Вверх

Сегодня, когда российско-украинский газовый конфликт урегулирован не слишком понятным способом, но, очевидно, к взаимному удовлетворению сторон, пришло время поразмыслить о значении всей этой истории для отношений Запада с Россией, и, что еще важнее, его отношений с Украиной.

Этот вопрос заслуживает серьезного обсуждения потому, что стратегия Запада в отношении Украина строилась на гротескно-иллюзорной идее о том, что Украина покинет российскую орбиту и "присоединится к Западу", а Россия будет безропотно оплачивать этот поворот.

Вот несколько цифр: до недавнего повышения цены Россия по сути субсидировала обеспечение Украины энергоносителями на сумму от 3 до 5 миллиардов долларов в год. Это превышает объем помощи ЕС Киеву за все 14 лет с момента провозглашения независимости. Что же касается американской помощи, то за прошлый год она составила каких-то 174 миллиона долларов - и это после всех слов восхищения и поддержки в адрес "оранжевой революции". Даже в условиях нынешнего повышения цены на газ Украина, по международным стандартам, остается в чрезвычайно привилегированном положении, хотя платит за это теперь скорее Туркменистан, а не Россия.

Не меньшее значение для украинской экономики имеют деньги, которые присылают домой миллионы жителей этой страны, работающие в России на законных основаниях. Запад и в этом вопросе придерживается противоположного подхода: украинцам по-прежнему необычайно трудно получить официальное разрешение на работу в любой западной стране. Когда бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер (Joschka Fischer) попытался смягчить условия въезда для граждан Украины, результатом стала волна шовинистический истерии, криков, что фатерлянд заполонят украинские бандиты и проститутки.

В последние дни в американских и европейских СМИ прозвучало немало морализаторских сентенций насчет того, что Россия использует свои энергоресурсы как политический инструмент. В этой связи американцам, и особенно французам стоило бы "посмотреться в зеркало", и спросить себя: стали бы они оказывать другим странам столь масштабную помощь, если бы не ожидали от нее конкретной геополитической и экономической отдачи?

На деле основополагающие концепции Брюсселя и Вашингтона в отношении Украины весьма различаются между собой, причем европейцы несомненно заслуживают "первого приза" за цинизм, а американцы - за безответственность.

При всех разговорах о "европейскому пути" для Украины, большинство западноевропейских правительств и еэсовских чиновников втайне надеются, что реальное вступление этой страны в ЕС можно будет оттягивать буквально до бесконечности, или хотя бы до тех пор, пока в Союз не примут Турцию - а это, по сути, то же самое. Они ни в коем случае не станут призывать избирателей раскошелиться на помощь Украине в объемах, сколько-нибудь сопоставимых с тем, что реально необходимо для реформирования ее экономики по западному образцу.

Соединенные Штаты, естественно, также не собираются взваливать на себя такую ношу. Вместо этого, все больше американских чиновников и политиков склоняется к "дешевой альтернативе" - ускоренному вступлению Украины в НАТО, что не потребует от Вашингтона больших финансовых вливаний, а те расходы, что все-таки придется понести, будут с лихвой компенсированы прибылями военно-промышленных корпораций США.

Это, однако, означает присоединение к альянсу, и поныне сохраняющему антироссийскую направленность, страны, все еще тесно связанной с Россией в экономическом, демографическом и культурном плане; страны, где в ходе последних выборов 44% электората проголосовали против переориентации на Запад и за союз с Россией, а 85% населения, по данным социологических опросов, негативно относятся к членству Украины в НАТО.

Кроме того, как показывает развитие событий после "оранжевой революции", демократия на Украине остается непрочной и слабой, а ее политическая и деловая элита далеко не однозначно относится к перспективе реальных экономических реформ. Если же в будущем разразится мировой экономический кризис, особенно связанный с ситуацией на международном рынке энергоносителей, это может привести к полной перекройке политической и геостратегической карты Украины.

К тому же, если успешный выход Украины из российской орбиты не будет сопровождаться интеграцией самой России в состав западного сообщества, он будет означать для последней новое тяжелейшее поражение в экономической, культурной и геополитической сфере, в том числе - в долгосрочной перспективе - и утрату украинского рынка сбыта. Это не означает, что сопротивление России упомянутому процессу заслуживает одобрения, но понять ее реакцию совсем нетрудно - особенно Парижу и Вашингтону.

Анатоль Ливен - старший научный сотрудник вашингтонского исследовательского центра New America Foundation, "The International Herald Tribune", США, ИноСМИ.Ru".



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: