Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

– Господин Президент, мы вас приветствуем. Благодарим за возможность интервью. Со времени нашей последней встречи прошло две недели, но год оказался богатым на события, а значит на интересные вопросы.

Итак, 2006 год начался со спора двух важных институтов власти – правительства и парламента. Какие Вы как Президент видите пути выхода из этой ситуации – я имею в виду, сейчас, до выборов, – и рассматриваете ли Вы возможность введения прямого президентского правления?

– Я бы начал с того – чтобы по стране не ходило много мифов – я гарантирую, что Президент не преступит Конституцию или закон. Я гарантирую, что правительство своими решениями не преступит ни Конституцию, ни закон. Я думаю, что в этом сила демократии. Знаете, сегодня можно было бы позволить делать то, что делала прежняя власть 12 месяцев назад, или 2-3 года назад. Но это не демократия. Я убежден, мы должны отличаться другой политикой, другими лицами, другими способами действия.

И потому когда мы сегодня смотрим на конфликт – мне кажется, его природа понятна. Четыре года назад в парламент пришли силы, большинство из которых формировали в стенах, в которых мы сейчас находимся. Это не те силы, у которых будет будущее в Украине, у которых будет сотрудничество с демократией. Демократия для них – это лишение кислорода, на котором они привыкли жить. Они не выигрывали те выборы публично, честно, в борьбе. Я выступал на площадях, где выключали свет; кто-то выступал во дворцах, с информационным сопровождением всеми каналами и так далее. Но это забыто. Это не так важно.

Суть одна: сегодня мы имеем парламент, который не соответствует политической структурализации общества. И в этом главная проблема. Люди, которые сегодня относятся к тем или другим силам, давно уже потеряли идейную поддержку тех людей, которых мы называем избирателями.

Это первое фундаментальное.

Второе – сегодня мы пожинаем плоды, когда власть игнорирует Конституцию, переступает через нее. Провели так называемую политическую реформу... Я буду подбирать слова и попробую быть сбалансированным. Но я убежден. что если вы сейчас выйдете на Крещатик и спросите у любого простого украинца: «Скажите, пожалуйста, что такое конституционная реформа в Украине, которая была в прошлом году проведена?» – думаю, 95 процентов скажут вам, что мало владеют информацией. Они не знают, что произошло неконституционное изменение того строя, который был до января 2006 года. Они не знают, что эти изменения никто даже не предлагал на всенародное обсуждение, никто не обсуждал эти изменения в парламенте. Все делалось под ковром.

Тогда возникает вопрос: если мы делаем доброе дело для нации, почему его так скрывать? Очевидно, было почему. Поэтому я сегодня настаиваю, что изменения, сделанные в Конституции, были проведены с грубым нарушением процедуры. Они не были истинно доведены до ведома нации, и нация не принимала участие в обсуждении сути тех изменений, которые были внесены.

И сегодня, когда мы говорим о попытке отправить правительство в отставку – это была одна из циничных попыток еще раз проигнорировать Конституцию.

– Скажите, пожалуйста, когда может иметь продолжения ваша идея о референдуме?

– Это должно быть специальное сообщение. Я опять-таки хочу подчеркнуть, что с этой идеей я выйду безусловно, чтобы ни у кого не было никаких сомнений. Но моя цель сегодня – не сделать наложения возмущений в обществе. Наоборот, я хочу, чтобы эта тема принялась как честный способ выхода на гармонию. Чтобы это не наложилось на проблему, которая будет происходить с выборами, и к тому дополнительно дестабилизирует. Я бы этого не хотел. Но то, что тема изменений в Конституцию и правовая сторона, поиск легитимных способов выхода из этого дела в повестке дня у нации – я думаю, что это понимает каждый гражданин, это уже дело очевидное. С такими изменениями и такими процедурами у Украины будет сложное будущее.

– Господин Президент, голосование оппозиции в Верховной Раде за отставку правительства Еханурова вы назвали причиной отзыва вашей подписи под меморандумом о сотрудничестве с оппозицией. Какой именно пункт этого меморандума нарушила оппозиция этим голосованием? И какие пункты планируете не выполнять вы, если отзываете свою подпись?

– Речь шла о солидарных действиях при формировании внутренней и внешней политики страны. Отставка правительства – это одно из грубых, очевидных, публичных нарушений. Причем – я еще раз хочу подчеркнуть –речь не идет о Еханурове и его правительстве. Речь идет о том, почему люди, народные депутаты, которые хорошо понимали, что они действуют против Конституции, не имея возможности легитимно, по закону отправить это правительство в отставку, пошли на этот шаг.

Я продолжу мысль дальше. Эти люди, очевидно, еще больше понимали, что у них сегодня нет полномочий формировать новое правительство. Это более серьезно – они вели страну к коллапсу, понимая, что мы придем к ситуации, когда якобы постановление парламента об отставке парламента уже состоялось, а постановление о формировании нового правительства не может вступить в действие. И таким образом страна в важный период своей истории – когда идут выборы, когда в любой стране с высокой политической стабильностью начинается разные конфликты, противостояния, политические разогревы и тому подобное, – именно в этот период страна лишена Конституционного Суда. Принято постановление – пусть оно незаконное, но оно... сердце ведь не камень, оно реагирует – об отстранении правительства от выполнения своих полномочий.

И 80 дней до выборов.

Здесь и возникает вопрос: друзья, если мы говорим об Украине, о том, что наша страна не должна пострадать имиджем, статусом, репутацией, власть – независимо от того, о какой власти мы говорим, будь то о судебной или о Верховной Раде, или об исполнительной власти, или о Президенте – должна иметь доверие у людей. Тогда она будет успешной. И здесь трудно найти черту, где одна власть или ее репутация завершается и начинается другая. Нам надо заботиться о статусе украинской власти. Она должна быть достойная. Ибо это Украина. И мы должны эту власть уважать. Я говорю в данном случае не как Президент, а как простой человек. Нам надо научить нацию прежде всего доверять власти. Но делать шаги, которые бы подтверждали, что власть достойна этого. И когда мы делаем такое решение, абсолютно очевидно толкая страну в политическую неуправляемость – я повторюсь, это действие сил неукраинских. Эти силы не думают о нации, не думают о стабильности в Украине. Это действительно пятая колонна, для которой маленький корпоративный или партийный интерес стал сегодня выше стабильности в Украине.

Поверьте, мне неприятно это комментировать. В этих действиях нет ничего рационального, продуманного, правильного. Откровенно скажу: у меня нет удовольствия комментировать это. Это не пример больших политиков, это не пример высокой политики для Украины. Это халявная, простая, дубовая, примитивная, антигосударственная, антинациональная политика. И дискутировать здесь, откровенно скажу, у меня нет большого интереса.

– Но речь идет о меморандуме, о документе, где зафиксированы и обязательства власти – ваши и премьер-министра Еханурова перед оппозицией. Относительно пунктов о честных выборах, о недопущении политических репрессий – какова теперь позиция власти по этим пунктам?

– Конечно, она будет неизменной. Когда мы говорим о честных выборах, я выйду с предложением о всеобъемлющем меморандуме, который будет касаться только одной позиции: проведения демократических, прозрачных, честных выборов. Поскольку сейчас нет доверия к тем силам, которые раньше брали ответственность по другим пунктам – возможно, стоит тогда предмет настоящей договоренности свести к одному: давайте мы обеспечим честные, демократические выборы, без применения админресурса, без применения и копейки государственных финансов или финансов государственных предприятий, кроме тех государственных средств, которые предусмотрены на выборы. Все остальное – под государственный контроль, публичный контроль журналистов; как вы хотите – я все делаю, чтобы вы убедились в том, что НАК «Нефтегаз» или «Укрзализныця» не будет финансировать ни одну политическую силу. Вы получите сигнал – я готов на него в полной мере реагировать. Я не исключаю, что такие попытки будут – страна жила так 15 лет. То 10 миллиардов кубов газа давали на выборы одной партии, которая продержалась 6 лет и, я думаю, канет в небытие. То воровали деньги из «Укрзализныци». Я знаю, это практика такая. Но я даю слово: я сделаю самые крайние шаги, чтобы такая практика в 2006 году не повторилась.

– Виктор Андреевич, политические события последних дней напрямую связывают с газовым вопросом. И последнее газовое соглашение, заключенное между Украиной и Россией, называется компромиссным, но вместе с тем вызывает довольно бурные споры. Ибо, очевидно, вопросов остается много, больше, чем ответов, в частности – как долго мы сможем получать газ по 95 долларов и почему именно «РосУкрЭнерго», коммерческая структура, которую до сих пор мало знали?

– Я думаю, что многие вопросы возникают от того, что ленивы те люди, которые комментируют эти вещи. Надо просто один раз прочитать, надо немножко знать историю этих вопросов. И не политизировать.

Я бы, возможно, начал с того, что давайте мы отойдем сейчас от национальных и государственных интересов и сделаем маленькие итоги. Какие итоги в рамках подписания настоящего соглашения? Итог первый: Украина получила самый дешевый газ среди стран Восточной и Центральной Европы. Нас обогнали только белорусы. Но вы понимаете, что Беларусь поплатилась своей магистральной сетью. Мы ничем не поплатились. Мы имеем самый дешевый газ – я хочу подчеркнуть, 95 долларов не имеют ни страны Балтии, ни страны Закавказья, не будем говорить о поясе Польша, Словакия, Чехия, Болгария, Румыния и так далее. Более того, сегодня звучат некоторые позывы постановки вопроса, что и Болгария, и Румыния, и Польша хотят пересмотреть [газовые соглашения], пойти по примеру Украины, которая выстояла, которая... Я не хочу сказать, что мы выиграли у кого-то эти дебаты, мы просто защитили национальный интерес.

Таким образом, мы имеем газ по 95 долларов – наиболее дешевый. Второе. Мы на 30 процентов (кстати, так как и газ, на 30 процентов) подняли тарифы – впервые за нашу историю, за 14 лет – до 1,6. Это еще не европейский тариф, но, поверьте, это уже радикальный сдвиг в теме формирования рыночной цены. Мы на 11 миллиардов увеличили транзит российского газа в 2006 году, и отныне он будет не меньше 121 миллиарда [кубов]. А это, знаете, рекорд. В этом [2005] году мы прокачали 120 миллиардов, но разного газа. Теперь к этому газу добавляется еще 121 миллиард российского газа. Это рекорд. Я думаю, что это прекрасный успех, так как мы зафиксировали перспективу.

Идем дальше. Мы закрепили участие наших структур в молдовском рынке. Это впервые в нашей истории.

Теперь что касается других структур. Если брать историю последних 7-8 лет, было несколько структур, которые занимались транспортом туркменского газа в Украину. Никогда это не были украинские структуры – начиная с, кажется, «Еврал Транс Газ», первой структуры, которая лет семь назад прокачивала этот газ. Правда, она тогда брала 41 процент объема газа, который она прокачивала. Это была структура, полностью сформированная российской стороной. И «Газпром», как владелец «Газтранзита», полного монополиста по транзиту России, делал операторов, которые занимались конкретным проектом.

Потом пришла «Итера» – стопроцентно российская структура, созданная на каких-то островах, к которой Украина никакого отношения не имела, и, при большом желании, не могла бы и иметь. Это была не наша политика. Правда, она брала за транзит уже 38 процентов объема.

Потом, два года назад, появилась снова неукраинская структура, к которой украинское государство, украинские государственные структуры никакого отношения не имеют, которая называется «РосУкрЭнерго». Там ни единой доли Украины нет.

Сегодня поставки газа идут этой структурой в Украину по ставке 37,5%, это самая низкая ставка. Когда стоял вопрос месяцев шесть назад, как привести другие структуры в Украину, я дал такое добро: давайте поработаем. Очевидно, логика должна была быть в одном: как та структура, которая придет на замену существующей, – хотя это, поверьте, не украинский вопрос и я не знаю, как бы мы его провели, но на такую постановку вопроса я пошел. Я сказал только, надо выполнить два условия. Первое условие: доставка туркменского газа в Украину должна стать более дешевой, чем та, которую нам предлагает «РосУкрЭнерго», и второе: чтобы эта структура владела лицензией на транзит газа через Россию. Ни одной структуры такой не появилось.

– Но на сегодня появились слухи, что за «РосУкрЭнерго» стоят люди с не совсем хорошей репутацией...

– Я с большой радостью мог бы помочь правосудию установить эти каналы, если бы у меня была какая-то информация. Я обращаюсь ко всем, кто владеет этими каналами, несмотря на то, что это не украинская структура. Я с Владимиром Владимировичем Путиным об этом говорил. Мы найдем полную поддержку в этих действиях, если у нас будут факты, не мифы, не легенды, так как мне называли одни люди, леди великие, о четырех людях, которые стояли за той фирмой. Я попросил, чтобы это было сказано публично и с доказательствами. Почему-то уже почти год этого не делается. Давайте не формировать байки.

Эта мысль была запущена, я убежден, по одной причине. Для того, чтобы завести ту структуру, которая тебя интересовала, надо сначала скомпрометировать ту структуру, которая сегодня занимается этими операциями. Началось с баек об «РосУкрЭнерго». Думаю, что за этой структурой стоит российский «Газпром». Если кто-то думает, что «Газпромом» легко руководить через подставных лиц, я думаю, это большая ошибка. Повторяю, это была «заманушка» ради одного: провести одну из компаний, которая могла партийно финансировать одну политическую силу на выборах. И когда это не удалось, тогда начали бить горшки – давайте денонсируем все соглашения, проклянем в анафеме «РосУкрЭнерго» и т.д., так как это другая концепция, она не дает места другим непрозрачным схемам.

– Господин Президент, ситуация с газом, газовый спор между Украиной и Россией – это то, чем Украина не занималась 15 лет. Это вопрос энергетической безопасности. Что мы должны сделать сегодня, что мы уже сделали для того, чтобы сделать невозможным подобные ситуации на будущее?

– За пять лет мы должны выйти на независимый энергетический баланс страны. Это та тема, которая мной была поставлена на СНБО. Хотел бы, чтобы меня поняли правильно. Знаете, в Японии нет ни одного куба газа своего и нефти, но она стопроцентно энергетически независима. Вот когда мы говорим об украинской модели, украинской концепции энергонезависимости, речь не идет о том, что мы должны добывать 50 млрд. своего газа. Хотя и это будем иметь. Но это многовекторная задача. С одной стороны, если мы не имеем своих энергоносителей и находимся в определенном дефиците их, во-первых, это должна быть глубоко диверсифицированая политика. Европа этот вопрос решила просто: больше 30% из одного источника государство не может иметь энергии. Они не один год шли к этому, и мы не за один год придем. Но мы четко и ясно должны сказать, что уроки, которые нам надо сегодня извлечь, таковы. Существующая энергетическая зависимость – это довольно серьезная прелюдия политической зависимости. Если мы украинцы, если мы это понимаем, это не упрек кому-то, это не чья-то вина, это наша, прежде всего, вина. Это не проблема конфликта с кем-то. Это проблема просто дышать своими интересами и сделать так, чтобы ты ни с кем не поругался, чтобы у тебя все были друзьями. Поэтому эта тема начинается с того, что мы должны поставить четкий план формирования энергонезависимости государства. С одной стороны, мы должны радикально изменить концепцию энергопотребления. У нас должна быть прогрессивная система энергопотребления, которая параллельно базируется на очень эффективной системе энергосбережения. Мы должны изменить политику использования урана в мирных целях. Мы должны подключить международных союзников как на политическом, так и на серьезном экономическом уровне и выйти на замкнутый цикл обработки и производства ядерного топлива или его элементов. Мы должны изменить взгляд на собственную политику газо- и нефтедобычи. В ближайшие недели завершится первый конкурс по выделению поля в шельфе Черного моря для добычи газа. Подписан контракт по реанимации старых скважин, где 60% топлива осталось 15-16 лет назад, когда там была прекращена добыча. Мы говорим сегодня о новом взгляде возрождения угольной отрасли.

– То есть вы считаете, что через пять лет Украина будет способна сама обеспечивать себя альтернативными и разными энергоисточниками, для того чтобы не быть зависимой?

– Мы это должны сделать. Особенно, я не упомянул еще такой момент как функции транзита по территории Украины. Обратите внимание, за последние 15 лет мы ничего не добавили к транзитному потенциалу Украины. Европа сегодня очень задумалась, как диверсифицироваться. Украина геополитически уникально расположена. Так Бог нам дал, что сосед у нас Россия. И мы максимально должны развивать наши отношения с Россией. Не надо бояться строительства Богородчаны – Ужгород или Новопсков – Ужгород. Так как наша функция – транзит. Чем больше мы выиграем в этой функции, тем будет более прекрасно и классно.

Мы все должны хорошо понимать, что страны Центральной Азии очевидно также стремятся быть участниками европейского энергетического рынка. Самая короткая дорога для этих стран идет через Украину. Я бы очень хотел, чтобы Украина не проспала эту возможность. Если эта тема организуется, посмотрите на нее еще. Иран – со вторым в мире, после Саудовской Аравии, запасом газа. Страна, у которой несколько сотен километров газопроводов, не больше. Страна, которая ищет рынок. Если провести условную линию, она близко пройдет через Украину. Да, этот вопрос политизирован. Украина себя должна политически активно вести в этом вопросе. Я понимаю, что эту тему нельзя открыть за год, за два, но мы такими мерками и не формируем стратегию Украины. Но наше место должно быть зафиксированным за интересами Украины. И потому когда на этот спектр очень открыто, откровенно посмотреть, минимизировать влияние политики, думаю, что для наших ведомственных руководителей нефтяной, энергетической, газовой отраслей есть очень много интересной работы.

– Благодарю, господин Президент. Сегодня Маланки, так что щедрой Вам кутьи...

– Спасибо. Со всеми прошедшими праздниками, с Новым годом, с Рождеством Христовым, счастья и успехов. Всего хорошего!

Официальное Интернет-представительство Президента Украины



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: