Вторник, 11 декабря 2018, 13:281544527721 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

О. Штейн: «Сейчас практически из каждого медпрепарата можно выделить наркотик»

Если у вас «на районе» всюду валяются упаковки от противопростудного сиропа  «Кофекс», это еще не значит, что его население настигла эпидемия гриппа или ОРЗ. Теперь это попросту один из препаратов, которым местные наркоманы восполняют пробел от запрета «Трамадола». «Кодесан», «Кодарин», «Кодтерпин», «Пенталгин» - в общем, все препараты, как и «Кофекс» содержащие кодеин – алкалоид опия.

По мере развития толерантности к препарату его дозы растут от одной упаковки до четырех-пяти и больше за раз, преимущественно наркоманы предпочитают смешивать несколько препаратов – это дает более сильный эффект. Цены на лекарства, содержащие кодеин, в зависимости от самого препарата и региона, в основном колеблются в диапазоне 15-30 гривен, что делает их доступными даже для школьников.

Зависимость от них формируется и проявляется так же, как и от «обычных» наркотиков, хотя те, кто употребляет аптечные препараты, не считают себя наркоманами. Среди потребляющих кодеин в таблетках, есть и те, кто извлекает это вещество из лекарств. Однако большинство принимает именно таблетки, в том виде, в каком они продаются, со всеми примесями.

Председатель правления благотворительного фонда «Центр социальной поддержки» Олег Штейн давно занимается реабилитацией наркозависимых в Донецкой области. Среди его пациентов сегодня большинство тех, кто стал наркоманом именно «благодаря» медпрепаратам с кодеином.    

- Олег Азизович, после запрета свободной продажи «Трамадола» следовало ожидать, что ему на смену придет другой аптечный препарат, который так же станет массово употребляться в качестве наркотика. Время показало, что такой, хоть и неравноценный заменитель нашелся – это препараты, содержащие кодеин. Сталкиваетесь ли Вы в Вашей практике с наркоманами, употребляющими такие препараты?

- Мы отслеживаем эту ситуацию по тому, какие пациенты поступают сейчас в областной реабилитационный центр. Действительно, мы ожидали, что после запрещения «Трамадола» часть зависимых людей откажется от потребления, но, к сожалению, люди находят замену. Сейчас, в основном, в ход идут медицинские препараты, содержащие кодеин, даже в самых минимальных количествах. Наши пациенты – все прекрасные химики, и они выводят оттуда наркотик.

То есть, запрещение свободной продажи тех или иных препаратов не всегда оправдывается. Идя этим путем, нужно было бы запретить процентов девяносто лекарств, которые продаются в аптеке. Но в этом случае будут находиться какие-то другие препараты. Беда еще и в том, что сам наркотик становится все хуже, все вреднее для здоровья.

Поэтому проблему нужно решать не только методами запретов.

- А как еще?

- Я считаю, что общество может сыграть очень большую роль в этом. Я только что вернулся из Америки – там не увидишь на улице даже просто курящих людей. Это стало просто не модно.

- Кстати, не так давно проживающий в Украине гражданин США жаловался, что тут нельзя легально купить марихуану. Для него это большая проблема. И он как раз тоже увидел, что этот запрет не привел к тому, что в Украине перестали ее курить – он только создал черный рынок и коррупцию. Как Вы относитесь к идее легализации легких наркотиков?

- Я всегда был противником этой идеи. Но зная реалиии, могу заключить, что при любых обстоятельствах будут люди, употребляющие наркотики. Может быть, в определенных ситуациях запрет легких наркотиков был бы выходом. Но, к большому сожалению, не в Украине. При нашей коррупции это нереально.

Эта ситуация похожа на ситуацию с заместительной терапией. Метадон полезен, когда у человека последняя стадия СПИДа, и ему просто необходимо это лекарство. Но в целом заместительная терапия имеет положительный эффект, когда в обществе соблюдаются все законы. А у нас, как мы знаем, часто метадон используется не по назначению.

Украина, к сожалению, не готова ко многим мерам, которые может себе позволить принять демократическое общество.

- Среди ваших пациентов встречались употреблявшие метадон?

- Конечно, к нам поступали люди после метадоновой программы. Мы знаем прекрасно, что метадон еще никому не помог оставить наркотик.

- Каков среди ваших пациентов процент тех, кто стал наркоманом, употребляя аптечные препараты?

- Сейчас инъекционных наркоманов практически в два раза меньше, чем, будем говорить, «медицинских». Наркотик, приготовленный из медпрепаратов, дешевле, - он стоит копейки. Даже те, кто употребляет наркотики инъекционно, не имея такой «дозы», идут в аптеку и покупают лекарства.

- Вы сказали, что если запрещать свободную продажу медпрепаратов, чтобы их не использовали наркоманы, то следовало запретить процентов девяносто. Я на специальных форумах в свое время насчитала сорок два наименования наиболее популярных лекарственных наркотиков. Получается, что на самом деле их больше?

- Их больше. Сейчас практически из каждого медпрепарата можно выделить наркотик – даже из глазных капель или сиропа от кашля.

- Ряд кодеиносодержащих препаратов уже запретили в безрецептурной продаже в Казахстане, в России запрет несколько раз переносили, сейчас его ожидают с июня 2012 года. В Украине этот вопрос как-то поднимался?

- Он стоит не так остро, как должен бы был. Например, в Америке очень малую часть лекарств можно купить в аптеке без рецепта. В иных случаях нужно пойти к врачу и доказать, что тебе нужно то или иное лекарство. Но при нашей коррупции, даже вооружившись всевозможными запретами, изменить ситуацию будет очень сложно. Вот ввели запрет на «Трамадол», и что, его нельзя купить? Конечно, можно. Даже если сейчас ввести запрет на кодеиносодержащие препараты, их все равно можно будет купить, только они будут стоить дороже, плюс придется платить за рецепт.

Мы возвращаемся к тому, что главное – это менталитет.

- По тем же специфическим Интернет-форумам видно, что наркомания молодеет, и что она уже вышла за пределы неблагополучной среды, то есть, наркотики употребляют и вполне обеспеченные люди.

- Да, наркомания стала гораздо моложе, мы видим и 15-ти, и 14-ти, и 13-ти, и 12-летних наркоманов. И факт, что наркомания вышла за пределы определенных социальных групп. Отличаются только виды принимаемых наркотиков. В низких социальных группах популярны дешевые, грязные наркотики, в обеспеченных – более дорогие и чистые.

- Ваши пациенты объясняют, почему они стали наркоманами? 

- Процентов до восьмидесяти – под влиянием окружения. Очень редко человек сам принимает решение употреблять наркотики. К этому часто примешиваются внутренние проблемы – неудовлетворенность жизнью, невозможность найти себя, проблемы с самореализацией.

- То есть, чтобы гарантированно вылечиться, нужно поменять окружение?

- Поменять окружение не всегда возможно. Многие реабилитационные центры занимаются тем, что помогают освободиться от наркотической зависимости. К большому сожалению, избавить человека от этой зависимости, физической, и даже психологической, зачастую недостаточно, потому что, попадая в свою прежнюю среду, оказываясь в своих прежних жизненных обстоятельствах, он рискует снова начать употреблять наркотики. Цель Донецкого областного реабилитационного центра – научить жить без наркотиков. Это преимущественно воспитательный процесс. Поэтому курс реабилитации и длится так долго – год. Полностью меняется мышление, восприятие жизни, прививаются новые ценности и приоритеты.

- Вы сказали о физической и психологической зависимости от наркотиков. Мы их часто не разграничиваем – говорим в целом о наркотической зависимости. Если все-таки искать разницу, то какая из них тяжелее?

- Нельзя сказать. В процессе реабилитации месяца полтора-два уходит на преодоление физической зависимости. Но остается психологическая зависимость – мысли, память. Еще месяца два уходит на освобождение от психологической зависимости. Если остановиться на этом – пациент уже фактически не наркоман. У него нет физической зависимости, у него нет психологической зависимости – но он не знает, как жить без наркотиков.

Остается духовная пустота. И если ее оставить, она снова начнет наполняться старыми привычками и ценностями. Поэтому надо помочь человеку приобрести новые ценности и привычки. Такая реабилитация никогда не заканчивается – нужно постоянно работать над собой.

- Есть еще такой стереотип, что наркоманы – это те, кто употребляет инъекционный наркотики. Уточните, пожалуйста: те люди, которые употребляют аптечные препараты, сталкиваются с такими же последствиями, как и инъекционные наркоманы?

- Мы не разделяем всех этих людей. И те, и другие – наркоманы. Не имеет значения, каким путем наркотик попадает в организм – то ли в виде инъекции, то ли в виде таблетки. Зависимость проявляется во всех случаях одинаково.

- В пользу марихуаны высказывается как раз то, что она не формирует физической зависимости…

- Никто из наркоманов не начинает с употребления тяжелых наркотиков. Каждый уверен, что сможет вовремя остановиться. Это миф. Организм со временем привыкает к наркотику, становится толерантным к нему, значит, ему требуется либо большая доза, либо более сильный наркотик. Это процесс. Просто его развитие зависит от индивидуальных особенностей организма. У кого-то он развивается быстрее, у кого-то медленнее.

- Количество наркоманов в Донецкой области за последние годы уменьшилось или возросло?

- Их становится больше. Наркотик уже вышел из андеграунда в школы, в вузы, хотя тамошние наркоманы не считают себя наркоманами, потому что они не колются.

- Почему так получается? Вы приводили пример Америки. Но ведь мир глобален, и массовая культура, по сути, идентична. Однако же там и здесь – разные масштабы проблемы.

- Я думаю, что нет какой-то одной причины. Есть и социальная, и финансовая, и моральная составляющая. Банально – сейчас украинским подросткам просто некуда пойти. Нет бесплатных спортивных секций, нет хороших бесплатных спортплощадок. Есть только Интернет. А в Интернете пропагандируются как раз преимущественно противоположные ценности...

Беседовала Юлия Абибок, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: