Вверх

Захаров: «Черная трансплантология» в Украине – это надуманная проблема

В Украине время от времени разгораются скандалы, связанные с трансплантологией. В то же время «лист ожидания» украинцев, которые нуждаются в замене жизненноважных органов, постоянно растет. Когда другие страны подстраивают свое законодательство для решения этой глобальной проблемы, Украина предпочитает ее не замечать. О проблемах отечественной медицины и «черных трансплантологах» «Острову» рассказал заведующий отделением трансплантации Донецкого Центра трансплантологии почек при Донецком областном клиническом территориальном медицинском объединении (ДОКТМО), доктор медицинских наук Вадим Захаров.

 

Сколько операций ежегодно проводит донецкий центр?

Донецкий трансплантационный центр начал свою деятельность в 1986 году. К этому моменту выполнено около 600 трансплантаций взрослым и детям. В прошлом году мы выполнили 33 операции. 30-40 операций мы выполняем в год. В большинстве случаев пересадки почек выполняются от трупных доноров.

Центр полностью обеспечен оборудованием, расходными материалами, медикаментами?

Центр обеспечен в настоящее время оборудованием для выполнения пересадки почек, поджелудочной железы. Заканчивается программа оснащения центра оборудованием для выполнения трансплантаций печени. Это за счет различных источников финансирования. По закону Украины финансирование трансплантационных операций может проводиться за счет государственного бюджета, местных бюджетов и других источников финансирования. Поэтому привлекаются ресурсы различных уровней.

Если говорить о возрасте пациентов, то насколько «молода» почечная недостаточность?

Самому маленькому пациенту было 5 лет и самому пожилому пациенту было 73 года.

Есть такое понятие, как «лист ожидания», куда вносятся нуждающиеся в трансплантации почки люди. Насколько длинный этот список в Донецкой области?

В среднем по статистике на миллион населения должно находиться на лечении три с половиной тысячи пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности. Это в большинстве развитых стран мира. В Донецкой области, исходя из этой статистики, не может быть меньше. А, учитывая, что в Донбассе находятся крупные промышленные предприятия, существуют большие проблемы, связанные с экологией, с социально-экономическими особенностями на данном этапе, это число не может быть меньше. Однако, на сегодняшний день получает эту помощь около 170 пациентов. То есть это в сто раз меньше, чем должны получать.

Трансплантация почки возможна от родственных доноров либо от трупных доноров. Статистика такова, что на миллион населения в развитых странах приходится не менее тридцати - сорока трупных мультиорганных доноров на миллион населения. То есть в Донецкой области должно быть минимум 150- 200 мультиорганных доноров. И сопоставляя количество пациентов, которые реально нуждаются в лечении заместительными методами, например, гемодиализом или трансплантацией, то статистика такова: нуждается реально 17,5 тысяч, а мультиорганных доноров, например, 200. Мультиорганный донор – это умерший, у которого может выполняться забор органов для трансплантации – это две почки, сердце, легкие, печень, поджелудочная железа, роговица и ткани. Исходя из сопоставления этих двух цифр, получается в сто раз вероятность стать донором меньше, чем вероятность того, что человек будет нуждаться сам в трансплантации.

Поэтому в обществе должно быть четкое понимание того, что органы нужны не на небесах. Они нужны здесь, на земле, нашим близким, родственникам, нашим гражданам, которые хотят жить и жизнь им можно спасти, подарить. Это божественный подарок, который делается родственниками умершего пациента или человека, который при жизни сделал волеизъявление о возможности донации после смерти. И это не измеряется денежными эквивалентами. Это бесценный дар, такой же, как, например, родители дарят жизнь своему ребенку – как это можно оценить. Таким же образом дарится жизнь неизвестному для нас больному, пациенту, который нуждается в трансплантации. Это может быть и маленький мальчик, который сегодня был перед вами. Это может быть и юноша, и девушка. Сейчас пациенты из «листа ожидания» почечного трансплантата лечатся диализом. Этому заболеванию может быть подвержен любой человек.

Как в нашей стране человек, которому нужна трансплантация, может найти для себя донора?

Пациент проходит тщательное обследование на дотрансплантационном этапе. Выявляются все проблемы, которые существуют, проводится тщательное обследование всех органов и систем реципиента. В случае, если имеет место программа родственной трансплантации почки, родственниками могут быть брат, сестра, муж, жена, дядя, тетя, бабушка, дедушка, внуки, племянники, дети.

Не надо создавать в обществе какие-то эфемерные, непонятные истории о «черных» трансплантологах. В обществе должно быть понимание значимости, актуальности и важности этого. И каждый член общества должен понимать, что если коснется его и надо будет для него, то общество сделает все необходимое, чтобы спасти ему жизнь, выполнив трансплантацию.

Я могу привести пример, когда, американская семья путешествовала по югу Италии, мальчику было 12 лет, его звали Алексис. Поездку организовали родители во время летних каникул, как стимул для успешной учебы. Во время поездки их начала преследовать иномарка с тонированными стеклами. Ребенок спал на заднем сидении. Попытка оторваться от преследователей была успешной, но бандиты несколько раз выстрелили по машине. Когда американская семья остановилась возле отеля, на руках спящего мальчика понесли в комнату. Ощутили кровь. Срочно доставили в госпиталь. Оказалось, пуля попала в головной мозг. После обследования был поставлен диагноз – смерть головного мозга. Родители обсудили эту ситуацию, приняли решение и заявили, что они хотели бы, чтобы органы их сына были использованы для трансплантации и спасли жизнь другим людям. Взяли сердце, легкие, печень поджелудочную железу, почки, кишечник, роговицу и выполнили трансплантацию восьми больным, жизнь которых зависела только от наличия органов. Это было таким шоком для населения Италии. Это благодаря опять-таки средствам массовой информации послужило примером для дальнейшего понимания, правильного, цивилизованного отношения к возможности использования органов после смерти. Число дoнаций возросло в 10 раз в Италии. Когда они через год приехали на эту землю, их встречало 20 тысяч населения, среди которых и больные , которым были выполнены пересадки органов. Ребенку установили памятник, а отец и мать были награждены высшими наградами Италии. Вот такой случай имел место в этой стране для повышения числа донаций и спасения жизней больных методами трансплантата.

Насколько вообще возможно существование «черной трансплантологии» в Украине?

Это проблема надуманная. И в основном она связана с неправильным изложением этой информации со стороны средств массовой печати, которые просто не понимают значимости этого. История нашего народа такова, что мы переходили через разные испытания. И сколько можно очередной раз входить в очередной виток поиска каких-то врагов народа… Вот есть государственная программа, задача – спасти 3,5 тысячи пациентов на миллион населения. Эта задача должна быть поставлена государством перед врачами. При этом государство должно создать такое экономическое и информационное обеспечение, которое бы реально соответствовало ментальности наших граждан, уровню развития, учитывало бы региональные особенности Донбасса. Это все надо учитывать.

У журналистов отсутствует адекватное восприятие закона о трансплантологии. А закон нормальный. Он работает в большинстве стран мира. Но для того, чтобы он работал, надо правильно рассказать. Это задача социологов, психологов, журналистов, педагогов и так далее. Должна быть стройная система государственного обеспечения. Государство, которое отказывается от этих действий, вынуждено не оказывать транспланталогическую помощь гражданам. И, следовательно, эти пациенты будут обращаться в другие страны, и пытаться выполнить эти операции там.

Должна быть государственная программа. Но ведь не были организованы передачи, не было рассказано никаких историй положительных, что, вот, спасли жизнь молодому человеку, он женился, родился сын, все счастливы. Вот скажите, мы должны радоваться этому? Это те позитивные эмоции, которые вызывают в обществе, чтобы вызвать желание помочь своему ближнему. А можно сделать такие акценты, чтобы вообще этого движения не было.

Каждый год погибает на дорогах Украины огромное количество людей, и считается неправильным, нецивилизованным, когда органы умершего не используются для спасения больных, которым можно выполнить трансплантацию. Количество трансплантаций, количество заборов органов у умерших, является отражением, зеркалом состояния социальных отношений в обществе. И задача наша заключается в том, чтобы донести еще раз, что чудес не бывает на свете. Нужно излагать ту информацию, которая является реалиями сегодняшнего дня.

Мы четко придерживаемся Закона Украины, подзаконных актов, постановлений Кабинета министров и это является непременным условием нашей деятельности. Мы должны делать все, чтобы спасать жизни, не жалея сил. Это должно быть девизом нашего государства, как это происходит в других странах. В этом и смысл работы трансплантогов.

Как быть в таком случае с религиозными убеждениями?

Все религии, все религиозные конфессии, которые представлены на территории Донбасса поддерживают трансплантацию . И они демонстрируют свою поддержку во время служб, во время великих соборов, которые проходят. Например, в 2000 году был собор в Москве и Киеве и есть решение этих соборов, где указывается, что трансплантация – это богоугодное дело, спасение ближнего своего. Это является проявлением любви, сострадания к ближнему своему, альтруистическим шагом. Это одобряется, поддерживается церковью. И в Иране, например, мулла ходит и говорит, что это возможно. И в Америке, и в Бельгии, и во Франции, во всех странах мира во время служб, например, когда отпевается душа, об этом говорят.

Насколько широко в мире распространена практика использования в качестве доноров материально необеспеченных лиц, готовых продать свои органы?

Нет такой медицинской статистики, чтобы там это было отмечено. Возможно посмертное донорство и от живого донора. Живые доноры разделяются на родственные – неродственные, близнецы или другие родственники. Существуют в мире и другие пути решения проблемы дефицита донорских органов. Например, в Корее есть схема, она абсолютно законна, когда производятся межсемейные обмены. Допустим, в семье Сидоровых нет донора для спасения близкого родственника. Тогда изучается информация двух, трех, четырех семей, у которых тоже подобная ситуация с отсутствием подходящего родственного донора. И если, допустим, находится донор в семье Петровых для Сидорова, а показатели родственника Сидорова подходят для Петрова, то происходит межсемейный обмен донорами.

Потом есть такой механизм, когда, например, пациент находится в листе ожидания, но сроки его ожидания исчисляются годами теоретически. Но его родственник, который не может являться донором для него, потому что нет совместимости, дарит почку тому, кому она подходит из листа ожидания. Но тогда он становится ближе в очереди в ожидании трупного органа. Общество создает разные механизмы для того, чтобы все-таки дать возможность больному выжить.

Но у Молдовы, например, сейчас другая проблема. Малоимущих людей вербуют для донорства…

Молдова – это государство, которое насколько я себе представляю, занимает одно из последних мест по уровню социально-экономического развития в мировом сообществе. Поэтому те проблемы, которые у них есть, связаны с очень низким уровнем экономического развития, социального и так далее.

Насколько я понимаю, это производится в условиях, когда им предоставляется информация и перед людьми есть выбор. Они находятся перед выбором, и каждый принимает свое решение. А дальше, оказавшись в этой ситуации, он должен понимать, что в конечном итоге он не является ведомым, он является исполнителем, но своего волеизъявления. И в этой ситуации, если он поступает альтруистически, спасая кому-то жизнь, по законам ряда государств это возможно, то это имеет значение и для него. А донор чувствует великую миссию спасителя.

То есть с точки зрения медицинской этики это можно объяснить?

Трансплантология является очень сложным организационным процессом, составляющими звеньями которого, влияющими на конечный результат, являются социальные условия, в которых проживают люди, экономические условия. Наконец, зеркалом, мерилом, которое должно реально отражать потребность донорских органов для спасения своих граждан и условия, который создаются для этого, является закон. Закон, который не работает, мертвый, должен быть изменен. Должны быть выражены юридические подходы регулирования прав и обязанностей больных и доноров, та база, которая предоставляла права и обязанности донору и защищала права и обязанности реципиента. Нет гражданских обществ, которые отказываются от спасения больных. Главное, донор должен сам выражать желание помочь своему ближнему.

Вы говорили, центр выполняет операции и детям…

Детям выполняются трансплантации и от родственных доноров и от трупных. Но есть большая проблема в детской практике. Она заключается в отсутствии адекватного сосудистого доступа для лечения диализом на долгосрочную перспективу. Лечение диализом детей с почечной недостаточностью сопровождается задержкой умственного и физического развития, социальной дезадаптацией. Поэтому либо задача быстрее выполнять трансплантации, а для этого должна быть программа трупного донорства хорошо поставлена и это является выходом из этого положения. Либо выполнять трансплантации почек от родственных доноров.

Трансплантации почек были выполнены 25 детям – 18 мальчикам и 7 девочкам в возрасте от 6 до 17 лет. Посмертное донорство имело место в 15 - ти и родственное в 10 -ти случаях (от матери – в шести, от отца – в трех, от бабушки – в одном случае). По результатам выполненных нами трансплантаций послеоперационная летальность отсутствовала. Выживаемость трансплантата составила 92%. Трансплантация почек должна быть методом выбора при лечении терминальной стадии хронической почечной недостаточности у детей.

Это распространенное заболевание среди детворы?

Среди этих 3,5 тысяч пациентов на миллион населения около 10 % приходится на детский возраст.

Есть страны, где законом разрешено, что донором может выступать не родственник. Это может подвигнуть жителя Донецкой области поехать делать такую операцию за рубеж?

Конечно, может. Сейчас все определяется уровнем информационного и материального обеспечения. Мы стараемся помочь, и прилагаем все усилия, чтобы оказать помощь всем, кто обращается к нам в центр трансплантации. Ведь выбор в пользу жизни является единственно правильным.
 

Анна Иванова, "Остров".



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: