Четверг, 18 октября 2018, 00:181539811138 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Международный фестиваль документального кино о правах человека Docudays UA проходит в Украине уже в 15-й раз. Он входит в Международную сеть правозащитных кинофестивалей Human Rights Film Network. Как правило, фестиваль проходит ежегодно в конце марта. В этом году фестиваль сфокусировался на теме равенства: фильмы, дискуссии, выставки. С 23 по 30 марта представлено 62 фильма из 36 стран мира в столичных кинотеатрах "Жовтень" и Украина", куда пришло более 20 тысяч зрителей.

Не обошлось и без эксцессов. Так, 26 марта представители праворадикальных группировок пытались сорвать публичную дискуссию "Права человека: проблема распространения ультраправых движений в Украине", которая проходила в рамках Международного фестиваля документального кино о правах человека Docudays UA.  Тогда агрессивно настроенные мужчины ворвались в помещение креативного пространства IZONE во время предыдущего мероприятия - панельной дискуссии делегации "Международного комитета Красного Креста". Они подняли шум, сорвали полноценное проведение мероприятия, и сломали фотовыставку "Шанувати різноманіття", которая была размещена на стенах. С приездом полиции, мужчин удалось оттеснить из помещения и организаторы смогли провести мероприятие. Полиция составила акт о факте разрушения фотовыставки, никого не задержав…

На пресс-брифинге одним из ключевых вопросов обсуждения участники фестиваля обсудили ситуацию с документальным кино в прокате. Часто-густо компания-прокатчик неохотно берет документалку, опасаясь за кассовые сборы.

Глава Госкино Филипп Ильенко признал сложность выхода в прокат документальных кинолент. "Для нас важно поддерживать фильмы, которые сильно отличаются друг от друга, которые имеют авторскую позицию, которые сделаны по-разному, касаются разных тем и историй. Я рад, что зритель фестиваля с таким вниманием относится к украинскому конкурсу. Для документального кино меньше шансов попасть в кинопрокат, и еще сложнее - на ТВ. У нас на телеке сериальный продукт дебилизировал зрителя, хотя я верю, что не окончательно. Мы пробовали в течении последних лет выводить документальные фильмы в прокат. В частности - "Миф", "Жива ватра". Я думаю, что нужно договариваться с дистрибьюторами, а мы готовы поддерживать это с финансовой точки зрения выход в прокат", - отметил Филипп Ильенко на брифинге.

Впервые в истории Docudays, прошел национальный конкурс Docu/Україна, представленный полнометражными лентами. Часть из них непосредственно касается темы событий на Донбассе и Майдане. Зрители смогли увидеть фильмы: "Вона та війна" Марии Кондаковой, "Какофонія Донбасу" Игоря Минаева и "Перша сотня", сорежиссерами которого являются активные участники майдановской киногруппы «Вавилон 13» Ярослав Пилунский, Юлия Шашкова, Юрий Грузинов. А также фильм "Явних проявів немає" режиссера Алины Горловой и "Віддалений гавкіт собак" режиссера Симона Леренг Вильмонта в категории Docu/Світ; фильм "Гірчиця в садах" режиссера Петра Армяновского был представлен в Docu/Коротко.

Фильм "Віддалений гавкіт собак" о наблюдениях за жизнью 10-летнего Олега на линии фронта. Олег живет со своей любимой бабушкой Александрой в небольшом доме в селе. Большинство людей уже покинули их село, но Олегу и Александре нравится жить там вместе, поэтому они хотят остаться, и дальше заботиться друг о друге. Но жизнь становится все сложнее, а война все никак не заканчивается.

В полнометражном фильме "Вона та війна" речь идет о трех женщинах, которые прошли военную службу.

В фильме "Гірчиця в садах" рассказывается о девушке, которая приехала домой, в деревню на линии фронта в «серой зоне» Донецкой области, где провела свое детство. В кинокартине акцентируется образ дома, того Донбасса, из которого многие вынуждены были уехать.

Идея фильма "Какофонія Донбасу" - исследовать создание мифа о Донбассе, с помощью архивных материалов документального и игрового кино. Сюжет картины разворачивается в двух плоскостях. Первая - жизнь глазами советской пропаганды и Донбасс как витрина идеологии. Вторая - жизнь реальная, скрытая от лишних взглядов. Значительная часть архивных кинокадров о жизни шахтеров Донбасса, в том числе и демифологизации А.Стаханова. Вместо обещаний о благополучной жизни люди пытались только выжить. В фильме использованы архивные материалы и записи интервью с бывшими жителями Донбасса, которые стали очевидцами и жертвами российской агрессии.

"Явних проявів немає" - это история женщины, которая возвращается с войны. Она пытается вернутся к нормальной жизни, общается с психологами, чтобы избавится от каких-то своих страхов, борется с постравматическим стрессовым расстройством. Этот документальный фильм показывает ее путь от начала реабилитации до возвращению к нормальной мирной жизни.

События Майдана и уже военного Донбасса представлены в фильме "Перша сотня", который создан при поддержке Госкино. Это не просто документальные кадры, а именно история участников, которые боролись против системы, а потом защищали страну на Востоке.

Фильм построен так, что зритель наблюдает за героями в разные моменты их жизни. Авторы кинокартины постарались максимально показать характер героев, раскрыть их сущность. Вплоть, до момента рождения новой жизни.

В частности, все события так или иначе развиваются вокруг главного героя - Андрея Янченко. Он возглавлял 42-сотню "Львівська Брама" на Майдане, во время которого был контужен и ранен. Его сотня обороняла верхнюю баррикаду возле станции метро "Хрещатик", именно поэтому получил позывной "Высота". А потом отправился на Донбасс, где участвовал во многих операциях, в том числе и в феврале под Дебальцево.

Структура фильма не линейная, а скорее мозаичная. И это помогает глубже понять психологию героев, проследить мотивацию их поступков, и главное - увидеть четкую гражданскую позицию. На фестивале фильм получил приз зрительских симпатий.

Ярослав Пилунский: Фильм "Перша сотня" - это наш гвоздь в гроб российской империи

О создании фильма и зрительском восприятии "ОстроВу" рассказал один из режиссеров кинокартины "Перша сотня" Ярослав Пилунский.

-Насколько на сегодня документальное кино востребовано среди украинского зрителя?

- Абсолютно востребовано. У нас как раз была дискуссия на фестивале о том, что телевидение и компания-прокатчик не хотят брать такое кино, хотя зритель уже есть. Многие, кто пользуется интернетом, обращают внимание на документальные фильмы о тех или иных событиях. И этот сегмент зрителя увеличивается. Поэтому и мы в своей работе ориентировались на зрительское восприятие.

-А как воспримет зритель "Першу сотню" в России и на Донбассе? Как Вы думаете, насколько фильм может повлиять на сознание жителей?

-У каждого зрителя уже заложен определенный шаблон восприятия. Я уверен, что в России будут воспринимать те же события иначе, чем в Украине. Возможно, в России у кого-то из зрителей произойдет прозрение, но это конечно не касается массового сознания, потому что большинство людей все-же находятся под воздействием пропаганды. Например, как это было в Крыму. Людей долго запугивали «фашисствующими бандеровцами» и в какой-то момент произошел психологический слом: перед глазами упало забрало в виде триколора. Потом уже обывателю сложно воспринимать действительность критически. Поэтому я прекрасно понимаю, что массовый зритель в России скорее всего воспримет фильм через призму сформированного пропагандой отношения к событиям на Майдане. Но для кого-то это станет откровением.

На Донбассе мы показывали фильм нашим ученикам из "Желтого автобуса". И одна девочка сказала, что теперь ей стали понятны мотивы защитников Майдана. Когда идет погружение в личностные переживания героя, зритель ассоциирует себя с ним. Герой фильма не знает, что будет впереди (после Майдана - авт), но знает одно - надо бороться. И я рад, что молодое поколение уловило этот посыл.

А для западного зрителя - будет сложно понять структуру фильма, поскольку он не в теме. Но возможно он сфокусируется на жизненной истории семьи, которая есть в нашем фильме.

- Кстати, о структуре. Такая поочередная хронология развития событий на Майдане и на фронте в фильме - для чего выстроена?

-Мы собирали хронику событий на примере одних героев, которые были и на Майдане и на фронте. Когда мы выходили снимать участников событий на Майдане, то не знали чем закончится Революция Достоинства, к чему она приведет. Мы фиксировали состояние этих людей в разных проявлениях, и в быту, и в критических ситуациях. И пусть драматургия доведет нас до какого-нибудь финала. В какой-то момент мы предположили, что Россия просто так не отпустит Украину и когда-нибудь ситуация дойдет до появления танков. Но где именно это произойдет мы еще не знали.

После Майдана наши герои оказались на фронте, куда и мы тоже поехали за ними.

- Это была ваша первая поездка на Донбасс?

- Да, мы поехали на передовую в Дебальцево, где, собственно, и находились наши бойцы - герои фильма.

- И какие у вас тогда возникли ощущения?

-Война - это сложная для объяснения субстанция. Для меня война началась еще в Крыму, когда я и Юра Грузинов попали в плен к «самообороне», которые нас пытали и разговаривали уже как с врагами. Мы тогда не были уверены, что вообще выйдем живыми оттуда. Но тогда на фоне "эйфории" крымских событий в России был поднят активный информационный шум о нашем исчезновении. В нем участвовали в том числе и звезды российской эстрады (К.Меладзе, В.Пресняков и другие). Как нам сказали, когда выводили из подвала, что какие-то «важные люди дали приказ отпустить нас». Теперь я в Крыму персона нон-грата. Оккупанты считают, что я якобы "координатор неонацистского подполья Крыма".

Поэтому, когда мы приехали на Донбасс, то уже такого острого психологического переживания не было. Мы занимались своей работой, как все воины занимаются своей. Тогда мне, в первую очередь, как оператору был интересен герой на фоне разворачивающихся событий.

- И как война изменила ваших героев фильма?

- Мы начали на этапе монтажа компоновать события разного времени - чтобы увидеть изменились ли характеры героев. Мы так выстроили структуру, чтобы показать героев в период обострения ситуации на Майдане и на фронте. И как оказалось люди не меняются. У них не изменилось отношение ни к родной стране, ни к друзьям, ни к близким людям. Они остались верны своим жизненным принципам.

- Финал фильма - рождение ребенка в семье ваших героев. Это прием метафоры о рождении нового мира или что-то еще?

- В том числе и это. Изменения происходят на генетическом уровне. То есть, та информация, которую получил новый человек на этой планете, сопричастна с тем опытом жестокого и циничного мира, в котором находились его родители. В генетической памяти заложен переход к новому характеру личности.

- Все, кого вы снимали в фильме, живы сейчас?

- Нет. К сожалению, несколько человек погибли на Майдане.

- Фильм будет в широком прокате?

- Обязательно. Но в этом году у нас запланировано участие на фестивалях. Уже есть несколько предложений есть от кинофестиваля "Сандес" (США), а также из Локарно, Лейпцига, Шеффилда.

-Как вы относитесь к представителям украинского кинотеатрального мира, которые заявляют, что искусство вне политики?

- Это решение каждого человека, и невозможно выстраивать какие-либо рамки. Насколько наш фильм вне политики? Внутри самой картины - нет политики. Хотя, мы ее косвенно касаемся - в кадре есть политические лидеры, но они показаны абсолютно с человеческой стороны. Мы рассматриваем ситуацию на Майдане как пассионарный взрыв. Относится ли это к политике? Я считаю, что нет, но при этом он влияет на политические процессы.

- Насколько мне известно, вы отсняли много материала - около 300 часов. Планируете ли продолжение фильма?

Планируем. Мы хотим рассмотреть ситуацию внутри 1-й сотни Майдана которая осталась за кадром наших камер. Есть очень много информации по всем событиям, которая нас интересует. Например, когда перестроили баррикаду на Майдане почти промышленным способом, убрали наваленное железо, выстроили стену из мешков с песком и поставили ворота, а потом в эти ворота зашел БТР, и перегородил так, что остался проход для бойцов "Беркута". Кто именно таким образом отдал приказ так перестроить баррикаду?...

- Вы куратор проекта "Желтый автобус". Какие планы на этот год?

- Мы хотим выйти на формат дистанционного образования, поскольку воспитанников у нас уже много, в семи городах и мы не можем чисто физически их охватить.

Сейчас разрабатываем пилотный проект 4-х уровневой системы подготовки специалистов в сфере культуры и медиа. На первых двух уровнях мы будем готовить наших воспитанников к поступлению в высшие учебные заведения. Она будет доступна для всех жителей Украины. На двух следующих представим уже студентам возможность пройти творческо-производственную практику на современном кино- и теле- съемочном оборудовании, и принять активное участие в создании контента для первых двух уровней совместно с мастерами и профессионалами медиа специальностей, а так-же пройти практику на коммерческих проектах.

В наших планах также очередной летний кино-лагерь и новые экспедиции в новые города Украины.

Постскриптум

А теперь о призах на фестивале Docudays UA. Главную награду конкурса Docu/Україна получил фильм Дмитрия Лавриненко «Веаюфром».

Специальную награду конкурса Docu/Коротко и премию Андрея Матросова от организаторов фестиваля получил фильм «Горчица в садах» Петра Армяновского.

Приз конкурса Docu/Світ в номинации Docu/Життя получил фильм «Песок и кровь».

Специальная награда конкурса Docu/Україна и специальная награда студенческого жюри достались проекту Татьяны Ходаковской и Александра Стеколенко «Влекущий, сладкий, без пределов, или Песни и танцы о смерти».

Ирина Голиздра, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: