Вторник, 25 сентября 2018, 16:011537880495 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Пока в Украине продолжают гадать, каким будет исход «коалиционных» переговоров, а партии-аутсайдеры отчаянно добиваются пересчета голосов, на территории нашего главного стратегического партнера (то бишь Евросоюза) озабочены другим: насколько Киеву удастся выдержать демократическую марку и в ходе формирования правительства.

Правда, озабочены этим лишь те, для кого евросоюзовское будущее Украины не является чем-то иллюзорным, а таковых на просторах Евросоюза по-прежнему немного. Куда больше тех, кого призывы Киева предоставить Украине «четкий политический сигнал», активизировавшиеся в период «оранжевой дипломатии», откровенно раздражают. Для последних недемократичный исход выборов мог бы стать дополнительным аргументом в пользу того, что «оранжевой» Украине - не место в Большой Европе.

О реакции наших западных партнеров на результаты украинских парламентских выборов, о возможных корректировках внешнеполитического курса Украины в случае создания так называемой “большой коалиции” "Главред" поинтересовался у старшего научного сотрудника Центра исследования конфликтов при Оборонной Академиии Британиии Джеймса Шерра:

Как западные элиты в целом и вы лично воспринимаете поствыборную ситуацию в Украине? Насколько, на ваш взгляд, "Наша Украина" и Виктор Ющенко были готовы к таким результатам выборов?

Здесь, конечно, существуют разные мнения. Однако в целом наблюдается заметное удовлетворение состоявшимися выборами, которое можно объяснить двумя причинами. Во-первых, выборы были на удивление демократическими по постсоветским стандартам и безупречно демократическими по многим другим. Они демонстрируют, что украинское гражданское общество, столь очевидное во время оранжевой революции, это не мираж, а реальность. Они также демонстрируют, что, несмотря на все ошибки, новая власть понимает и уважает демократические стандарты – по крайней мере, когда речь идет о выборах. Эти выборы, опять-таки, подтверждают: «Украина – это не Россия».

Во-вторых, итоги голосования показали, что после президентских выборов в 2004 году «голубым» силам не удалось привлечь на свою сторону больше голосов: их внушительный результат демонстрирует масштаб разочарования руководством Ющенко. Партия Регионов, в свою очередь, оправдала свое название и подтвердила свой региональный, а не национальный статус.

Тем не менее, рядом с этим удовлетворением, существует настроение подозрительности и неуверенности – я бы даже сказал беспокойства – по поводу стабильности любой будущей коалиции, по поводу ее политики и прогнозируемости в экономике (лучшее слово, чем «стабильность») – то, в чем Украина действительно нуждается критически.

Похоже на то, что лидеры «Нашей Украины» не ожидали такого плохого результата, хотя почти все западные эксперты и большинство западных правительств предрекали это. Эта ситуация еще раз подтвердила, насколько украинские власти последовательны в своих действиях: они существуют обособленно от настроений страны с того самого момента, как пришли во власть.

Можно ли говорить о том, что у западных политических кругов и западного бизнеса разные мнения относительно того, как должна выглядеть будущая коалиция в Украине, и кто ее должен возглавить? В частности, не секрет, что представители европейских деловых кругов не раз высказывали опасения относительно повторного премьерства Юлии Тимошенко…

Взгляды западного бизнеса менее сплоченные и монолитные, как многие предполагают. Действительно, есть очень распространенные опасения по поводу того, что Тимошенко может повторять ее предыдущие ошибки, хотя есть надежда и на то, что она все же их осознала. Большинство «украинских наблюдателей» на Западе находятся под впечатлением от Тимошенко; немногие ей доверяют. Тем не менее, эта озабоченность не всегда трансформируется в поддержку коалиции между «Нашей Украиной» и Партией Регионов.

Не все бизнес круги слепы к политической реальности; они еще не забыли, что собой представляет олигархическое доминирование. Бизнес хочет четких правил и четких прав, и они хотят, чтобы власти уважали их. Это особенно касается маленького и среднего бизнеса, который играет столь жизненно важную роль в европейских экономиках: бизнес, который не может себе позволить нанять на работу легионы лоббистов, юристов и консультантов. И бизнес, который не может позволить себе эксперимент с неудачей. Законность, прозрачность и способность к ответственности – не те качества, с которыми мы ассоциируем Януковича и его сторонников. В то время, как отточенный пиар Ахметова и Пинчука еще может произвести впечатление на некоторых, он не способен излечить скептицизм других. Правильно это или неправильно, но не все из этих качеств ассоциируются и с Тимошенко. Она повредила свой имидж в глазах западного бизнеса, и ей придется работать тяжело, чтобы его возобновить.

Насколько реальные угрозы для евроинтеграционных и евроатлантических перспектив Украины представляет так называемая большая коалиция - между «Нашей Украиной» и Партией Регионов? Способна ли она улучшить отношения Украины и России? Способны ли вообще разные конфигурации коалиции изменить внешнеполитический курс Украины?

Очень мало кто на Западе верит, что Украина будет иметь четкую перспективу евроатлантической интеграции, если к власти придут Регионы. Но мы также знаем, что геополитический курс Украины – это также очень спорный вопрос для самих украинцев. Так что, при любом составе коалиции, все внешнеполитические инициативы должны воплощаться в жизнь с особой осторожностью.

Любые знаковые шаги в направлении России спровоцируют несогласие внутри украинских элит, и опасно заострят региональный раздел внутри страны. С другой стороны – и это не впервые – Запад не подготовлен для неожиданного ухудшения отношений между Украиной и Россией.

В то время, как каждый знает, что резолюция по январскому газовому кризису не развязала газовой проблемы, только некоторые готовы к новому кризису, и только некоторые будут симпатизировать Украине, если она, на их взгляд, спровоцирует его. Западные правительства разделяют взгляды Тимошенко на подписанное 4 января соглашение, но не согласны с предлагаемыми ею решениями. Большинство из нас не видит альтернативы кратковременной боли и долгосрочному лечению. Украина не будет способна противостоять российской энергетической монополии, пока она не наведет порядок и не дикриминализирует свой энергетический сектор, пока она не представит связную энергетическую стратегию – и, самое важное, механизмы, чтобы ее воплотить.

Если у украинского руководства будут серьезные намерения на сей счет, западные страны ему в этом помогут. Если же серьезными являются разговоры о проведении новых переговоров относительно газового соглашения – в противоположность тому, чтобы денонсировать – в интересе Украины будет делать это очень осторожно и при максимальном количестве консультаций. Если, конечно, она хочет получить западную поддержку.

На какие уступки готовы сегодня пойти (и готовы ли вообще) Европейский Союз и НАТО после проведения в Украине демократических, по их же признанию, выборов? Следует ли ожидать в ближайшие месяцы приглашения Киева к выполнению Плана действий относительно членства в НАТО (MAP)?

Еще раз: я бы хотел надеяться, Европейский Парламент покажет пример Европейской Комиссии. Последняя, на мой взгляд, не слишком хочет трансформировать теплые слова в четкие политические сигналы Украине – по крайней мере, до того времени, пока реальные изменения произойдут в стране.

НАТО – это отдельный вопрос. Многие союзники и особенно натовская бюрократия готовы поддержать Украину. Выборы усилили позиции тех, кто хочет, чтобы Украина была приглашена к Плану действий относительно членства в НАТО в этом году. Однако на сегодняшний день есть два серьезных препятствия: одно потенциальное и одно непосредственное.

Потенциальным препятствием может стать коалиция с Регионами. Это было бы очень плохим сигналом для западных партнеров. Непосредственное препятствие - это негативный подход большинства украинцев. В Украине наметилась очень любопытная информационная война против НАТО: все атакуют, никто не защищается. Все зависит от украинских властей - убеждать страну, если членство в НАТО в ее интересах или нет. Не дело НАТО уговаривать других присоединиться к нему. Оно будет только обеспечивать информацией. Сумеют ли власти использовать эту информацию с пользой – зависит от них.

P.S. В интервью Джеймс Шерр выражает свое собственное мнение, которое не обязательно совпадает со взглядами Министерства Обороны Британии.

"Главред"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: