Понедельник, 19 ноября 2018, 21:571542657425 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Отсутствие реальной политической альтернативы власти, при наличии активной и заметной оппозиции, – известная украинцам проблема, оказывается, еще более усугубленная в менее демократических постсоветских государствах. Главную идею публикаций в иностранных СМИ на прошедшей неделе можно выразить словами Глеба Павловского, ранее имевшего репутацию прокремлевского политолога, сказанными им в эфире радио «Эхо Москвы»:

«Я могу солидаризироваться с теми, кого бьют, унижают, оскорбляют. Я с ними солидарен, конечно. С ними, а не с теми, кто бьет. И в этом смысле действия Кремля мне отвратительны. Прямо скажу этим моим недавним друзьям, что вы мне отвратительны. Вы мне отвратительны человечески. А политически здесь нет пока между кем и кем делать выбор».

За что купили – за то и продают

Известность оппозиционных деятелей России растет, при этом рейтинг доверия к ним остается низким, пишет польская Rzeczpospolita. «В России нужно разделять общественное недовольство и деятельность политической оппозиции. Люди в Москве ходят на митинги не для того, чтобы поддерживать противников Кремля, а чтобы выразить свое недовольство политикой властей. В то же время общего языка с недовольными людьми не могут найти ни власти, ни оппозиция, - цитирует Rz Кирилла Танаева, главу московского «Фонда эффективной политики». – С чем выходит сегодня оппозиция к своим соотечественникам? С ничем конкретным! Может, в Интернете, в социальных сетях, например, на Facebook, диалог с ней интересен, но люди в России не живут в виртуальном мире. Они живут ежедневными проблемами – здоровьем, образованием, повышением цен. Оппозиция не предлагает им никаких решений этих проблем».

Картина, аналогичная той, что есть сегодня и, очевидно, будет завтра в Украине: «Российские социологи говорят, что абстрактная критика властей перестала интересовать россиян. Российское общество хорошо знает, что такое коррупция и злоупотребление служебным положением. Люди готовы становиться в строй и бороться, но за решение своих проблем. Тем временем оппозиционеры все чаще видятся их простым соотечественникам не как защитники интересов общества, а только как политики, втянутые в абстрактную борьбу с властью».

Выборы и последовавшие за ними массовые протесты в России, бутафорские выборы в Беларуси, шокировавшие многих выборы в Грузии и предстоящие парламентские выборы в Украине так или иначе наводят аналитиков и наблюдателей на неминуемые параллели. «Саакашвили при всех его успехах не удалось сделать очень важную для вообще нашего всего постсоветского пространства вещь – создать ощущение, как бы, правовой надежности смены власти, при которой смена не означает переход к преследованию предыдущей администрации, то, что, кстати, является нашим роком здесь в Москве. В Москве, собственно, почему руководство страны все время пролонгирует себя, как бы, у власти? Потому что они знают, как поведут преемники, придя к власти», - говорит Глеб Павловский на «Эхе».

«Это не крах, это ревизия, - считает он. - Вот сейчас станет ясно, что из этого вошло в обычай, что стало институтом. Потому что, в конце концов, демократия – это институты. Что Саакашвили удалось сделать институтом, а что было показухой. Я думаю, вот эта сепарация произойдет в ближайшее время». Как отметил Павловский, «на Украине президентство Ющенко привело просто к ухудшению, а не улучшению положения мелкого бизнеса, ни один институт не был создан. А жалкие попытки Ющенко подражать Саакашвили, там, в борьбе с коррупцией, когда он распустил украинское ГАИ, оно продолжало спокойно, как ни в чем ни бывало, ходить на работу и брать те же самые штрафы. Так что это нет, здесь нет никакой связи. Украина не только не Россия, но она и не Грузия тем более».

Впрочем, несколько иначе видит Украину и Грузию корреспондент «Новой газеты». По его словам, «нечто общее в украинской и грузинской ситуации просматривается — несмотря на фактический отказ от реформ украинского руководства и форсирование реформ грузинским. Эта общность — сохранение олигархического присутствия в экономике. Можно произносить любые красивые слова и принимать самые передовые законы, но когда рядом с тобой в экономике и политической жизни страны находятся люди, получившие свои миллиарды неизвестно каким (вернее известно каким) путем — ты обречен на поражение».

«То, что пришло на смену Ющенко, — это коллективный Бидзина Иванишвили. Украинское правительство «регионалов» — кабинет олигархов. Новый президент Виктор Янукович уже не пытается с ними договариваться. Он хочет быть одним из них — и у него многое получается. Именно поэтому власть Януковича куда прочнее, чем власть его предшественников», - констатируют в «Новой газете».

Новые люди?

В Украине, между тем, зарождается новая оппозиция, считает корреспондент немецкой FrankfurterAllgemeineZeitung. В его статье речь идет о киевских активистах, защищающих от безобразной реконструкции здание Гостиного двора. «Люди, занявшие Гостиный двор, и их организации, пытаются преодолеть застой, образовавшийся после поражения демократической «Оранжевой революции» 2004 года и провала ее конфликтовавших вождей. Идолы революции сегодня дискредитированы почти так же, как президент Янукович. Жесткое недоверие по отношению к Юлии Тимошенко возникло от ее язвительных интриг против тогдашнего партнера Виктора Ющенко. Сомнительный стиль ее демонстраций, от кавалькад Porsche до ее окрашенных в золото знаменитых кос, привел к тому, что по опросам она показывала результат, худший даже, чем у Януковича. Ее автократические вождистские подходы и ее близость к подозрительным миллиардерам испортили воспоминания о революции».

«В широких кругах оппозиции восстание 2004 года считается сегодня массовым спектаклем без смысла, ориентированным на лидеров и слова, вместо демократических преобразований. Многие, подставлявшие тогда головы на киевской площади Независимости, сегодня имеют горькое ощущение, что на самом деле они были в то время не «народом», а стадом на пути на консервный завод», - написала FAZ.

И – насчет стада. «Средний украинец готов продать свой голос за 2650 гривен (250 евро), говорит Константин Дикань, эксперт киевского Центра Разумкова, комментируя текущие статистические данные. Всего за несколько недель до завершения, кампания в полном размахе. Вопрос – как далеко готова зайти каждая из партий» - Замечают в британском TheEconomist.

Ах, Одесса…

С политического Олимпа на менее грешную землю возвращает Rzeczpospolita, корреспондент которой побывал в Одессе. «Марк Твен написал об Одессе, что нечего тут особо смотреть, и лучшее, что можно сделать, это ходить и радоваться жизни. И видно, что люди тут радуются жизни. На площади перед историческим зданием Старой биржи, где сейчас размещается городской совет, кружатся в вальсе пожилого возраста пары. По Приморскому бульвару прогуливается старик с табличкой «Я поэт», а на фоне роскошных лимузинов фотографируются в ярких, хоть и безвкусных, нарядах девушки, идущие на бал по случаю окончания школы. Рядом с дорогими магазинами стоят бочки с квасом, палатки с книгами и маринистическими сувенирами. На улицах полно красивых и элегантных женщин, важно прогуливаются старые дамы в воздушных платьях и шляпах на головах, а столько уличных кафе едва ли есть в каком-то другом городе Украины».

«Улица Дерибасовская действительно имеет что-то от парижского шика, - соглашаются в польском издании, приводя слова, якобы сказанные Львом Троцким в Париже, что этот город Франции похож на Одессу, но Одесса красивее. – Стоит, однако, чуть отойти от традиционных прогулочных мест, а мы увидим другой город – бедный и запущенный, с котами, лежащими среди куч мусора, и безработными, просящими о помощи «на бутылку». Но даже там забитые досками и фанерой окна окружены интересными арками и колоннами, а под осыпающимся серобурым слоем штукатурки можно рассмотреть старые краски представительных дворцов».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: