Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Призрак Хартии. Что готовит новая власть для русских и других нацменьшинств

Европейская хартия региональных языков и языков национальных меньшинств – в Украине явление почти мифическое: о ней все говорят, но ее никто не видел. Хотя формально она действует здесь вот уже четыре года. Сегодня о ней снова вспомнили в контексте предоставлении нового статуса русскому языку.

 На праздновании 196-летия от дня рождения Тараса Шевченко Президент Виктор Янукович торжественно объявил, что единственным государственным языком в Украине будет украинский. Заявление делалось явно не как констатация бессилия президентской команды добиться признания за русским языком статуса второго государственного. Это была именно попытка понравиться.

«Президент хочет реализовать Хартию региональных языков и языков нацменьшинств… Если и при этом русскоязычные люди будут иметь какие-то жалобы, то нужно сделать все, чтобы получить конституционное большинство, и тогда изменять Конституцию», - пояснила в интервью «ОстроВ» позицию Виктора Януковича замглавы его администрации Анна Герман. 

Новая метла?

Украина подписала Хартию еще в 1996 году, однако вступила в силу она только спустя десять лет. Изначально ратифицированный в 1999 году документ не признал Конституционный Суд – из-за того, что соответствующий закон был подписан не Президентом Леонидом Кучмой, а спикером ВР Александром Ткаченко. Хартия вернулась в Раду и была подписана Президентом Кучмой в 2003-м. Еще два года ее не решались отправить в секретариат Совета Европы, что означало бы ее вступление в силу. Это случилось уже при Президенте Викторе Ющенко – в конце 2005-го. Через три месяца, как это предусмотрено процедурой, она стала действующим документом в Украине.

На сегодня у Хартии региональных языков и языков нацменьшинств тридцать три подписанта. Из них ратифицировали этот документ двадцать четыре государства, в которых он и считается действующим. Россия подписала Хартию в 2001 году, однако не ратифицировала до сих пор.

В преамбуле к Хартии (официальный украинский перевод), кроме всего прочего, говорится о том, что она принимается с тем, что «охрана исторических региональных языков или языков меньшинств Европы, некоторые из которых находятся под угрозой вымирания, способствует сохранению и развитию культурного богатства и традиций Европы», а также с учетом права носителей региональных языков или языков нацменьшинств на свободное этих языков использование в частной и общественной жизни. Отмечается также, что «охрана и развитие региональных языков или языков меньшинств не должны препятствовать официальным языкам и необходимости изучать их».

Варианты практического применения Хартии региональных языков и языков нацменьшинств описаны в части ІІІ этого документа. Это статьи «Образование», «Судебная власть», «Административные органы и публичные услуги», «Средства массовой информации», «Культурная деятельность и средства ее осуществления», «Экономическая и социальная жизнь», «Трансграничные обмены».

Государство-участник Хартии обязуется выбрать из приведенных в пунктах или подпунктах этих статей как минимум тридцать пять положений, при этом как минимум по три из статей «Образование» и «Культурная деятельность и средства ее осуществления», и как минимум по одному из статей «Судебная власть», «Административные органы и публичные услуги», «Средства массовой информации» и «Экономическая и социальная жизнь». Речь идет о минимальных правах, которые должны иметь носители регионального языка или языка нацменьшинства, как, например, право обучаться полностью или частично на родном языке, или право получать информацию на таковом.

Каждое государство само определяет перечень языков, которые будут им защищаться в рамках Хартии. У Украины таких тринадцать: белорусский, болгарский, гагаузский, греческий, еврейский (явный казус, поскольку непонятно, идет ли речь об идише или иврите), крымскотатарский, молдавский, немецкий, польский, русский, румынский, словацкий и венгерский. При этом для всех их Украина избрала равные условия, при том, что другие государства практикуют в том числе и дифференцированный подход. Автор «языковых» инициатив от Партии регионов нардеп Вадим Колесниченко настаивает на том, что чем больше количество носителей языка, тем более широкими правами они должны пользоваться.

Хартия также содержит такие принципиальные в украинских реалиях положения, как то, что она не может ухудшать более благоприятные условия для развития региональных языков или языков нацменьшинств, чем предусмотренные ею. А также то, что участники Хартии обязуются устранить «любые необоснованные различия, исключения, ограничения или преимущества, которые касаются использования регионального языка или языка меньшинства и которые имеют целью воспрепятствовать или создать угрозу его сохранению или развитию».

«Принятие специальных мер в сфере региональных языков или языков меньшинств, которые направлены на достижение равенства между лицами, которые употребляют эти языки, и остальным населением, или которые надлежащим образом учитывают их конкретное состояние, не рассматриваются как акт дискриминации против тех лиц, которые употребляют более распространенные языки», - говорится также в документе.

В законе о ратификации Хартии, однако, подчеркивается, что «меры, направленные на утверждение украинского языка как государственного, его развитие и функционирование во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины, не считаются такими, что препятствуют или создают угрозу сохранению или развитию языков, на которые распространяются положения Хартии».

Из этого очевидно, что если реализацией Хартии начнут заниматься всерьез, «филологические» националисты в Украине от разных сторон сломают не одно копье на том, что есть дискриминация, где нарушено равенство и что относится к мерам по утверждению украинского языка.

Правда, есть вероятность, что у Виктора Януковича внесут изменения в закон о ратификации Хартии региональных языков и языков нацменьшинств, и отправят в Совет Европы новый его вариант – такая возможность предусмотрена той же Хартией. Попытки ее «реформирования» Вадим Колесниченко предпринимает еще с конца 2007 года. Однако это дело лежит в сфере компетенции Президента или Кабмина.

В условиях же действующего закона о ратификации споры вызывает само понятие «региональный язык» - в украинском законодательстве оно отсутствует. Хартия (официальный украинский перевод, к которому есть претензии) дает общее определение «региональных языков или языков меньшинств». При этом под «регионом» понимается именно территория распространения того или иного языка, в то время, как в Украине зачастую – административно-территориальная единица, что, бывает, – не одно и то же.

Вадим Колесниченко, исходя из этого, предлагает передать полномочия по определению языковых меньшинств и их прав местным советам. Что противоречит Конституции, согласно которой языковая политика находится полностью в компетенции государства – регулируется законами Украины.

ВР, ратифицировав Хартию и определив тринадцать языков для государственной поддержки и защиты, тоже не разделила их на региональные и языки нацменьшинств, как и не определила конкретные территории их функционирования.

И старые грабли

Опрошенные «ОстроВ» эксперты убеждены, что действие Хартии должно распространяться исключительно на языки, которые не являются официальными языками других государств и которые действительно находятся под угрозой исчезновения.

«Языки, которые бытуют в Украине, кроме украинского, делятся на две очень четких группы, - говорит первый заместитель главы парламентского комитета по иностранным делам Тарас Чорновил. - Первая группа – это языки, которые имеют за границей свои основные средоточия. Русский, венгерский, польский, румынский, болгарский – все они представлены в государствах, которые обеспечивают сохранение языка как такового, создание телепрограмм, печатной продукции, которые можно получить носителю языка также и в Украине. Глобальный доступ к информации, через тот же Интернет, абсолютно упрощает возможность удовлетворения таких потребностей. И эти страны имеют программы по поддержке языковых групп, которые являются национальными меньшинствами в других государствах».

«И есть носители языков, о которых никто не позаботится, кроме украинского государства, - продолжает нардеп. - Это тот же крымскотатарский язык – у них нет другого государства, где их язык культивировался бы. Это язык украинских греков – нынешняя Греция не будет ими заниматься, они друг друга просто не поймут».

Таким образом, резюмирует Чорновил, для первой категории носителей языка государство обязано только обеспечить свободное этого языка использование. Что касается второй категории, то именно она нуждается в государственной защите.

Депутат также убежден, что «Хартия уравнивает все языки национальных меньшинств, и если вернуться к базовому звучанию Хартии, то русский язык должен пользоваться в Украине такими же правами, как, скажем, греческий».

С ним солидарен исполнительный вице-президент Конгресса национальных общин Украины Иосиф Зисельс. «У нас требует защиты крымчакский язык, гагаузский язык. То есть, те языки, которые не имеют возможности за пределами Украины выжить, поскольку нет государственных образований, для которых эти языки являются официальными. Но был включен русский язык. Совершенно абсурдная ситуация. На самом деле это не соответствует ни духу, ни букве Хартии, это не соответствует ситуации, сложившейся с русским языком в Украине. Если что и угрожает, так это украинскому языку. Поскольку равной конкуренции с русским языком он не выдержит. Нужно создавать условия для украинского языка для того, чтобы он стал по-настоящему государственным», - считает Зисельс.

Зато Вадим Колесниченко категорически не согласен с таким мнением. «При чем тут Россия? Есть группа людей, которая пользуется языком. Здесь нет ни одного слова о государстве. Вы откройте сайт Совета Европы – увидите, что украинский язык является региональным в четырех странах Европы, немецкий – в пяти странах Европы, итальянский – в трех странах Европы. Ну и что? Никто же не спрашивает ни об Италии, ни о Германии, ни об Украине. Это права человека. И мы на территории Украины обязаны, если мы имеем европейский выбор, защищать другие языки», - подчеркивает он.

«Благодаря действиям Ющенко и его камарильи, за последние пять лет языковая тема стала темой войны, - говорит депутат. - Хотя это вопрос взаимоуважения и толерантности в обществе. Что, кстати, всегда было присуще Украине. Людей разучили уважать друг друга, и поддерживать друг друга. Поэтому в ближайшие два-три года мы должны поднять уровень доверия людей друг к другу, уровень толерантности. Для нас главное сегодня – защитить права людей, обеспечить выполнение международных обязательств».

«А крайне левые и крайне правые – они были и будут, на них нет смысла обращать внимания», - загадочно подытоживает Колесниченко.

Однако крайне сомнительно, что «регионалам», даже при всем их желании, удастся избежать крайностей. Хотя бы потому, что в языковом споре в Украине речь идет в первую очередь не о нарушении или соблюдении прав тех или иных категорий граждан. Все намного глубже и сложнее.

«Собственно, проблема психологическая состоит в том, что русский язык доминирует у нас всюду, но он не имеет статуса. А поскольку наше посттоталитарное сознание очень символизировано – мы ориентируемся на всякие символы, - это очень важно. То есть, русскоязычные граждане живут в русскоязычной среде, украинского языка там почти не слышат, но им не хватает статуса русского языка. И он на самом деле должен иметь этот статус», - поясняет заведующий лабораторией психологии масс и общностей Института социальной и политической психологии, доктор психологических наук профессор Вадим Васютинский.

Хартия не дает «региональному языку или языку меньшинства» никакого статуса. Кроме того, Хартия как документ из сферы международного права выполняет скорее декларативную функцию, и не является обязательной для выполнения. «Это рекомендательная вещь. Но она указывает некоторые приоритеты, и как бы призывает государство стремиться к ним», - поясняет Иосиф Зисельс.

Кроме того, проблема есть в чисто экономическом аспекте реализации Хартии. Создание учебных заведений, издание книг и учебников, работа СМИ и так далее требуют определенных государственных затрат. И если бы суть спора состояла только в развитии языка как такового, местные общины могли бы обеспечить его куда надежнее, чем украинское государство в его нынешнем состоянии.

«Если национальное меньшинство имеет энергетику, ресурсы для того, чтобы сохранять и развивать себя – пожалуйста, создавайте свои школы. Если бы еврейское меньшинство, которое в двадцать раз меньше, чем русское, ждало, пока государство создаст школы, где бы мы сейчас были? У нас сорок школ, потому что мы их захотели создать – и создали. Если национальное меньшинство действительно хочет утверждаться, а не хочет политически манипулировать, оно делает все для сохранения и языка, и культуры, и традиций», - убежден Иосиф Зисельс.

Все остальное – «это политика – культуры тут нет», - считает он. 

Юлия Абибок, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: