддержке сепаратистских притязаний на востоке Украины, когда в апреле вспыхнуло восстание. Более 3,5 тысяч человек было убито с тех пор, и разрушение терминала аэропорта и командно-диспетчерского пункта тяжелыми снарядами стало ярким символом распада страны и ее перспектив более тесных связей с Западной Европой».

Эта статья в Gazecie Wyborczej - о вещах еще менее героических и еще более грустных. Ее автор утверждает, что самостоятельно выехал из Польши на территорию боевых действий в Украину, чтобы помогать тут в качестве медика.

По словам корреспондента польского издания, он изначально искал населенный пункт, где присутствовали бы украинские силы и не велись бы активные боевые действия. После некоторых мытарств он прибыл в Ясиноватую, которая, как считалось, находилась под контролем украинской армии, однако именно украинских военных там и не оказалось. Город был в тот момент уже «ничейной территорией». Скоро автор повстречался с патрулем ДНР и, после проверки документов, когда выяснилось, что он поляк, был арестован. Судя по рассказу корреспондента Gazety Wyborczej, ему повезло больше, чем многим другим арестованным и планным на этой территории, потому что, почти не подвергшись издевательствам и истязаниям, он был передан захватившими его боевиками батальону «Восток».

«Ночь и большую часть следующего дня я провел в тюрьме, обустроенной в каком-то спортзале, - рассказывает польский корреспондент. - На небольшой площади там было заключено 20 человек, в основном молодых, я которыми явно никто не знал, что делать… Там был очень молодой военный кларнетист, несколько таможенников, пограничников, полицейских, авиационный инженер, студент стоматологии, который во время службы в армии вытатуировал себе логотип части… Все они, вроде бы, не являются военными, но не являются и до конца гражданскими. Их истории похожи: когда была провозглашена ДНР, они оказались на чужой территории. Чаще всего повстанцы вытаскивали их из какого-то поезда, били, арестовали. Они попали в первую тюрьму, где тоже были регулярные избиения. Через какое-то время передано их сюда, в «Восток». Они говорят, что тут по-другому».

«Все так называемые сепаратисты, которых я тут встретил, люди местные, - утверждает он. - Часть из них - это зрелые мужчины, понимающие разделение и беспокойство. Другие - молодые ребята: стоят со старыми карабинами и играют в «Angry Birds» вместо того, чтобы готовится к экзаменам. В них нет фанатизма, хоть они и искренне верят в свою пропаганду и несчастное, глупое дело. На просьбу легко угощают сигаретами, хотя, скорее всего, сами не имеют их вдоволь. Два раза в день мы получали миску каши с шепоткой соли и двумя буханками хлеба на 21 человека. Позже, когда выходили на свободу, у меня была возможность заглянуть в миски охранникам: они ели то же самое и в том же количестве, что и заключенные».

«Когда уже после этого всего я говорил с двумя жителями Донецка с проукраинской позицией, они говорили, что фактически в начале большинство повстанцев составляли «импортные» россияне. Теперь их преимущественно не видно, остались в основном люди местные. Те были только заводилами, успешно подлили масло в огонь, который много лет высекали сами западноукраинские политики. Когда несколько лет назад Тимошенко говорила, что «весь Донецк нужно оградить колючей проволокой и бросить туда бомбу» (Тимошенко этого не говорила, эти слова ей точно так же приписала пропаганда. - «ОстроВ»), она выражала свое пренебрежение к региону. Но это и много других отвратительных высказываний внезапно изменили контекст после революции: то, что раньше было оскорблением, в глазах многих стало угрозой. Российская пропаганда не имеет тут проблему с нахождением пренебрежительных, провокационных высказываний: вот один из советников президента Порошенко несколько дней назад заявил, что «Донбасс является раком, который предстоит вырезать».

Автор статьи утверждает, что державшие его под арестом люди искали любой удобный повод, чтобы его выпустить. На воле корреспондент Gazety Wyborczej оказался снова после того, как тюремщики поговорили по телефону с его знакомым из польско-российской огранизации, который за него поручился.

«Я получаю пропуск, дающий возможность перемещаться по Донецку, - продолжает он свой рассказ. - Я должен уничтожить его, выезжая из ДНР. Все подчеркивают это наставление и, кажется, искренне верят, что, пойманный с ним украинцами будет поставлен к стенке без возможности объясниться. Через минуту я уже еду машиной и впервые вижу центр города. Может, это минутное настроение, но он… красив. Донецк был когда-то «городом имллиона роз» - каждый житель имел тут свой куст. И фактически город утопает в цветах. Люди гуляют по улицам. Красивый, спокойный летний день».

«Уже скоро я узнаю, что на площадку перед современным вокзалом, построенным к Евро-2012, там, где сейчас стоят три цистерны с квасом, достаточно регулярно падают ракеты - так, два дня назад погибла пара с ребенком. Уже скоро узнаю о ненужных смертях, о разрушениях, добросовестно производимых обеими сторонами, и о том, что улицы города почему-то никогда не были такими чистыми, как во время осады. Но пока я еду в машине, а по дороге вижу три команды садовников, которые ухаживают за растениями. И вижу укрепления и бронемашины, слышу отвратительные, раздражающие военные песенки и в первый раз после приезда сюда мне хочется плакать. «Зачем все это?» - спрашиваю своего водителя. Одна рука вытягивает из портфеля фотографию маленького ребенка. «Я защищаю свою семью», - говорит он твердо. «Пока вы не защищали город, на него никто не нападал. Кто угрожал бы твоей семье, если бы ты ее не защищал?» Он не может найти ответа, а я вдруг чувствую себя паршиво, потому что злоупотребление его надежностью было недостойным и могло бы легко его погубить. Остальную дорогу му едем в молчании, вдыхая вонь гари и запах донецких роз».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: