Понедельник, 10 декабря 2018, 10:401544431212 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Кабмин. Шахтеры у Стены плача. Боги молчат

В пятницу переговоры длились до часу ночи. В полдень инициативную группу шахтеров-инвалидов, участников пикета под Кабинетом министров, пригласили в Кабмин, потом их требования обсуждались в комитетах Верховной Рады. В итоге – тринадцать часов разговоров – и никаких результатов. Правда, предложения были – но были отклонены, как несправедливые и неадекватные…

Главное требование горняков – вернуть им задолженность по регрессам и пересчитать ежемесячные компенсации за потерю трудоспособности. Участники акции подчеркивают, что требуют не повышения социальных выплат, а просят вернуть то, что законно принадлежит им, и что незаконно отнято.

Под Кабмином они уже неделю. За это время, как утверждают, к ним выходили только «клерки». Сильные мира сего – пока игнорируют. Министр труда и социальной политики Людмила Денисова, как рассказывают, однажды, как ни в чем не бывало, прошла мимо к своему авто. Пробежал, как через пустое место, «регионал» Михаил Чечетов. Единственные, кто ощутимо отреагировал на акцию – местный ОМОН. Крепкие ребята не погнушались избить даже инвалидов-колясочников, когда те направлялись от Кабмина на противоположную сторону улицы, к зданию парламента.

«Во время перехода колонна растянулась, одна часть перешла на ту сторону, другая еще не успела, и тут ОМОН, чтобы не мешали движению, стал нас оттеснять. Во время оттеснения поломали, вот, дедушке инвалидную коляску, руку вывихнули, другому поломали руку, тому синяки поставили, ребра поломали…», - рассказал «Острову» инвалид труда Александр Писаренко.

На вопрос о судьбе обращений к премьер-министру Юлии Тимошенко, которых за короткий срок было уже три, в приемной главы правительства ответили, что ничего не получали. На просьбу о встрече с премьером заявили: только если та найдет их требования выполнимыми.

Добрые люди от политики пояснили: ребята, вас слишком мало. Такими силами, мол, не воюют.

Действительно, из приехавших в Киев в прошлый понедельник трехсот инвалидов в пятницу в столице едва осталась сотня, сегодня нет и тех. Многие простыли на холоде, у других поопухали ноги, пооткрывались язвы и кровотечения. Наконец, закончились деньги.

«Мы сегодня будем поднимать этот вопрос: почему министры, которые от имени народа были избраны, не выходят к этому народу, и не выслушивают его, не наши требования, претензии, а хотя бы выслушать плач, слезы этого народа. Мы уже между собой окрестили: это Стена плача, у Кабинета министров. Тут нужно большими буквами написать: Стена плача», - говорит Писаренко.

 

«Пострадали в военных действиях»

Свидетелями беседы корреспондента «Острова» с Александром Писаренко стали около пятнадцати протестующих. Время от времени кто-то из них вставлял слово в разговор, все говорили на повышенных тонах, иногда перебивали друг друга. Видно, что накипело, и что хочется уже даже не столько чего-то добиться, сколько просто выговориться. Но на просьбу рассказать свои истории они только отмахнулись: история на всех одна.

- В советское время было как? – Битва за уголь. Так что, можно сказать, пострадали в военных действиях. Давай, давай, давай на-гора уголек. Вот эта спешка постоянно приводит к тому, что растет травматизм. Если бы не было этого «давай-давай», и соблюдалась бы техника безопасности, этого всего не было бы.

- Последние аварии на шахтах - все говорят: техника безопасности не соблюдалась и не соблюдается.

- Еще горно-геологические условия много влияют…

- Еще зарплата зависит…

- Опасная профессия…

«С 2002 года нам должны были, согласно законодательству, пересчитывать рост минимальной заработной платы в соответствии с ростом средней заработной платы по Украине. Но Фонд социального страхования в одностороннем порядке, самовольно, изменил этот закон, то есть внес в «среднюю заработную плату» слово «реальная», - поясняет Писаренко.

Таким образом, Фонд сам, собственным постановлением, установил коэффициент, по которому он будет высчитывать регрессы своим подопечным. Позже такое постановление утвердил Минюст. Таким образом, говорит Александр Писаренко, «у нас сегодня такая ситуация, что минимальная заработная плата, которая гарантирована государством, выросла в 4,6 раза, а наш регресс за этот период вырос только в 2,8 раза».

«То есть, в два раза нас, грубо говоря, накалывают, обсчитывают. Вот мы отстаиваем свое право на достойную человеческую жизнь. То, что мы заработали в шахте, - пожалуйста, верните, отдайте нам, как это предусмотрено законодательством. Из этого фонда деньги щипают все кому не лень, а на наши выплаты денег не хватает. Но мы же не виноваты…»

Законодательные новшества Фонда соцстрахования запретили в свое время и Министерство юстиции (позже, при другом правительстве, оно же их и узаконило), и Высший административный суд. Кроме всего прочего, они не вяжутся с рядом других украинских законов, регулирующих правоотношения в этой сфере. Но соцстрах это мало беспокоит. Инвалиды-регрессники борются с ним уже несколько лет. Последняя акция, аналогичная сегодняшней, прошла в мае. В апреле было, вроде бы, достигнуто соглашение, однако к сроку его реализации все наработки зарубило правительство.

«В апреле, когда мы были здесь, министр труда и социальной политики говорила, что отсюда никто не выйдет, я должна Юлии Владимировне донести, что пришли к соглашению, подписали протоколы, - вспоминает Писаренко. - Иванкевич (замминистра труда и соцполитики. – «Остров») подписал протокол. Мы на камеру сняли: говорит, ребята, езжайте домой, все будет пересчитано, все будет нормально… И вот сейчас, мы приехали, было правление Фонда, Иванкевич отказался проголосовать в поддержку перерасчета. То есть, он дал нам слово, и от своего слова отказался. Ну да, говорит, я подписал, но моя подпись ничего не значит. Это говорит министр! Я не знаю, кому дальше верить. Они в министерстве дают отчет, что они такие хорошие, такие пушистые, они выполняют свои обязательства, но у нас, вот, инвалиды сидят, они могут на пальцах пересчитать, сколько Фонд не выполняет своих обязательств. Мы были более защищены на предприятиях, чем когда нас передали в фонд. Нас фонд, извините за выражение, дрючит во все дырки, по другому не назвать».

Местные суды зачастую отказываются принимать шахтерские иски. Если и принимают, решения все равно выносят в пользу Фонда. Среди шахтеров давно ходят настойчивые слухи, что откуда-то сверху все подобные жалобы приказано «рубать».

«Если закрыта шахта, все задолженности обеспечивает Фонд, - говорит ветеран шахтерского труда Владимир Веревка, - Даже если регрессник умер – членам его семьи деньги эти однозначно выплачиваются. По нашей шахте 152 дела по регрессам – Фонд знает об этом, есть судебные решения, они лежат в ликвидационной комиссии. Я спросил: вы выполните этот закон? – Нет, подавайте в суд. И смеется. Зная о том, что суды примут его сторону. Ни один закон по Фонду не работает. Зачем нам такой фонд?»

В Фонде просят не рубать сук

В Фонде на вопрос «зачем» пока не ответили. На сайте этой организации есть только заявление директора исполнительной дирекции Фонда Станислава Богданова от 4 сентября, то есть опубликованное еще до начала акции шахтеров-инвалидов.

«Требование шахтеров-инвалидов по сути отражает естественное желание потерпевших – иметь большие выплаты, однако его выполнение требует внесения изменений в законодательство, нормативные акты Фонда и дополнительно требует 3514,4 млн. гривен, что составляет почти годовой бюджет Фонда. Если же посмотреть на расходную часть бюджета Фонда, то почти 80 % затрат составляют затраты по возмещению ущерба потерпевшим, меры по профилактике несчастных случаев на производстве и др.», - говорится в заявлении Богданова.

Глава исполнительной дирекции Фонда считает, что «если выполнить требования шахтеров-инвалидов и принять решение о перерасчете ежемесячных страховых выплат на новый коэффициент роста средней заработной платы, то Фонд будет вынужден прекратить финансирование всех других уставных направлений, в том числе мер по профилактике несчастных случаев и профессиональных заболеваний, медицинской, профессиональной, социальной реабилитации и т.д. А это приведет к тому, что потерпевшие и члены их семей останутся без надлежащего лечения, протезирования, санаторно-курортного оздоровления, не будут обеспечены протезно-ортопедическими изделиями, колясками и автомобилями».

В связи с этим Богданов предупреждает, что требования шахтеров-инвалидов провоцируют уничтожение Фонда социального страхования от несчастных случаев на производстве, и задается вопросом, а стоит ли рубать сук…

Борьба на выживание

Очевидно, самих клиентов Фонда такая перспектива мало пугает. «Это фонд накопительный. Это деньги налогоплательщиков, - подчеркивает Владимир Веревка. - Нас, регрессников, на Украине 320 тысяч, из которых 156 тысяч – угольщики. Так вот давайте сопоставим: пенсионеров в Украине 13 миллионов 800 тысяч человек. Однако они получают пенсии. Так почему здесь на 13 миллионов есть деньги, а у нас на 156 тысяч нет? Вранье это все. Они фонд по карманам рассовывают! Уберите этот фонд! Не надо нам фонд!»

«Регрессников с каждым годом меньше, - добавляет Иван Мазепа, инвалид третьей группы из Стаханова. - По нашему городу в 2001 – пять тысяч регрессников, сейчас – три с половиной. Точно так по каждому городу. Деньги собираются, бюджет растет, а регрессников меньше. Куда эти деньги идут?»…

Медицинской, социальной и профессиональной» реабилитацией шахтеров Фонд тоже озабочен только на бумаге, - утверждают инвалиды. Александр Писаренко, например, говорит, что уже пять лет не получает лечения.

«В законе написано: инвалид первой группы должен ежегодно получать лечение. В Фонде эта норма вдруг стала отсутствовать, нет ее, убрали. И получается, что Фонд ни за что не отвечает. Я пять лет не получаю лечения – никто не отвечает, я обращаюсь в суд – суд защищает права Фонда: говорят, в законе такого нет. Говорю, а 22 статья Конституции когда будет выполняться? В ухудшение при принятии новых законов не должно идти. Вот недавний случай: человек взял в заложники, инвалид, судью, и выстрелил в охранника. Почему? Да потому, что суд на стороне Фонда отказал ему в праве, он три года не получал лечения. Как ему еще свое право отстоять? Он взялся за оружие. Так что, нам теперь каждому быть камикадзе? Мы готовы, давайте обвяжемся динамитом. Так уже если идти – то въехали в контору к чиновнику, взорвали – так уже всех подряд, чтобы не один, а хотя бы с чиновниками. Может, тогда они задумаются?».

«Вы знаете, за годы независимости Украины не построено ни одной шахты, наоборот, закрывают. Эти люди, которые здесь находятся, они эти шахты открывали, строили, ветераны шахтерского труда, инвалиды. А нас фонды эти считают отработанным материалом. Отработанным материалом! Но мы же еще живые люди! Вот нас, например, на одной шахте было семьсот регрессников, осталось триста только. Я думаю, что фонд ждет, что и эти триста… А тогда некому будет эти деньги выплачивать. А если не умрут, то здесь под Кабинетом ОМОНовцы и эта милиция перебьет…», - горько резюмирует Владимир Веревка.

Сегодня (в понедельник, 15 сентября) депутат БЮТ Наталья Королевская организовала переговоры участников пикета с представителями Фонда соцстрахования. Во вторник шахтеры-инвалиды могут быть уже под стенами Верховной Рады…
 

Юлия Абибок, «Остров»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: