Вверх

Присутствие на Донбассе кадыровцев и других боевиков из Российской Федерации стало шилом в мешке, которое совершенно неуклюже еще попытался скрыть глава Чечни Рамзан Кадыров и совершенно уже не пыталось высшее руководство РФ.

Но загвоздка даже не в том, что в в одной из воюющих в Украине сторон в конфликте, которые российские топ-чиновники называют «гражданской войной», воюют иностранцы, а в том, что это происходит по указанию других российских топ-чиновников.

Как написала польская Rzeczpospolita, «в среду и четверг тела 30-45 чеченцев, убитых в Донецкой области украинскими солдатами, прибыли в северокавказскую республику. Об этом сообщил в пятницу kavkaz-uzel.ru, ссылаясь на анонимных жителей Чечни. представители местных органов власти отказываются комментировать эту информацию. «У меня есть родственник, который работает в военном ведомстве. Он рассказал, что в среду из Украины привезли несколько десятков тел наших парней, которые там погибли, воюя на стороне пророссийского народного ополчения, - рассказал порталу один из жителей республики. - Большинство убитых из урус-мартановского, шалийского и гудермесского районов… Но эту информацию, похоже, не распространяют. Потому что таково было распоряжение «сверху».

«На протяжении последних двух недель (в Украину) были отправлены бывшие солдаты батальонов «Запад» и «Восток», - рассказал порталу kavkaz-uziel житель города Шали по имени Апти. - Поехали также будто бы добровольцы из других структур. О понесенных там потерях никто вообще не говорит, но знаю, что среди убитых есть житель нашего района из села Герменчук, которого привезли вчера, кажется, из Донецка. Есть также убитые из Урус-Мартана, Гудермеса и других мест».

«Братская» помощь

Тем временем живых кадыровцев удалось встретить и опросить в Донецке корреспондентам западных СМИ. Из их материалов, как и из текста в польском издании, следует, что боевики из Чечни приехали в Украину вовсе не как добровольцы.

«Во вторник полдюжины вооруженных мужчин, с которыми пообщалась Financial Times  у донецкой областной больницы, подтвердили, что являются частью чеченского формирования, прибывшего в Донецк неделю назад, чтобы воевать на стороне сепаратистов. «Наш президент (президент Чечни Рамзан Кадыров) дал распоряжение. Они позвали нас, и мы пришли», - сказал один из бойцов, 33-летний Зелимхан. Он добавил, что часть была названа «дикая дивизия». Чеченский боевик Зелимхан рассказал, что прибыл в Донецк с 33 другими военными из Грозного через российский город Ростов, и что они остановились на донецкой военной базе рядом с тремя местными пророссийскими вооруженными группировками, каждая из которых имеет своего командира».

«Он добавил, что там есть 16 бойцов из Осетии - другой республики на российском Северном Кавказе, - которые пребывают на восточной Украине уже месяц и воевали вместе с ними. На вопрос, есть ли в восточной Украине российские боевики, Зелимхан отвечает: «Разве я не русский?» «Русские не могут открыто напасть на Украину, - добавил он. - Официально их тут нет. Все подпольно».

«В конце апреля 65 россиян группами от пяти до десяти человек пешком пересекли границу с Украиной, сказав пограничникам, что идут посетить родственников, - начинается статья британского The Guardian. - Восторженной бабушки, котопая вышла встретить их у границы, однако, не было, а были пророссийские повстанцы из самопровозглашенной Донецкой народной республики в восточной Украине. Они привезли российских боевиков в столицу региона, где те получили оружие и на прошлой неделе участвовали в самом страшном на сегодня бою против сил, лояльных Киеву».

«Я видел события в Одессе и был очень огорчен тем, что происходит, - говорит один из росийских бойцов, который согласился назвать только свое военное прозвище, Варан. Столкновения между проукраинскими и пророссийскими протестующими в этом городе в прошлом месяце оставили погибшими более сорока человек. - Я позвонил в военкомат и спросил, что я мог бы сделать. Они сказали, что люди собираются в Ростове и можно будет поехать в Украину. Это неофициально; они прошептали это мне на ухо, так сказать», - цитирует «ополченца» The Guardian.

«Неделями ходили слухи об иностранных бойцах, вовлеченных во все углубляющийся конфликт на беспокойном востоке Украины, один удивительнее другого: наемники из американской компании, Blackwater; российские спецподразделения; и даже чеченские солдаты удачи. Теперь они были там вторничным днем, отдыхая у больницы: чеченцы с автоматами, некоторые - с испачканными кровью повязками, защищая своих раненых товарищей в городской больнице после перестрелки с украинской армией.

«Мы получили приглашение помочь нашим братьям», - сказал один из бойцов на русском с сильным акцентом. По его словам, он из Грозного и воевал на Чеченской войне, которая началась в 1999 году. Он рассказал, что приехал сюда на прошлой неделе вместе с несколькими десятками человек, чтобы присоединиться к группе пророссийских боевиков», - рассказывает The New York Times.

Американскому изданию кадыровцы пытались доказать, что приехали воевать в Украину как добровольцы и патриоты. Однако, как отмечает автор его корреспондент, «чеченский боец в больнице, отказавшийся назвать свое имя, казалось, утратил свою решительность. У объединения есть командир, который распорядился оставаться и воевать за город. В противном случае, по его словам, он был бы счастлив вернуться домой. «Я не спал четыре ночи», - сказал он, положив голову на деревянную скамейку у больницы, держа Калашников на коленях».

«Во время второй чеченской войны президент Кадыров был еще вожаком повстанцев. Он руководил так называемым отрядом кадыровцев, который воевал также против ультранационалистических украинских наемников. Затем он поменял сторону. В 2007 году Путин назначил его президентом чеченской республики, чтобы заботиться о спокойствии. С техпор Чечня получает много денег от Кремля. Стиль правления Кадырова авторитатрен. Он известен своей жестокостью. Он выступает, кроме прочего, за так называемые убийства в защиту чести, так как считает женщин собственностью их мужей. Путин восхищается Кадыровым, как он выдал в 2010 году в одном из интервью: «Я его тогда почти убил… Но он настолько великолепен». Возможно, чеченские боевики действуют в Донецке по собственной инициативе. Однако если Кадыров послал их целенаправленно, это означало бы одно: жест лояльности в сторону своего кредитора Владимира Путина», - подытоживает немецкая Die Zeit.

Автор уже цитировавшейся статьи The New York Times, кроме прочего, также замечает, что «многие пророссийские жители восхваляют иностранных бойцов, говоря, что они - все, что стоит между ними и тем, что они видят как враждебную украинскую силу из Киева. 26-летний Евгений Матвийчук из воюющего города Славянска сказал, что говорил с двумя иностранными боевиками, одним - из Северной Осетии, российской республики, а вторым - из Таджикистана, расположенного в Центральной Азии. «Они сказали: «Мы пришли из России помочь вам», - рассказывает он, стоя на автобусной остановке в Донецке. - Что в этом плохого?»

С хлебом и солью

Такую позицию пророссийской части местных жителей, при явном доминировании иностранцев в сепаратистском движении, отмечают и другие обозреватели. «Подобное Холодной войне противостояние вокруг Украины в настоящее время, возможно, смало. Президент России Владимир Путин отвел свои войска от границы и пообещал работать с новым украинским правительством. Но меняющаяся реальность тут, в восточной Украине, подсказывает, что кризис просто вошел в новую фазу. В отличие от Крыма, который этой весной был занят российскими войсками в форме без знаков, восточная Украина вовлечена в тонкую игру, в которой события формируют российские наемники, а Кремль убедительно отрицает свое вмешательство», - начинается другая статья The New York Times.

Как говорится в ней, «тут, на зеленых равнинах восточной Украины, напоминания о России повсюду. У бывшей базы украинской Национальной гвардии, теперь занятой боевиками повстанцев, общительный боец из Южной Осетии, выступающий под прозвищем Мамай, говорит, что пересек границу около месяца назад вместе с другими добровольцами. Здание центрального правительства, которое сейчас контролируют силы Бородая, после выметания разношерстных местных сепаратистов, занимавших здание в прошлые недели, украшено глянцевым плакатом в голливудском стиле, изображающим друга Бородая, Игоря Стрелкова, гражданина России, который является лидером повстанцев в славянском бастионе. В четверг лидеры мятежников отправили назад в Россию через поразительно дырявую границу 33 гроба, объявив, что преимущественное большинство убитых в бою с украинской армией в понедельник были российскими гражданами».

«Путин может не управлять этими событиями, но он определенно их основной выгодополучатель, - убежден американский корреспондент. - Нестабильность на украинском востоке делает страну менее привлекательной для Европейского Союза и более восприимчивой к требованиям России, создавая некоторого рода страховой полис для будущего влияния России, которая, во всяком случае, пока, избежала дальнейших санкций Запада… В четверг Министерство иностранных дел России выразило «глубокую обеспокоенность в связи с дальнейшей эскалацией ситуации в восточной Украине», но не упомянуло гибели россиян. Просьбы прокомментировать российские трупы и Бородая осталась без ответа».

«В интервью Бородай сказал, что он и Стрелков оба ездили в Приднестровье, отколовшуюся от Молдовы территорию, защитить права русских в 1990-е. Он называет города в России, из которых прибыли добровольцы, включая Новосибирск, Владивосток и Читу. Он говорит, что верит в идею Великой России, и что он приехал в Украину, чтобы ее реализовать. «Настоящие украинцы имеют право жить, как хотят, - говорит он. - Они могут создать собственное государство, которое будет называться Украиной, или как они хотят, потому что слово Украина несколько унизительно», - говорит он, имея в виду, что буквальный перевод означает «на границе» (этимология спорна). Он поясняет, что украинцы «имеют своих героев, свои ценности, свою религию», но что «мы тоже хотим жить как мы хотим. Мы думаем, что имеем на это право. И, если нужно, мы будем отстаивать это право».

«Роман Шпорлюк, почетный профессор украинской истории в Гарвардском университете, говорит, что этот язык огорчает. «Путин хотел бы сделать Украину подобной Югославии, - говорит он. - Он хочет создать этнический конфликт там, где его нет», - цитирует профессора The New York Times, констатируя также, что «никто тут, похоже, не знает, откуда появился Бородай и каково его гражданство. Но такие вещи и не имеют значения. «Они хорошие ребята, они - наши ребята, они защищают нас от агрессии Киева», - говорит Лидия Лисичкина, 55-летний геолог, этническая русская».

Rzeczpospolita  рассказывает, как противостояние на востоке разделило некогда близких друзей. Причем, говорится в ее статье, лояльная Киеву часть граждан запугана и загнана в подполье, так что «картинку» в городе вольны создавать боевики и их сторонники.

«Из двух игровых площадок доносятся крики играющих детей, - начинается репортаж польского издания. - Трехлетняя Ева съехала с горки и прибежала к маме. Из-за баррикады из мешков с песком доносится звук разгружаемого оружия. Здание администрации, находящееся между детскими площадками, захвачено пророссийскими сепаратистами. Рожденная в Славянске Ирина спокойна насчет дочки. «Мы не боимся наших ребят. Они нас охраняют», - поясняет она. Ирина по профессии фармацевт, но не работает. Подчеркивает, что в Украине живется все труднее, потому что растут цены. Власти в Киеве не признает. «Я хотела бы, чтобы Славянск был в России. Это российская земля», - добавляет она».

«Антиукраиснкие настроения части жителей юго-восточной Украины - это не выдумка Кремля. Пропаганда их только действительно подкрепляет. Многие жители этих территорий не считают себя украинцами. «Мы не хотим жить в одной стране с фашистами с Майдана», - это утверждение слышно чаще всего. Звучит оно так, будто суфлировано Москвой, но произносится, как правило, с убеждением. Значительная часть людей не признает правительства в Киеве, которое, как они считают, пришло к власти неконституционными методами. А поскольку Майдан доказал, что благодаря общественному давлению, революции возможно свергнуть президента, таким же образом можно отделиться от государства, управляемого «хунтой». Только нет общего мнения насчет того, что должно наступить затем. Чаще всего произносят «автономия». Часть хочет присоединиться к России. Другие хотят, чтобы, наконец, воцарился покой и улучшилось их материальное положение. Это аргумент в пользу России, где зарплаты значительно выше, чем в Украине. Только немногие признаются, что с наибольшим чувством вспоминают времена Советского Союза».

«В 2013 году в Киеве милиция была против Майдана. Ради уверенности против демонстрантов высылали главным образом спецподразделения милиции «Беркут» и солдат внутренних войск, специально свезенных в украинскую столицу с востока страны - из Донецка и Харькова. Их подвергали промывке мозгов, убеждая, что на майдане собираются общественные маргиналы и люди, которые получают деньги за стояние на морозе. Также и по этой причине нынешняя власть имеет много противников и среди солдат. Сепаратистам содействует также большая часть милиции. По оценкам милиционеров в Донецке, они разделены пополам», - отмечают в Rzeczpospolita.

На взгляд ее корреспондента, «пророссийский протест на востоке Украины - это как киевский Майдан, отраженный в кривом зеркале. Штаб сепаратистов в Донецке способом организации напоминает центр Киева периода революции. На первый взгляд разница только одна - средний возраст пророссийских демонстрантов значительно выше, чем манифестантов с Майдана. Основная схожесть - в механизме, который подоревает протесты. Каждое действие власти, результатом которого являются раненые или убитые среди протестующих, увеличивает их сопротивление и желание драться. Если бы на протестовавших в ноябре 2013 года против неподписания соглашения об ассоциации с ЕС студентов власти не выслали милицию, Майдан вообще не появился бы. В последующие недели, когда в Киеве было спокойно, городок постепенно пустел. До времени очередных попыток его умиротворение, которые привели к результату, обратному задуманному».

«На востоке происходит подобное, - отмечает он. - У демонстрантов уже тоже есть свои герои - сепаратисты, погибшие в пожаре в доме профсоюзов в Одессе. Украинские власти в ловушке. Отсутствие решительной реакции на действия сепаратистов приводят к потере ими авторитета и контроля над востоком страны. Но каждая новая жертва антитеррористической операции приводит у росту сопротивления. А шансы на единство государства сокращаются».

«Согласно вечному правилу, что первой жертвой войны является правда, обе стороны культивируют пропаганду, - констатирует польский журналист. - Правительство в Киеве старается скрыть свое бессилие, сообщая о мнимых успехах антитеррористической операции на востоке. На самом деле армия не в состоянии взять главные центры, захваченные сепаратистами, как Славянск, Краматорск или Донецк. Вопреки российской пропаганде, боевики контролируют, однако, только центры этих городов и отдельные дома. Преувеличение масштаба вооруженного конфликта важно для обеих сторон. Правительство хочет таким образом показать, что армия действует решительно. Сепаратисты доказывают принятый ими тезис, что украинские солдаты стреляют по собственным гражданам с востока».

«По словам местных, это уже выглядит как война, - рассказывает, в свою очередь, американская The Wall Street Journal. - На холме в приблизительно ста ярдах от моста 72-летняя учительница на пенсии Эмилия Саида забилась в доме, где она родилась, слишком напуганная даже для того, чтобы выбежать в туалет на улице, когда мимо пролетали пули, разбивая оконные стекла. «Я не знала, что делать и где прятаться», - сказала она, стоя на своем дворе два дня спустя, по земле рассыпаны осколки стекла. «Я не знаю, кто воюет, «белые» или «красные», и за что, - говорит она, используя названия из гражданской войны в России, проходившей столетие назад. - Я жила в Украина: работая в моем саду, читая мою книга, выгуливая моих собак. Я всего лишь хочу мира».

«Ее сосед Владимир Панченко, 56-летний фермер, ел с женой ранниый рыбный ужин, когда пули начали залетать в окно его дома. Крыша его кухни загорелась, разрушив почти все внутри, включая холодильник, где он хранил куски засоленного свиного жира - украинского деликатеса, известного как сало. Одна из его коров была задета пулей. Панченко обвиняет вмешательство России в превращении мирного города в военную зону. «Это брат против брата, - говорит он, говоря, скорее, по-украински, чем по-русски, который доминирует на востоке. - За что умирают эти люди? Зачем сюда пришел Путин? Украинцы должны решать свои дела сами, без внешнего вмешательства».

Две армии

О происходящем в среде пророссийских боевиков попыталось разобраться информационное агентство Reuters. «Батальон «Восток» - одна из многочисленных вооруженных групп, воюющих на пророссийской стороне на востоке, с неясным командованием и линиями координации и разными приоритетами, - рассказывает его корреспондент. - Объединение уже проявило себя в игре мускулами и действиях против некоторых других сепаратистов, которых батальон «Восток» объявил грабителями».

«Ходаковский (командир «Востока», бывший командир группы «Альфа» СБУ в Донецкой области. - «ОстроВ»), ответственный также за безопасность в «правительстве» сепаратистской республики, объединен с другим вооруженным объединением, «Оплот», и «премьер-министром» сепаратистов Александром Бородаем, публично признавшим, что является москвичом. «Некоторые московские политики финансируют собственных людей в нашем правительстве; это жизненная необходимость», - говорит он, не вдаваясь в детали. Он прогнал Пушилина, лидера «Донецкой народной республики», как всего лишь подставное лицо, и признал, что не питает иллюзий относительно срочных целей Москвы на украинском востоке. «Я думаю, Россия использует нас для продвижения своих геополитических интересов, чтобы получить буфер между собой и Западом. Мы не обманываемся на этот счет. Но даже зная это, мы держимся за Россию, поскольку это наша культура», - говорит он».

«Сейчас повстанцы занимают позиции глубже в Донецке, индустриальном центре, устанавливая баррикады и посты на населенных территориях в надежде, что украинская армия не будет воевать в густонаселенных участках и подвергать опасности городскую инфраструктуру. «У нас нет другого выбора, - говорит Ходаковский. - Они должны понимать последствия боя внутри города, если Порошенко хочет войти в историю как Кровавый», - цитирует Reuters.

Британская The Sunday Times описывает еще такую картину: «Десятки баррикад, сделанных из бетона и мешков с песком, заняты сепаратистами - разношерстной силой вооруженных до зубов бывших солдат и полицейских, плюс деклассированных людей и неудачников в резиновых шлепанцах, никогда не бывавших в перестрелке. Демонстрируя отсутствие боевого опыта, один вооруженный человек в моем присутствии случайно выстрелил из крупнокалиберного автомата в заполненный оружием склад, едва промахнувшись в группу других повстанцев и пробив БТР. Боевики в масках с AK-47s и гранатометами гоняют по городу на военных грузовиках и украденных машинах, включая новую полноприводную Porsche. Некоторые местные жители обвиняют сепаратистов в коротких и быстрых налетах на украинские позиции из населенных зон, что провоцирует ответный обстрел».

Тем временем немецкая Die Zeit, ссылаясь на военного эксперта Центра разумкова Николая Сунгуровского, отмечает, что «быстро разрешить конфликт с вооруженными сепаратистами на востоке нельзя, реалистичнее срок в один месяц. Акция вооруженных сил была также не запланированным наступлением, а реакцией на захват стратегически важного аэропорта вооруженными боевиками. «Это слишком напоминало крымский сценарий», - сказал Сунгуровский, - который закончился российской аннексией. И все же можно наблюдать новую решимость вооруженных сил, проявившуюся в связи с тем, что в Киеве появился сильный лидер, поддержанный явным большинством. Даже на востоке большинство тех, кто смог принять участие в выборах, отдали голоса Порошенко. Это важный знак, что там не все хотят в Россию, как это могло показаться на референдумах самопровозглашенных народных республик. Жители востока Украины больше всего хотят мира».

«Однако вопрос в том, в состоянии ли вообще украинские вооруженные силы установить эту стабильность, - пишет немецкое издание. - В течение прошлых недель некоторые солдаты без боя оставляли сепаратистам танки. Другие попадали в засады и погибали. Причины лежат в плохой боевой подготовке, отсутствии командования, а такжа распространенной в армии коррупции: тот, кто не особенно оплачивается, не ставит на карту свою жизнь».

Обзор подговтовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: