Вверх

"Я бы никогда не подумала, что буквально за один месяц я побываю сразу в нескольких оккупациях. Сначала я переживала оккупацию Севастополя в 2014 году. И когда я наконец-то решила навестить родителей в Славутиче в апреле 2022 года, я снова оказалась в оккупации. Только в этот раз я была не так уверена за свою жизнь. Более отчетливо я это понимаю после кадров из Бучи", - рассказывает Кристина, которая недавно с двумя детьми совершила вояж Севастополь – Славутич - Севастополь.

В начале февраля она впервые за много лет решила навестить своих родителей в Славутиче (Киевская область). Говорит, что это была давняя просьба мамы - встретиться с внуками. Кристина не видела родителей более восьми лет – с момента оккупации Севастополя, где она постоянно проживала.

"Мы два года откладывали поездку, но в какой-то момент родители тяжело заболели и просьбы уже носили характер "увидеть внуков перед смертью". Дальше оттягивать было некуда. Я решила поехать в Славутич на один месяц, даже не представляя, что меня ждет впереди", - говорит она.

В полномасштабное вторжение РФ в Украину Кристина не верила. Хотя некоторые знакомые в Крыму предостерегали ее от поездки в Славутич. Говорили, что американская разведка не просто так постоянно рассказывает о возможной большой войне. Но тогда Кристина лишь отмахнулась: "Не может такого быть. Максимум – попытаются что-то на Донбассе сделать".

Сегодня она сожалеет лишь о том, что подвергла опасности жизни своих маленьких детей.

"Я не сожалею, что в начале февраля приехала в Украину. С родителями нужно было повидаться. Но вот за то, что пережили мои дети, я себя корю. Они не должны были слышать взрывы и просить у меня поесть, когда дома был пустой холодильник и негде было купить еды", - признается девушка "ОстроВу".

Но обо всем по порядку.

Жизнь в Славутиче под взрывами


24 февраля Кристина, как и миллионы украинцев, проснулась от взрывов и сообщений о том, что началась война.


"Что я чувствовала? Страх, панику, отчаяние. Сразу связалась со своими родными и знакомыми с Севастополя. Они все тоже были в шоке, но сказали мне не переживать, ничего страшного не будет: "Сменят власть на Украине и все". Я как-то успокоилась после этого. В принципе, первые дни было терпимо, в самом городе не стреляли, все бои велись за его пределами", - вспоминает она.

Но затем Славутич фактически был заблокирован со всех сторон. Продукты и лекарства стали быстро исчезать с полок, а новых подвозов не было. Выехать из города было невозможно.

"Мама у меня летом была прооперирована, у неё больная спина и ноги, папа на тот момент лежал в реанимации, на мне двое детей и дома уже совсем мало еды. Вокруг километровые очереди на все, в день я тратила часов 5 на простой, да и далеко не всегда что-то получала. А чаще вообще ничего. Плюс прибавились походы в больницу и по аптекам за лекарствами, где тоже почти ничего уже не было и приходилось искать по крупицам", - рассказывает Кристина.

Она вспоминает, как дети вечно просили есть, а подходящее питание уже было не найти.

"После супа через полчаса уже голодные… Пока ещё да, харчами перебирают, хотя уже не так, как раньше. Дарина уже меньше капризничает, да и Ангелина смирилась, что кашек нет и ночью только воду пьёт", - писала она в середине марта.

"Ко всему у меня начала болеть поясница. Это далеко не первый раз со мной такое, мне бы помог хороший массаж и покой, но ни того, ни другого не было. Да, я устала и начала жалеть себя. Вроде пыталась ещё держаться и не ныть, потому что не время ещё. Хотелось просто свернуться клубочком, и чтобы за меня все порешали. Особенно обидно, что кому-то везло в очередях, они что-то покупали, попадали на какой-то привоз. А на мне вечно все заканчивалось, а то и вообще не привозили. Идёшь по улице, а там люди с какими-то пакетами с едой. А ты ни с чем", - вспоминает Кристина.

В какой-то момент в большей части города, включая район, где жила Кристина, пропало электричество. Это был самый сложный период.

"Без света мы шесть дней были. Готовили во дворах на мангалах, машины подвозили брёвна, мужики их пилили и утром до комендантского часа разжигали костры, чтобы можно было готовить завтрак", - рассказывает девушка.

"Люди и предприятия организовали пункты, где можно было зарядить гаджеты, но там собиралась большая очередь и зарядка шла очень медленно. Вообще половина дня проходила в каких-либо очередях: за зарядкой, за молоком, за картошкой. В очереди можно было простоять и два, и три часа, а то и больше. Магазины были пустые, от слова совсем. В продаже оставалось немного моющих средств и шампуней. Только детские игрушки продавались неспешно как прежде. Сигареты и водка стали валютой, на пачку сигарет можно было выменять живую курицу. Правда, сигарет у людей уже тоже почти не было. Люди привыкли. Не вздрагивали от взрывов, не следили взглядом за истребителем, только дети активно играли в войнушку во дворах", - вспоминает она.

Кристина говорит, что больше всего ее раздражали сообщения и вопросы, почему они не выезжают из города.

"Мне постоянно пишут, предлагают варианты, спрашивают, чего же я не еду. Я не еду, потому что это опасней, чем здесь и сейчас. Вокруг идут боевые действия, можно попасть под перекрёстный огонь. Многие писали про поездку через Беларусь, но люди не понимали, что у нас закрыта граница. Да и вообще, как можно ехать с детьми, когда вокруг велись активные боевые действия? Каждый день мы читали сообщения, как расстреливали машины на дорогах с детьми. Это невыносимо больно", - рассказывает она.

В какой-то момент все изменилось. 26 марта российские военные вторглись в город-спутник ЧАЭС Славутич, похитили мэра, а в вышедших на мирную акцию людей бросали светошумовые гранаты и стреляли в воздух.

По словам Кристины, проукраинские митинги проходили в городе регулярно, "даже во время воздушных тревог и под звуки выстрелов".

Фото: Городской совет Славутича в Facebook

26 марта мэр Славутича Юрий Фомичев заявил, что город оккупирован российскими вооруженными формированиями.

"Славутич с сегодняшнего дня в оккупации. Мы стойко защищали наш город. Три дня назад мы получили ультиматум сдать его без боя, но наши военные, Нацполиция приняли решение отстаивать город. Они не могли по-другому, они военные, они для этого и работают", - заявил он.

С тех пор, вспоминает Кристина, людей на улицах стало в разы меньше, и она с детьми несколько дней просидела дома, не выходила даже за продуктами питания, так как боялась не вернуться домой.

"Вы даже не представляете, что я готовила и что мы ели. Я это без слез не могу вспоминать. У нас оставались макароны, консервированные огурцы и немного овсянки. Мы это ели три дня. С двумя маленькими детьми. Конечно, можно было попробовать выйти, поискать еду, но я боялась, не могла, - говорит она.

Все резко изменилось в тот момент, когда российские войска покинули территорию Киевской области.

"В город сразу пошла гуманитарная помощь. Магазины стали наполняться продуктами. Я плакала, когда смогла получить сосиски, молоко, творог и яйца. Плакала! Это в 21 веке на территории Европы. Как такое вообще может быть? Мы не могли наесться фруктами и овощами, которые смогли и купить, и получить бесплатно", - рассказывает Кристина.

После всего пережитого и как только стало более-менее безопасно она все же решила уехать домой в Крым.


Дорога из Славутича в Крым


"Вообще я думала в мае пытаться уехать, когда обещали конец войны. Но вдруг мои знакомые собрались ехать в Киев, а у меня пришло чувство, что пора ехать. Я даже не знаю, как это объяснить, поездка отменялась миллион раз, в итоге пришлось одеваться, одевать детей и собирать все вещи за 10 минут. Конечно, чемодан с вещами я не брала, взяла только основное: документы, деньги, подгузники и еду. Из одежды не взяла ничего, даже детское все оставила, чтобы быть легкой, мобильной и легче пересекать множественные КПП", - вспоминает она.

Маршрут до Крыма она составляла на основе советов тех людей, которые выезжали на полуостров уже после начала полномасштабной войны. Таких оказалось немало. Причины у всех были свои: кто-то хотел пересидеть активные боевые действия, кто-то таким образом решил попасть на материковую часть РФ, чтобы оттуда улететь в другую страну.

"Я очень удивилась, когда узнала, как много людей выезжает из Украины в Крым. Чаще всего это те, кто хочет пересидеть войну у знакомых или родственников. Слышала много разговоров, что таким образом украинцы бегут от мобилизации, выезжают сначала в Крым, затем на материк, а оттуда в Турцию или Грузию", - говорит она.

Для начала она приехала в Киев, который поразил ее "беспечной и мирной жизнью по сравнению со Славутичем". Оттуда нужно было купить билет на поезд до Запорожья.

"Поехали в 10 утра с ребятами в Киев, туда ехали тоже сёлами-полями, там приехали сразу на железнодорожный вокзал. Билеты купила легко в купе, нижние полки, до Запорожья. Поезд был вечерний, поэтому оставалось время. Пошли по магазинам, реакция моя была истерическая при виде еды. Особенно убили яйца, за которыми гоняется весь Славутич, а там они стояли в огромном количестве. И никаких очередей. Набрали еды родным, себе в дорогу. Потом вернулись на вокзал. Наверху там организован зал для мам с детьми. Там сейчас работают психологи, детский аниматор, лежат игрушки, желающих накормят, можно поспать на диване. Людей много, кто-то ночует в ожидании поезда", - вспоминает она.

Следующий шаг был самым сложным – добраться из Запорожья, который находится под контролем украинского правительства, до оккупированного российскими войсками Мелитополя. Для этого Кристина списывалась с местными перевозчиками, которые успели организовать соответствующий бизнес.

Цены на перевозки называли разные – от трех до пяти тысяч гривен. Удалось договориться за 3500 грн.

"Поезд опоздал на 2 с лишним часа, хорошо, что мужчина, с которым я договорилась в итоге, ждал людей с этого же поезда, поэтому по прибытию сели и сразу поехали. На машине ехали с 9 утра до трех часов дня, хотя расстояние там небольшое. По пути было очень много КПП. Сначала украинских штук 10-15, потом российских штук 40-50. Отношение очень разное: где-то детям давали мандарины, соки и сладости, где-то забирали из машины сигареты, еду и даже деньги", - говорит она.

Самое жуткое впечатление, вспоминает Кристина, было тогда, когда мужчин на российских КПП раздевали и проверяли на наличие татуировок на теле. Молодых парней "очень сильно шмонали".

"Меня с детьми не трогали вообще, только документы проверяли, и то не везде. Страшнее всего ехать по серой зоне между КПП, там могут стрелять, да и вообще очень громко слышны звуки выстрелов и взрывы", - рассказывает девушка.

В Мелитополе она также без проблем нашла водителя, который согласился отвезти их к административной границе с Крымом.

"Водитель из Мелитополя довез нас прямо до границы, хотя очень рисковал опоздать к комендантскому часу, а там с этим строго. Рассказал, что раньше возил много мужчин к границе, те бежали от мобилизации в Украине. А в последнее время то ли боятся, то ли не пускают уже, но стало выезжать меньше мужчин. Извинялся за высокую цену (100 долларов). Говорит, что цены в оккупированном Мелитополе сильно поднялись, а ему нужно кормить семью, которая категорически отказалась куда-либо выезжать", - отмечает Кристина.

На "границе" с Крымом оккупанты организовали пункт пропуска.

"На границе "Чонгар" пустили небольшой автобус, пеших на нем везут на сам пункт пропуска, потом заполняется документ на детей до 6 лет, проходишь паспортный контроль и по факту все, выходишь", - говорит она.

На другой стороне Кристину уже ждали знакомые на машине, которые отвезли ее с детьми в Севастополь. Дорога в общей сложности заняла у нее около трех суток и стоила примерно 250 долларов.


В Крыму

"В Севастополе вообще не чувствуется война. Здесь жизнь идет своим ходом, без светомаскировки, без выстрелов, с едой и обычными увеселениями. Сегодня ночью мне снилось, что мой дом бомбят, хотя на самом деле я этого не переживала, слава богу. Сегодня у меня отходняк, мне хочется плакать, я никак не могу понять, что делать. Жизнь вроде вернулась в привычное русло, а вроде и нет", - рассказывает Кристина.

Местные жители не охотно говорят о войне, стараются жить как ни в чем не бывало. Когда Кристина рассказывает о том, что она пережила в Славутиче, далеко не все верят ей. Некоторые знакомые прямо заявили, что все беды, которые она пережила, исключительно из-за Украины. Они искренне верят в то, что у России спасительная и благородная миссия.

"Правда, разговор быстро заканчивается, когда речь заходит о том, чтобы ехать самому воевать-освобождать или посылать своих родных. Но в большинстве местные не хотят говорить о войне и замечать ее. Исключение – это затопление любимой "Москвы", но и об этом уже подзабыли. Сейчас другие заботы. На носу туристический сезон, это важнее "Москвы" и войны вместе взятых", - признается она.

По словам Кристины, к мирной и спокойной жизни привыкнуть гораздо проще. Прошло две недели после ее возвращения домой и о войне в Украине напоминают лишь редкие разговоры с родителями, которые так и остались в Славутиче.

"Я предлагала им поехать с нами в Крым, но они наотрез отказались. Они патриоты Украины и своего города. Сейчас им гораздо проще, город вернулся в довоенное время, там все есть – от продуктов питания до лекарств. Но для них война никуда не делась. И у меня странное ощущение от того, что я живу в городе, с территории которого запускаются ракеты в Украину. Не хочу об этом думать", - признается девушка.

Андрей Андреев, специально для "ОстроВа"

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: