Вверх

Спецтема: Выборы 2019
Луганские расклады. Кто и что контролирует в регионе?

Луганская область поделена на сферы влияния. Крупные «куски пирога» в руках известных политиков – Николая Гапочки, Наталии Королевской, регионала Юрия Бойко. В анклав превратила донецкая корпорация «ИСД» три города – Алчевск, Перевальск и Брянку. Пока в городах области подрастают новые и перспективные политики, у областного центра единого «хозяина» нет до сих пор.

Власть и влияние одного человека на какой-то конкретной территории можно конвертировать в разные виды прибыли – то ли политическую, продвигая какую-то партию, то ли экономическую, приватизируя заводы. Локализация влияния одного человека на конкретной территории создает там анклав – когда ни одного принципиально важного или экономически перспективного, крупного, серьезного решения не принимается без участия «опекуна».
 
Кто и каким образом контролирует регион?
 
АГРОВЛИЯНИЕ: делить нечего
 
Считается, что одной из самых влиятельных бизнес-структур в сельскохозяйственной части Луганской области является «Агротон» – корпорация с региональными корнями, в которую входят десятки предприятий пищепрома (молоко- и маслозаводы, токи, элеваторы), у которой в аренде сотни гектаров земли. Консолидированная чистая прибыль группы за 2007 год превысила 72 миллиона гривен. Руководитель группы компаний «Агротон» Юрий Журавлев – депутат Луганского областного совета от Партии регионов, однако причислить его к списку любителей попиариться язык не повернется.
 
Иван Запорожец – руководитель КСП им.Энгельса – без преувеличения самый влиятельный человек в Новопсковском районе. В свое время он принимал у себя Президента Украины Леонида Кучму, имеет звание Героя Украины.
 
Считается, что наиболее влиятельной политической фигурой в сельскохозяйственной сфере области является экс-зампред ЛОГА, экс-депутат мажоритарщик Николай Гапочка. Все люди, руководящие администрациями в сельскохозяйственных районах, так или иначе от него зависят. Несмотря на то, что он несколько лет жил в Луганске и Киеве, про родное Белокуракино Гапочка не забывает. Он часто туда приезжает, и, таким образом, сохраняет возможности выжать из этих территорий баллы для какой-либо политической партии, с которой сможет найти общий язык.
 
Менталитет сельского населения сам по себе облегчает любому политику поиск ключика к избирателям. Недаром же, к примеру, и Александр Ефремов, и Виктор Тихонов, еще будучи при должностях в Луганской областной госадминистрации и Луганском облсовете, предпочитали просить мандаты депутатов областного совета в глухих селах северной части области, а не, к примеру, в областном центре. В сельских районах редко встречается такое явление, как передел сфер влияния. Во-первых, там живет слишком мало избирателей, а во-вторых, они все равно проголосуют так, как посоветует им человек, платящий зарплату и обеспечивающий работой.
 
УГЛЕПРОМ: специально для шахтеров
 
Угольные города всегда были особенными в социальной структуре региона. Самый крутой пролетариат, интересами которого принято спекулировать в региональном политикуме – это именно шахтеры. Горняки, стоит также отметить, в силу своей многочисленности, всегда были отдельной социальной группой, для которой выписывались отдельные политические мессиджи, и лидеры практически всех партий норовят посетить шахтерские города во время предвыборной кампании. Но у шахтеров в Луганской области есть и еще одна специфика – они, работники предприятий государственной формы собственности, всегда зависят от власти, и поэтому, в значительной степени, к ней лояльны.
 
В 2005-2007 гг. шахтеры однозначно входили в сферу влияния регионалов, ведь с 2004 года там поддерживали кандидата Януковича, и инерция политических ориентаций всегда обеспечивала митинговыми овациями заезжих вождей ПР.
 
Традиционно руководители угольных предприятий работали в фарватере Кабинета Министров, но после событий 2004 года и диверсификации центров власти в стране, стал практиковаться такой механизм, как смена угольных генералов без согласования с губернатором. В частности, так произошло за три дня до назначения на должность председателя областной государственной администрации Александра Антипова в 2006 году. Более того, уже тогда проявилась еще более деструктивная картина – министр-регионал Сергей Тулуб назначил на руководящие должности в региональный углепром руководителей, о которых губернатор говорил то ли с сарказмом, то ли с иронией, то ли нещадно критиковал. Правда, критика эта относилась исключительно к показателям работы предприятий, и показывала, что единство под флагами еще не означает одинаковых оценок экономического блока.
 
Потом правительство сменилось, и министром угольной промышленности стал пенсионер Виктор Полтавец. С ним у Антипова сложились такие же напряженные отношения, и снова яблоком раздора стали вопросы экономики и социальной сферы. Полтавец постепенно заменил всех руководителей угольных ГП.
 
Сейчас в шахтерские регионы зачастили представители и других политических сил. Местные мэры-регионалы в значительной степени зависят от руководителей угледобываюих предприятий. Те же в свою очередь изо всех сил пытались произвести положительное впечатление на премьер-министра Юлию Тимошенко. Лидер БЮТ в последний раз посещала область в прошлом году – приезжала на торжества по случаю Дня шахтера, и тогда руководители трех ключевых для региона угольных холдингов – Юрий Зюков (генеральный директор ГП «Ровенькиантрацит», в прошлом – заместитель министра угольной промышленности Сергея Тулуба, депутат облсовета от ПР), Сергей Офицеров (тогда – руководитель ГП«Свердловантрацит», сейчас – первый заместитель министра угольной промышленности) и Александр Ермаков (ГП «Луганскуголь») изо всех сил поздравляли Тимошенко с горняцким праздником, дарили ей цветы и подарки.
 
Став куратором углепрома от правящего БЮТ, нардеп Наталия Королевская заполучила неформальные рычаги влияния на угольный генералитет. Она довольно часто бывает в угольных регионах – вояжи посвящены встречам с горняками, разъяснениям действий КМУ, разным благотворительным акциями и так далее. Как правило, нардепа в этих поездках сопровождают первые руководители градообразующих предприятий, которым не жалко потратить на общение с подчиненными целый день.
 
Однако, несмотря на то, что генералы полностью интегрировались в правительственную идеологию, на местах, в угольных регионах, существуют и альтернативные им силы. В частности   профсоюзы, которые зачастую больше симпатизируют регионалам и имеют с ними традиционные контакты. Однако важно и то, что профсоюзы вынуждены идти на компромиссы с генералитетом, лояльность которого к правительству прямо пропорциональна объему и оперативности перечисления государственных субвенций и дотаций. Посему профсоюзы сейчас скорее занимаются мелкими деталями, предпочитая не поднимать на поверхность системные проблемы.
 
В такой же сильной зависимости от генерального директора градообразующего предприятия находятся и все остальные структуры в шахтерском городе – милиция, прокуратура, суд, исполком горсовета. Предприятие обеспечивает им не только поступления в бюджет, но и благотворительную помощь на ремонты помещений, тракторы для ремонта систем ЖКХ, семена цветов для посадки клумб, подарки ветеранам и так далее и тому подобное. Поэтому тот, кто контролирует угольных генералов, может претендовать на неформальный контроль над угольными городами. Правда, речь идет скорее о местной номенклатуре и чиновниках, то есть, так называемом административном ресурсе. А это, по мнению политологов, 15% голосов на выборах. 
 
Наталия Королевская родом из города Красный Луч. Именно там она избиралась в Луганский областной совет прошлого созыва по мажоритарному округу. Однако, как заявил в одном из интервью мэр города регионал Николай Антощенко, с городскими властями она не контактирует – назначает время, а потом он не может до нее дозвониться, или же если она сама приезжает в Красный Луч, то к нему в гости не спешит.  Оно и понятно, ее целевая аудитория – те, кто контролирует процесс, то есть руководители градообразующих предприятий. В городах: Ровеньки, Свердловск, Красный Луч и частично Луганске это угольщики. Правда, в областном центре иная ситуация – тут «Луганскуголь» градообразующим предприятием не назовешь, в него входят шахты Лутугино, Зоринска и других малых городов.
 
От Партии регионов политически за Свердловском, Ровеньками и Красным Лучом закреплен одиозный нардеп Владимир Ландик. Он пока, сосредоточен на помощи рядовым жителям города, проводит приемы и конфликтует с регионалами рангом поменьше (к примеру, с руководителем местного ПРУПа Николаем Полухиным, который, похоже, в Ровеньках и вовсе играет в свою игру) .
 
«ТРЕУГОЛЬНИК БОЙКО»
 
Юрий Бойко – экс-руководитель рубежанского казенного химзавода «Заря» (трудился там с 1981 по 1999 год), экс-руководитель Лисичанского НПЗ (в то время, когда он был в государственной собственности), покинул регион достаточно давно. Он успел поработать на посту главы НАК «Нефтегаз Украины» до 2005 года и главы Минтопэнерго в 2007-2008 гг.
 
Однако его влиянию до сих пор подвержены Северодонецк, Лисичанск и Рубежное.
Во-первых, в 2002 году депутатом парламента от этого мажоритарного округа избирался приближенный к Бойко Юлий Йоффе. После назначения Бойко на должность министра топлива и энергетики Йоффе был его заместителем. 
 
После смены власти в 2005 году Юрий Бойко вместе с должностью главы «Нефтегаза» потерял и определенную степень влияния в Луганском регионе. Но уже в 2006 году о нем говорили как о вероятной кандидатуре на пост председателя областной государственной администрации. Местные регионалы в тот момент характеризували его не иначе как “ профессионал, хорошо знает регион и будет принят местной элитой адекватно”.
 
Бойко в перерыве между походами во власть основал карманную «Республиканскую партию Украины», пытался ее продвигать, но потом она вступила в блок «Не Так!» и растворилась в нем.
 
Бойко приписывают контроль через третьих лиц над северодонецким «Стеклопластиком», городскими водоканалами Северодонецка и Лисичанска. Мало сомнений вызывает то, что грядущая концессия рубежанского горводоканала пройдет мимо его структур. Также ему приписывают владение лисичанской телекомпанией «Акцент» (около полугода назад местный горсовет принял решение о ее выведении из коммунальной собственности) и именно с его одобрения, по некоторым данным, начал кампанию и очередной социалист Василий Волга – лидер партии «Союз Левых сил». Причем в Северодонецке Волга развернулся неслабо – в местном горсовете уже существует то ли группа, то ли фракция от партии Волги, сформированная преимущественно перебежчиками из стана регионалов.
 
С другой стороны, проваленные выборы городского головы в Лисичанске показали, что луганские регионалы просто оставили их вне сферы своего интереса. Так, полная апатия областного отделения ПР по случаю снятия с регистрации кандидата-регионала дала основания партии «Единый центр» говорить о том, что они преодолели монополию ПР на местную власть. Ключевым игроком на этом после выступил уроженец Северодонецка, в свое время бывший первым секретарем местного горкома «единой и направляющей» Валентин Дзонь. Мэр Северодонецка, в свое время оскандалившийся публичной ссорой с руководством областной организации ПР по вопросу проведения Северодонецкого съезда –2, судя по всему, также неровно дышит в сторону «ЕЦ» – чего стоят только фотографии, выложенные на сайте «ЕЦ», где Дзонь поздравляет Грицишина с Днем рождения.
 
Судя по вялой реакции местных регионалов, за выборы в Лисичанске отвечал кто-то, кто не работает в областном штабе ПР. Возможно, это были люди Бойко и тогда они дали луганским регионалам прекрасный повод позлорадствовать.
 
АНКЛАВ «ИСД»
 
Города Алчевск, Перевальск и Брянка – вотчина корпорации «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД).
 
Главный козырь корпорации – два градообразующих предприятия в Алчевске: металлургический комбинат и коксохимический завод, которые полностью определяют социальный и экономический климат в трех городах. В Брянке-то и вовсе работать, кроме как на алчевских заводах, негде. Равно как и в Перевальске, где закрыты все шахты, но есть хотя бы копанки.
 
Мэр города Алчевска – бывший директор «Алчевсккокса», и поэтому положительно относится ко всем местным инициативам своего бывшего начальства – то ли речь идет о социальных программах, то ли о льготном отведении земли промгигантам. Местная организация ПР полностью «лягла» под алчевского мэра, здесь в местном горсовете есть даже фракция партии «Эко +25%», которая создавалась и финансировалась тем же «ИСД».
 
Сложнее обстоят дела в соседнем Стаханове. Здесь активы имеют Константин Жеваго (нардеп от БЮТ владеет вагоностроительным заводом), а руководитель «Стахановского ферросплавного завода» Александр Дубинин является депутатом обласного совета от БЮТ («Стахановский завод ферросплавов» - третий по мощности производитель ферросилиция в Украине, который полностью контролируется структурами группы «Приват»). Сегодня Стаханов – город, больше всего пострадавший от кризиса в Луганской области.
 
В стахановской городской организации ПР в прошлом году произошло то, что смело можно назвать расколом – тогда от ПР на внеочередные выборы мэра были выдвинуты два кандидата, в результате чего победил, естественно, третий – экс-социалист Сергей Жевлаков. Однако Сергей Васильевич оказался сознательным товарищем и через пару месяцев после возвращения в должность (он был мэром в 2002-2006 гг.) вступил в ПР. Сейчас Стахановскую городскую организацию ПР возглавляет человек, который постоянно живет  и работает в Луганске – председатель постоянной комиссии по вопросам экономического развития бюджета и финансов Луганского областного совета Евгений Комчадалов.
 
Кроме Дубинина, местный БЮТ в облсовете представляет еще один известный в этом регионе бизнесмен - Владимир Рисухин. В 2005 году он работал заместителем губернатора Данилова по экономике и слыл в те бурные времена самым лояльным и адекватным по отношению к отставным регионалам.
 
От БЮТа регион курирует нардеп Валерий Шаманов – малопубличный и неизвестный по луганским меркам. В принципе, и Шаманов, и Рисухин так или иначе «завязаны» на меткомбинате. Шаманов, как и его колега Рисухин, раньше зарабатывал деньги на операциях с металлоломом, но только последний построил здесь еще и первый в Украине экспериментальный завод по очистке воды технологией обратного осмоса, который снабжает этим продуктом металлургический комбинат. Он также владеет авиакомпанией «Луганские авиалинии» и пытается наладить воздушное сообщение «восточных ворот Украины» с остальными «воротами», хотя из-за конфликта с ФГИУ и под язвительные комментарии регионалов пока решает скорее текущие задачи.
 
КРАСНОДОН: «без крыши»
 
Этот город к числу угольной вотчины Королевской причислить невозможно. Во-первых потому, что градообразующее предприятие «Краснодонуголь» было приватизировано в 2004 году и все сферы его деятельности координирует компания Рината Ахметова «СКМ». Единственный, кто там иногда мутит воду – независимый профсоюз горняков шахты им. Баракова, который периодические выступает с заявлениями разной степени адекватности. К числу его «перлов» можно отнести трактовку запрета курения в шахте как нарушение прав горняков.
 
В 2002 году в парламент этот город делегировал Виктора Кириллова, который после окончания депутатских полномочий, трудоустроился в Министерство обороны. В Краснодоне к его активам приписывают молокозавод, в Луганске – завод «Горизонт» и торговый центр «Кристалл». Но считать его опекуном территории уже не приходится. Одно время первым человеком в городе можно было считать уроженца Краснодона нардепа от ПР Валерия Букаева, который владел ФК «Заря» и ключевым транспортным предприятием - «Луганскинтерресурс», однако  в феврале Букаева не стало, и теперь город остался, можно сказать, без опекуна.
 
ЛУГАНСК: политика отдельно, бизнес отдельно
 
Областной центр – самый крупный город региона. Но, если в советское время он был крупным промышленным городом, то сейчас добрая половина его промгигантов дышит на ладан. Сказать, что у города есть хозяин – нельзя. Здесь действует несколько крупных, по местным меркам, финансовых групп.
 
Луганск, можно сказать, балансирует на грани интересов ключевых персон региона – как политических, так и чиновничьих. Кроме разношерстного горсовета, в котором собраны представители многих властных кланов, здесь сосредоточен еще и центр исполнительной власти (областная государственная администрация), офисы политических партий. В Луганске, естественно, самая дорогая земля и недвижимость, а посему здесь ключевую роль играют скорее деловые, чем политические интересы. Так, за три года пребывания у власти мэра-регионала Сергея Кравченко, не были ни одного скандала, который был бы связан с тем, что чьи-то бизнес-интересы были  ущемлены по политическим мотивам. Зато те политики, которые на стадии избирательной кампании поддерживали Сергея Кравченко, сейчас превратились в его системных критиков – к примеру, Владимир Ландик. Однако его критика носит больше экономический, нежели политический характер.
 
Марина Дарницкая, Луганск, специально для «ОстроВ»

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: