Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Иностранные СМИ не отреагировали на освобождение из тюрьмы Юрия Луценко почти никак. Зато они горячо и с большим интересом обсуждали очередную акцию Femen, которые уже стали для иностранной прессы украинской темой если и не № 1, то и не № 2. На этот раз девушки с обнаженной грудью устроили скандал на ярмарке в немецком Ганновере, внезапно каким-то чудом появившись в своем характерном виде с криками "Диктатор!" перед Владимиром Путиным и Ангелой Меркель.

"Александра Шевченко, раздевшаяся до пояса перед российским президентом в то время, как он обходил ярмарку в Ганновере, сказала The Daily Telegraph, что он выглядел "реально тупо". Путин заявил, что его развлекла эта демонстрация, сказав впоследствии на пресс-конференции: "Что касается протеста, то мне понравилось"… Путин попытался позже посмеяться над этим происшествием, говоря, что организаторы Ганновера должны даже "сказать спасибо украинским девушкам, которые помогли промоутировать выставку-ярмарку", - написала британская The Daily Telegraph.

Промо реальности

Акция Femen стала центральной темой одного из эфиров радиостанции "Эхо Москвы". Так, общественный деятель и организатор успешных протестных акций Евгения Чирикова высказала мнение, что "акции с раздеванием тему девальвируют. Если тема серьезная, а человек, против которого они выступали, - человек серьезный, "жулик и вор", мне кажется, что не нужно дополнительно раздеваться, чтобы привлечь внимание к тому, кто он такой. И, собственно говоря, я вообще против акций, которые связаны с обнажением. Потому что если есть что сказать, это можно сказать и в одетом виде. Так что считаю, что если действительно ты хочешь что-то серьезно поменять и бороться с системой, то борись системно".

А галерист и политтехнолог Марат Гельман, напротив, отозвался об акциях с обнажением одобрительно: "В свое время Диоген пришел на площадь и начал говорить важный философский текст. Никого не было. Когда он начал чирикать, и люди собрались, и он начал говорить свой серьезный философский текст. То есть, во-первых, я считаю, что акция удалась. И акция была не о том, что Путин жулик и вор, а о том, что была какая-то фальшивая ситуация. То есть, с одной стороны, все в Европе понимают, что у нас происходит демократией, с другой стороны, Меркель встречается, садится с ним в машину, - у журналистов не было повода сказать, что на самом деле мы к нему относимся по другому… Не скажу, что это была блестящая акция, но она свое дело сделала – начали говорить о двуличии европейской политики".

По мнению Гельмана, самые успешные протесты - индивидуальные и творческие. "Пражская вторая революция, с которой началась настоящая перестройка в Европе, началась с того, что художник покрасил советский танк в розовый цвет… Он говорит – я художник. Я не должен и не хочу превращаться в политика, но хочу высказаться. И это сработало. Нельзя сказать, что это способы протеста – каждый должен искать свое. Кто-то выходил на Красную площадь, кто-то реально собирает актив и к чему-то его готовит. Просто сейчас такая ситуация, мне кажется, когда в России такие яркие одиночные высказывания гораздо более эффективны. Потому что у нас нет оппозиции, а есть диссидентство. И оно очень эффективное, то есть, позиция одиночки, которая высказывается сегодня, оказывается более интересной".

"Мне чем их протест нравится? - Поддержала Марата Гельмана в отношении к акциям Femen российский политик и публицист Ирина Хакамада. - Во-первых, они не затрагивают частное пространство. Я помню, как приехала в Иркутск: я была политиком, встречалась в зале с общественностью. Подошла ко мне девушка-"лимоновка", якобы подарить цветы, и бросила мне их в лицо. Мне сказали: "Скажи спасибо", потому что они часто бросали розы, и тогда я была бы вся исцарапана. Помню, как "лимоновцы" кидались яйцами. Я потом Эдуарду сказала: "Завязывай. Вы можете быть большевиками, кем угодно, но если боретесь за свободу и человеческое достоинство, вы не имеете право нарушать и убивать человеческое достоинство даже ваших противников". Они это потом прекратили. Девчонки не дотрагиваются, никого не трогают, скачут и просто провоцируют своей полуобнаженкой с надписями на теле, чтобы привлечь не только к себе внимание, а к теме. И этот сигнал считывается… Потому что это было не только перед Путиным, но и перед Меркель. А уже действительно всем надоели двойные стандарты Запада. Потому что, с одной стороны, они правозащитников встречают, любят, принимают, берут у них сведения, поощряют, а с другой стороны тут же за газ, свои экономические привилегии, делают все для того, чтобы Россия с ЕС не ссорилась".

Другие формы

С другой стороны посмотрели на это явление американские издания. "Вы могли это пропустить, но 4 апреля - Международный день топлесс-джихада. Провозглашенный Femen - радикальной феминистической группой, зародившейся в Украине, - он был организован в знак солидарности с Аминой Тайлер, 19-летней туниской, два месяца назад вызвавшей скандал в Тунисе постом из двух фотографий себя с голым торсом. На одной она смотрит в камеру с вызывающе выставленными обоими руками, с развернутыми средними пальцами; на ее торсе - надпись, матерящая "вашу мораль". На втором фото она написала "мое тело принадлежит мне и оно - не источник чьей-то гордости". Посылы Тайлер прозвучали громко и четко. Несколько женщин в скором времени выложили онлайн свои собственные изображения топлесс. Затем Тайлер стала получать смертельные угрозы, и исламистские лидеры заявили, что она заслужила быть поротой или даже забитой камнями насмерть. Она сбежала из дому, но была поймана и избита своим двоюродным братом, затем, по имеющимся данным, помещена своей семьей в психиатрическую больницу. Недавно она снова заявила о себе в интервью французскому телевизионному каналу Canal+, кажущаяся сильно накачанной успокоительным, но все еще яркая и вызывающая - и желающая покинуть Тунис", - рассказали в The New York Times.

Как отмечают в издании, акт этой девушки вызвал широкую дискуссию в либеральных арабских кругах, где также подвергли сомнению его эффективность. "Femen с такой готовностью промоутирует обнажение на публике, что делает его раздеванием только ради раздевания, а не демонстрацией сложных обстоятельств, с которыми сталкиваются женщины в консервативных обществах. Группа оспаривает роль религии в обществе вообще, но в основном - в окружениях, где занимать такую позицию не рискованно. Однако большинство арабских феминисток - не против религии, они против ультраконсервативной интерпретации религиозной доктрины и репрессивных законов. Иногда кампании этой группы граничат с исламофобией. Тайлер в своем телевизионном интервью осудила активисток Femen, сжегших флаг с исламской надписью в Париже в Международный день топлесс-джихада. По словам девушки, этот акт никак не помог в ее деле".

"Некоторые женщины обнажают грудь в стране, где вполне в порядке вещей обнажать грудь, затем они жгут флаг религиозного меньшинства перед храмом этого религиозного меньшинства. А затем кто-то провозглашает это "революционностью", - написала в открытом письме Femen британская писательница и фотограф Сабиа Махмуд. Черный флаг, который сожгли активистки Femen, был не исключительно экстремистским символом, написала она; это был обычный флаг, используемый многими мусульманами". Тысячи возмущенных женщин, присоединившихся к группе в Facebook "Мусульманские женщины против Femen", провозгласили собственный "День гордости мусульман", загрузив собственные фото с надписями "Свобода выбора" и "Я могу защитить права женщин с одеждой на мне". Мусульманские женщины могут бороться за себя, заявили они, под хиджабом или нет", - рассказала Los Angeles Times.

В The New York Times констатируют существование в арабском мире другого подхода к обнаженным протестам, когда голое тело становится не просто актом демонстрации, а произведением искусства. Так его представила, например, фотограф из Египта Алия аль-Махди, вынужденная покинуть родину после демонстрации своих фотографий в блоге и являющаяся ныне активной сторонницей Femen. Она указывала на то, что, добиваясь запрета демонстрировать обнаженное тело в каком бы то ни было варианте, исламисты должны бы были последовательно уничтожить все многовековое культурное наследие своего народа.

"Более того, как заметила журналист и исследователь арабского искусства Кетрин Корнет, за последние 30 лет произошло заметное увеличение описаний наготы среди арабских художников - речь идет как раз о том периоде, когда выросло политическое влияние исламистов. Понимание этого, возможно, удивительного тренда, и того, каким образом он бросает тонкий вызов консервативным культурным нормам, сделает больше для продвижения гендерного равенства в арабском мире, чем шокирующая тактика Femen", - считают в The New York Times.

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: