Понедельник, 23 июля 2018, 19:141532362455 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Гостиный двор – это на самом деле огромный корабль. Понятно это становится, когда по небу плывут облака. Смотреть нужно в точку, которая образует угол в 90 градусов. Можно лечь здесь на траве и смотреть в небо, и тогда кажется, что он плывет…», - мечтательный тон Марии Лебедевой словно завораживает, и смотря в чистое вечереющее небо над четырехугольником стен Гостиного двора, я действительно начинаю чувствовать себя стоящей на дне огромной лодки. Это ковчег. Здесь теперь спасаються лучшие – от потопа захлестнувшего Город хамства.

«Речь идет, прежде всего, о душевном, а потом уже – о духовном, интеллектуальном выживании. Тут юристы, фотографы, дизайнеры, переводчики, журналисты, аспиранты-культурологи. События в Гостином дворе – это крик души киевской интеллигенции», - говорит Владислава Осьмак, преподаватель и экскурсовод, одна из основателей Гостеприимной Республики.

Последняя капля

26 июля это «государство в государстве» отпраздновало два месяца со дня своего основания. 26 мая активные киевляне пришли к Гостиному двору на старом киевском Подоле праздновать альтернативный День Киева – в пику местным властям, закрывшим на скандальную реконструкцию символ и визитную карточку Города – Андреевский спуск. Протестный «пикник», раньше проводившийся на Андреевском, должен был перенестись на ступени Гостиного – пока один из активистов не попытался открыть почти двадцать лет закрытые ворота внутрь…

С тех пор началась новая жизнь и новый поворот в истории этого здания. Строившееся в начале XIX века известным архитектором Луиджи Руска на месте более старого Гостиного, оно не было закончено из-за войны 1812 года. Достраивали нынешний Гостиный двор в 70-80-е годы уже ХХ века – по чертежам 1809 года.

«Когда шли споры, воссоздавать ли его полностью по старым проектам или реставрировать то, что есть, я, работавший тогда в «Госстрое», вначале думал, что лучше реставрировать существовавшее здание. Потому что оно стариной пахло. Но это было здание в один этаж, и, конечно, незавидное. Такие торговые центры строились в маленьких провинциальных городах. Председатель «Госстроя» настоял на воссоздании. Он решил воспользоваться строительством метро. На памятники архитектуры денег давали мало, а на метро – сколько хочешь. Воссоздание Гостиного двора заложили в его смету. И когда я увидел проект, я изменил свое мнение», - вспоминает Николай Жариков, в 1987-1992 годах главный архитектор Киева.

«Бедная Украина не могла получить такой Гостиный, как в Петербурге и Москве. Построили только часть – и все. Это история? История. Но проект большого Гостиного был, его хотели построить? Хотели. Архитектор знаменитый? Знаменитый. Тогда не срослось. А позже получилось! И это тоже история. История – это сегодняшняя борьба за Гостиный. Поэтому его здание не менее ценно, чем любой шедевр архитектуры», - добавляет он. Как неприкаянный, Жариков (кстати, уроженец Донецкой области) ходит теперь от изувеченного Андреевского спуска на фронт мирного сопротивления уродованию Гостиного двора. Первый архитектор в свое время защищал от застройки изо всех сил, второй вырос буквально у него на глазах.

«Киев – небогатый архитектурой город. Он же развивался поздно. Это не Вена, не Париж. В большинстве своем даже старые здания здесь не представляют большой ценности – это характерная архитектура соответствующего времени, шедевров среди них нет. Война разрушила многое. Поэтому нам надо беречь то, что осталось, пусть оно даже не столь знаменитое, как в других городах. Центр Киева изуродовали. Я шесть лет был главным архитектором Киева – и не дал ни одного разрешения что-то построить в центре». «Жаль, что так получилось…», - тихо бормочет он, грустно оглядывая внутреннее пространство Гостиного.

Теперь здесь бессрочная акция протеста. Около года назад Кабмин лишил это здание статуса памятника архитектуры, что фактически открыло путь его приватизации. В начале нынешнего года отсюда стали выдворять всех арендаторов. Недавно силой, несмотря на протесты, сломали и переселили детский «Театр на Подоле». Заварили и закрыли все входы внутрь. В апреле Киевсовет дал частной компании с кипрскими концами ЧАО «Укрреставрация» разрешение на разработку проекта реконструкции Гостиного под торговый центр с автостоянкой…

Позже в Интернете появился макет ТРЦ – нетипичное даже для современной безвкусной городской застройки эклектичное страшилище с портиком из пяти колонн и застекленными крышей и галереями… Старые киевские архитекторы рвут на себе волосы, маэстро Руска переворачивается в гробу. А в самом Гостином, куда нам удается проникнуть с помощью одного из бывших арендаторов, несмотря на протесты и незавершенный судебный процесс, ломают внутренние стены…

Вернуть Город

С десяток быковатых рабочих внутри – и ежедневно несколько сотен человек снаружи во дворе. Молодые, красивые и успешные женщины и мужчины, которые оставили дела и детей, и мирную размеренную жизнь, чтобы сначала разгребать многолетние горы мусора, а потом каждый день приходить сюда и лично сторожить то, что еще осталось от города, который когда-то было, за что любить. Уже через пару дней после «взятия» Гостиного активисты создали страницу в Facebook, сверхоперативно оповещая киевлян о событиях в здании и предупреждая всех неравнодушных об опасных ситуациях, которые то и дело возникают вокруг Гостиного. Здесь уже пережили ночное нападение нескольких десятков неизвестных отморозков, и попытки противоположной стороны заварить последний вход во двор, замуровав там людей. Тогда нескольким оставшимся в Гостином женщинам пришлось подпирать собой створки ворот, подставляясь под летящие от сварки искры. Владислава Осьмак говорит, что двухмесячное сопротивление научило защитников Гостиного двора главному – не бояться: ни властей, ни милиции, ни рейдеров.

Свою территорию они назвали Гостеприимной Республикой – в украинском варианте получается игра слов: Гостинна Республіка в Гостином дворе. Единственные оставшиеся незаваренными ворота туда теперь гостеприимно не закрываются. В Республике круглосуточно дежурят люди. Протестным сидениям в палатках здесь предпочли постоянные культурные мероприятия – самая эффективная стратегия протеста, привлекающая массовые симпатии к активистам и постоянно пополняющая их ряды. Ежедневно здесь проводятся литературные чтения и лекции, уроки иностранных языков, выступления танцоров и бардов, показ театральных представлений и фильмов. Пока мы разговариваем с Марией Лебедевой – одной из основательниц Республики, к нам то и дело подходит ее «землячка» и добрый ангел этого места Любомира Хоптий.

«Пришел парень-канатоходец – хочет устроить представление, прямо сейчас. Я ему сказала, что лучше на ходулях. Он ответил, что ходуль нет. Правда, у нас не скучно?» - Смеясь, добавляет она, обращаясь уже ко мне. Заявки от желающих показать себя формируют расписание мероприятий Республики на несколько недель вперед.

Сегодня Гостиный двор – это единственное место в Киеве, где творится атмосфера древнего культурного и свободного европейского города. Николай Жариков уверен, что именно таково предназначение этого здания. «Тут могли бы установить сцену. Летними вечерами здесь играла бы симфоническая музыка, а на галереях, как в средневековые времена, собирались бы люди. Такие пространства часто используются в Европе как площадки для международного класса фестивалей. А Киевской филармонии негде проводить «Летнее музыкальное сияние»: в городском парке, около Мариинского дворца, где раньше проводились эти фестивали, теперь стало слишком шумно из-за аттракционов и пивнушек», - рассказывает Владислава Осьмак.

«Этот город, по сути, изначально был приспособлен к неспешной жизни, в удовольствие. Это город, который предполагает множество маленьких сред обитания. В последние годы киевский образ жизни размылся из-за потока приезжих. Мы сейчас творим его энергетику здесь. Сюда приходят пожить, а не бежать. Киев – это бесконечная боль. Сквозь пальцы уходит жизнь – остается только выживание», - замечает она, и выговаривает уже с той самой бесконечной болью: «Понимаете – в Гостином НЕ НУЖЕН магазин!»

Потрескавшиеся стены, безобразные пластиковые окна на бывшем памятнике архитектуры, разрушенный театр, заваренные ворота, запустение… «Арендатор, который довел здание до такого состояния, должен отвечать по закону. Мы считаем, что он плохой арендатор. Мы можем быть лучшими хозяевами. Есть цель – отстоять это здание и вернуть ему охранный статус. Пока ему не вернут охранный статус, мы отсюда не уйдем», - обещает Мария Лебедева.

«Надо привыкать и приучать других к тому, что нормальная жизнь достижима, только если за нее бороться – каждый день, - поддерживает ее Владислава Осьмак. - Каждый день я спрашиваю себя: «Что я делаю?» Каждое утро поднимаю себя с постели со словами «А ну пошла работать!» Я должна была бы заниматься совершенно другими вещами. И это гложет. Если вы думаете, что тут сплошной кайф, то вы сильно ошибаетесь. Нам здесь очень тяжело. Но это невозможно бросить. Мы можем ошибаться в тактических шагах, но стратегически мы ПРАВЫ. Потому что город у нас отняли. И никто, кроме нас, нам его не вернет».

Гостиный двор. Каждый находит занятие и компанию по душе

Гостиный двор. Памятник варварству

Младшее поколение киевлян впервые увидело внутренность Гостиного двора. Активисты планируют здесь детскую площадку

По ту сторону баррикад. В здании Гостиного постоянно кто-то работает

Шедевры реставрации (в кавычках) - пластиковые окна на здании проекта 1809 года

Знаменитый кот с Пейзажной аллеи стал невольным стражем галереи Спираль, вход в которую заварили новые хозяева (в кавычках) Гостиного

Так теперь выглядит второй этаж в здании Гостиного двора

Николай Жариков уверен, что в Гостином дворе должен быть культурно-туристический центр


Юлия Абибок, «Власть денег», специально для «ОстроВа» 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: