Вверх

Спецтема: Внеочередные выборы в Верховную Раду

Главный свидетель прокуратуры по делу о «заказе» Юлией Тимошенко Евгения Щербаня стал сюрпризом не только благодаря своим показаниям, но и своей персоной в целом.

Так, на суде Игорь Марьинков заявил, что был весьма значительным человеком в Донецке в 90-е годы.

« Я закончил элитную школу, горно-экономический факультет. Я имел свою фирму, свой банк, ресторан. Моим первым заместителем 8 лет был мэр Донецка... Я сидел в одном помещении с ОБОП, у меня начальником охраны был начальник донецкой милиции. У меня был не один, а три мерседеса. Меня охраняла «Альфа». Я знал половину политбюро. Я знал многих и меня знали и уважали… Я знал ху из ху, бы на сходках», - сказал он.

Кроме этого, со слов господина Марьинкова можно понять, что он был своим в криминальных кругах. Причем, настолько, что с ним делились планами убийств и подробностями уже совершенных заказов. Более того, представители криминального мира обращались к Игорю Марьинкову за помощью, и он решал вопросы.

Например, «...3 сентября 1994 убили (в Донецке) уголовного авторитета, вора в законе Брагинского. Его убили в "Червоном Куте" (ресторане), одним из владельцев которого был Рябин (один из организаторов банды Кушнира). Ко мне обратились перевезти семью Рябина в Братиславу, где жила моя семья. Они переехали туда числа 20 сентября».

«31 октября 1997 года Рябина убивают под Донецком. Мне позвонил Кушнир 1 ноября. Я знал, что он приезжал в Донецк, его перевозил мой "Мерседес", я давал водителя. Рябин просился пожить в квартире - пожалуйста. Неоднократно Кушнир и Рябин жили в "Национальном". У меня было три номера, и если охрана "Титана" уезжала, две кровати пустовали, то они там жили».

Кроме того, по словам Марьинкова он был в доверительных отношениях с генерал-лейтенантом Фере, руководителем аппарата министра внутренних дел того периода Юрия Кравченко.

Несмотря на такой общественный вес, создается впечатление, что свидетель в последние годы только и занимается тем, что дает показания прокуратуре и в судах по делу об убийстве Щербаня. «Я нигде ничего не придумывал. Я не отказываюсь от показаний, который давал раньше. Я как дал первые показания, как меня арестовала Генпрокуратура 21 января 1999 года - я от них не отказываюсь. Я на всех трех судах был - я нигде ничего не придумывал».

То, что ранее он не называл фамилию Тимошенко, Игорь Марьинков пояснил двояко. С одной стороны он признает, что в его показаниях за прошлые годы фамилия Тимошенко не звучала, потому что «для меня это было общее целое (с Лазаренко – «ОстроВ)», а с другой, - говорит, что называл ее «но сейчас я понимаю, что это игнорировалось. Наверное, кто-то (Тимошенко) пил чай в администрации президента с президентом. То, что на них не обращали внимание».

Свидетель обвинения даже обвинил Генпрокуратуру в том, что ранее ее свидетельства относительно участия Тимошенко блокировались. 

"Я говорил, что деньги Кушниру должна передать Тимошенко, но прокуратура блокировала эти показания", – сказал он.

Такая сбивчивость свидетеля дала возможность заместителю Тимошенко по партии Александру Турчинову назвать Марьинкова «штатным стукачом» ГПУ.

"Главным свидетелем от Генпрокуратуры по делу Щербаня оказался присыпанный нафталином штатный "стукач" ГПУ. В своей лжи он ссылался на умерших людей, которые не могут ни опровергнуть, ни подтвердить этот словесный бред", – заявил Турчинов

Личность свидетеля не имеет значения для суда, в суде должны приниматься во внимание лишь его показания. Но для общественности, тем более в таком политическом деле, как обвинение лидера оппозиции, да еще в «справедливом» украинском суде, она играет ключевую роль.

Как ни странно, найти следов такого влиятельного человека в Донецке «ОстроВу» не удалось. Даже в специфических кругах из окружения Алика Грека и Рината Ахметова 90-х годов Игоря Марьинкова не помнят.

Мы попытались зацепиться за сказанные им слова о донецком мэре, который 8 лет был у него в заместителях. Изучение биографий нынешнего и бывших мэров Донецка Александра Лукьянченко, Владимира Рыбака и Александра Махмудова не пролили света в эту ситуацию, - они не были первыми заместителями в коммерческих структурах. Возможно, свидетель имел ввиду кого-то из глав донецкого исполкома еще советского времени.

Единственное упоминание Игоря Марьинкова, которое нам удалось найти в Интернете это информация о том, что он является (или являлся) соучредителем ООО «Грандлайн групп», где его партнерами выступают  житель Моршина Руслан Харив, Ольга Драган и Юрий Александрович Вандин. Последний известен как генерал-лейтенант СБУ, возглавлял главное управление СБУ по борьбе с коррупцией, в начале 2000-х был заместителем председателя СБУ.

В свою очередь Юрий Вандин известен тем, что курировал расследование дела о резонансном убийстве в Славянске в 2001 году тележурналиста Игоря Александрова. Тогда Вандину пришлось объяснять, почему осужденный позже за «заказ» журналиста Александр Рыбак, явился на допрос в прокуратуру под охраной «Альфы», что не помешало ему  позднее скрыться от следствия.

То есть, Марьинков интегрирован не только в МВД и Генпрокуратуру, но и в СБУ…

«ОстроВ» обращается к своим компетентным читателям с просьбой пролить свет на личность столь загадочного свидетеля по главному политическому делу украинской Фемиды.


«ОстроВ» 

Информация, поступающая от читателей:

1. Игорь Марьинков – коммерсант средней руки начала девяностых годов.  На долях с Донецким драмтеатром (Марк Бровун) был соучредителем ресторана «Премьер», который находится в здании драмтеатра.  Сомнительно, чтоб имел собственный банк, но возможно  владел акциями какого-то банка. Тогда многие так делали, чтоб иметь доступ к дешевым кредитным  ресурсам. 


2. "В Донецке 17 мая во время суда по делу о взрыве на стадионе "Шахтер" подсудимый устроил перепалку с одним из ключевых свидетелей. 

Суд рассматривает дело по обвинению бывшего майора милиции Вячеслава Синенко в организации взрыва на стадионе "Шахтер" 15 октября 1995 года, в результате которого погиб президент ФК "Шахтер" Александр Брагин и несколько человек из его охраны. Вчера суд заслушал еще троих свидетелей – Игоря Марьинкова, Юрия Сырьева и Сергея Денисова. 

И. Марьинков в суде показал, что лично не знаком с подсудимым, но знает, что тот работал в Калининском РОВД г. Донецка и помогал Евгению Кушниру в его преступной деятельности и имел кличку "Синий". 

По словам И. Марьинкова, В. Синенко был на стадионе в момент взрыва и играл роль прикрытия, "контролировал движение милиции у стадиона", "давал отмашку на действия Филиппенко", который привел в действие взрывной механизм. Одновременно И. Марьинков уточнил, что сам он на стадионе в день взрыва не был, и об участии в деле В. Синенко знает со слов других людей, в частности, Анатолия Рябина (Е. Кушнир и А. Рябин убиты в конце 90-х годов – "Остров"). 

И. Марьинков также показал, что В. Синенко расценивали в милиции "как предателя", поскольку располагали информацией о его связях с Е. Кушниром и А. Рябиным. По словам И. Марьинкова, увольнение В. Синенко из милиции – это "очистка рядов милиции от предателей". 

После того, как подсудимый получил разрешение задать вопросы свидетелю, председательствующий в суде Николай Осоян вынужден был несколько раз прерывать свидетеля и подсудимого, поскольку их вопросы-ответы переросли в перепалку. В. Синенко выкрикивал, что "этот человек лжет", что он "агент уголовного розыска", "подставной свидетель", которого "проинструктировали фальсификаторы этого дела". "ОстроВ" 18.05.2006


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: