Вверх

Спецтема: Выборы 2019

В соответствии с последними исследованиями правозащитных неправительственных организаций, условия, в которых находятся заключенные, больные туберкулезом, можно считать нечеловеческими и унижающими достоинство. Об этом заявил сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров в среду на пресс-конференции в Киеве.

Ярким примером, иллюстрирующим данную ситуацию, является дело умершего в тюрьме от СПИДа и туберкулёза Олега Яковенк. О нем журналистам рассказала присутствующая на пресс-конференции мать Олега, Надежда Савченко.

По словам Н.Савченко, ее сын был задержан в июне 2003 года как соучастник кражи. Во время пребывания под судом, а это более 3 лет, Яковенко неоднократно (при подсчете оказалось около 70 раз) преодолевал расстояние в 80 км. между Севастополем (место, где проходили суды) и Симферополем (где он содержался в следственном изоляторе) в составе этапов. Этап длится приблизительно 36 часов. На протяжении этого времени этапируемых не кормят, у них ограничен доступ к питьевой воде и туалету. Перевозят их либо в вагонах (более 100 человек в одном вагоне), либо в автозаках.

Попадая в ИВС Севастополя, Яковенко постоянно содержался в переполненных камерах, где не было достаточно света, воздуха, не было индивидуального спального места.

В начале осени 2005 года состояние здоровья Олега Яковенко стало резко ухудшаться. Было сделано несколько снимков грудной клетки, взята кровь на ВИЧ. Лечили от бронхита. Туберкулез обнаружен не был. О том, что результаты анализа на ВИЧ были положительными, им (Олегу и его матери) стало известно только в апреле 2006 года из ответа на запрос в СИЗО Симферополя, хотя начальству СИЗО стало известно еще в конце февраля, но в медицинских документах Яковенко это почему-то так и не нашло отражения. После многочисленных обращений к начальнику ИВС Севастополя, где тогда находился Яковенко, и руководству УВД города удалось показать его врачам и поставить предварительный диагноз. Врачи дали заключение, что он нуждается в стационарном лечении. Но руководство ИВС не находило возможностей организовать его доставку и пребывание в больнице. Мать отправила телеграмму в генеральную прокуратуру. В ответ получила лишь сообщение о том, что телеграмма получена.

26 апреля была направлена срочная жалоба в Европейский суд, вместе с заявлением о принятии предварительных мер (с просьбой предложить правительству поместить Яковенко в лечебное учреждение для оказания необходимого ему лечения). Через три дня Яковенко был доставлен в инфекционную больницу г.Севастополя на стационарное лечение. Примерно через месяц врачи дали заключение, что он является инвалидом 1 группы. Через год после этих событий, 8 мая 2007 года, Олег Яковенко в возрасте 31 года, находясь на стационарном лечении в туберкулезном диспансере Севастополя, умер.

А 2 октября 2007 года Европейский суд вынес решение о нарушении ст.3 и ст.13 Европейской конвенции прав человека и основных свобод. Нарушение статьи Суд усмотрел в том, что должностными лицами не была предоставлена своевременная и соответствующая медицинская помощь в связи с ВИЧ и туберкулезом, а также в связи с жестоким обращением во время транспортировок между Севастопольским ИВС и Симферопольским СИЗО. Суд принял решение о компенсации в размере 10457 евро.

По словам участников пресс-конференции, отсутствие независимого, объективного и эффективного расследования, а также судебного преследования работников правоохранительных органов в связи с заявлениями о пытках и плохое обращение отчасти коренится в двоякой роли прокуратуры в Украине. Прокуратура ответственна и за расследование, и за поддержку обвиняемого в суде по криминальным делам, и за принятие решения, открывать ли дела против работников милиции, которые принимают участие в таком расследовании. Отсутствие независимого органа расследования означает, что дела против работников правоохранительных органов расследуются неадекватно, затягиваются, прекращаются, или не открываются совсем.

«Кроме того, Генеральная прокуратура выдает заключенных-жалобщиков администрации колонии, на которую и жалуется заключенный. Так что роль Генеральной прокуратуры в защите прав человека трудно переоценить», - добавил координатор программ Харьковской правозащитной группы, адвокат Аркадий Бущенко, также присутствующий на пресс-конференции.

с.г.

«Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: