Вверх

Спецтема: Выборы 2019

НАК "Нефтегаз Украины" после 14 лет судебных разбирательств с полугосударственной компанией ПАО "Укрнефть" неожиданно решил отказаться от прав на 4,062 млрд м3 природного газа – несмотря на целый ряд ранее вынесенных судебных решений в свою пользу.

Выгоду от сделки получают совладельцы финансово-промышленной группы "Приват" Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов, контролирующих в "Укрнефти" около 43% акций.

Данную махинацию комбинацию следует рассматривать в контексте очередных президентских выборов в Украине, до которых осталось меньше месяца. Возможно, именно в такую сумму два олигарха оценили сворачивание политической карьеры Зеленского…

Газовый спор

"Укрнефть" – крупнейшая нефтедобывающая компания Украины, в которой государству принадлежит 50%+1 акция. По итогам 2018 г. ее доля в общем объеме украинской нефтедобычи составила 92,6%.

Кроме того, попутно при эксплуатации нефтяных скважин в небольших объемах выделяется и природный газ. Поэтому доля "Укрнефти" в газодобыче намного скромнее: 5,34% по данным за 2018 г. Но все равно это достаточно серьезные объемы – тем более в денежном эквиваленте.

С 2003 г. "Укрнефть" фактически работает в интересах миноритарных акционеров (т.е. владеющих меньшей долей): еще при Л.Кучме они поставили во главе компании своих управленцев. И затем смогли сохранить статус-кво при всех последующих президентах, включая нынешнего.

Теперь о сути конфликта. Как уже отмечалось выше, в Украине есть собственная газодобыча, но того ресурса, который она дает, не хватает для полного покрытия потребностей экономики.

Например, в 2018 г. всеми государственными и частными компаниями был добыт 21 млрд м3, а потребление составило 32,3 млрд м3. Поэтому недостающие объемы приходится закупать за границей.

При этом на фоне стоимости импортного газа, которая в разные годы колебалась от $215 до $450 за 1000/м3, украинский ресурс по себестоимости обходится в сущие копейки: $40-150/1000 м3.

Ранее предусматривалось, что газодобывающие компании государственной и смешанной формы собственности (где государству принадлежит 50% и более уставного фонда) обязаны продавать получаемый ресурс государству в лице НАК "Нефтегаз Украины".

Которая в свою очередь продавала газ населению и предприятиям теплоэнергетики (т.е. тоже для нужд населения – отопления многоэтажных домов и общественных зданий, подогрева воды) по "щадящим" ценам.

Для промышленности использовался импортный газ и предприятия покупали его по "свободной" цене: т.е. как договорятся с "Нефтегазом" или другими поставщиками.

Цену для населения и теплоэнерго устанавливала Национальная комиссия регулирования энергетики (НКРЭ). Такая модель газового рынка действовала в 2000-х г. и закреплялась соответствующими постановлениями Кабинета министров Украины (КМУ) и НКРЭ.

Тем не менее, И.Коломойского и Г.Боголюбова это не устраивало: они хотели продавать государству газ, добытый "Укрнефтью", по "свободным" ценам.

Т.е. чтобы газ, добыча которого обошлась в $50/1000 м3 продавать не по $40 +5% фиксированной рентабельности, установленной решением НКРЭ, а по (на тот момент) $95/1000м3.

Желание вполне понятное, если смотреть с точки зрения бизнеса периода "дикого капитализма" 1990-х гг. Но все-таки в середине 2000-х ситуация уже была немного иная.

Ведь даже для полностью частных компаний продажа газа населению по свободным коммерческим ценам юридически сомнительна – поскольку в Конституции Украины четко записано, что владельцем украинских недр является украинский народ.

Получается, что олигархи (владельцы газодобывающих компаний) используют принадлежащий народу ресурс для личного обогащения – а что с этого имеет народ? Ничего.

Такое положение нельзя назвать нормальным. И в качестве некоего компромисса было принято решение, что госкомпании и совместные компании с контрольной долей государства продают свой ресурс "Нефтегазу" по себестоимости с минимальной наценкой.

Как уже отмечалось, И.Коломойский с этим решением не согласился. Но нюанс в том, что газ – довольно специфический товар. Он не может пылиться где-то на полке в дальнем углу у получастной компании, не желающей играть по установленным цивилизованным правилам.

Чисто технологически газодобыча построена так, что у извлеченного из скважины ресурса есть только один путь: по трубам в подземное хранилище. Потом, по мере надобности, его оттуда поднимут обратно в трубу при помощи компрессорных станций и доставят потребителю.

Вот почему 4,062 млрд м3, добытых "Укрнефтью", в 2005-2006 гг., и так оказались в распоряжении "Нефтегаза" – хотя подконтрольная И.Коломойскому госкомпания и отказывалась продать данный ресурс по цене, утвержденной НКРЭ.

Но физически им уже распоряжался "Нефтегаз", поскольку все подземные хранилища газа являются государственными и управляются госкомпанией "Укртрансгаз", входящей в НАК.

Поэтому НАК поступил просто: переписал газ "Укрнефти" к себе на баланс, а в ее адрес сделал платеж исходя из фиксированной цены, установленной НКРЭ.

Руководство "Укрнефти", состоящее из управленцев И.Коломойского, отказалось этот платеж принять, потребовав сумму с учетом "свободной" цены.

Вот так между двумя госкомпаниями и возник спор, который продолжался до настоящего времени, целых 14 лет. За это время он уже успел пройти несколько кругов вплоть до Верховного суда Украины.

Тем не менее, И.Коломойский продолжал требовать компенсации за 4,062 млрд м3 – называя это, в частности, одним из условий погашения налоговой задолженности "Укрнефти" перед госбюджетом.

Долг начал формироваться в августе 2014 г., когда госкомпания перестала платить ренту за недропользование – потому что Кабмин Арсения Яценюка инициировал повышение ренты, а И.Коломойскому это показалось несправедливым.

Рекордного значения в 21,5 млрд грн. налоговый долг "Укрнефти" достиг уже при нынешнем премьере Владимире Гройсмане. По последним актуальным данным Государственной фискальной службы Украины сумма уменьшилась до 14,5 млрд грн. – но и эту величину следует считать астрономической.

Тем не менее, до настоящего времени Кабинет министров Украины не соглашался закрыть этот долг путем выплаты компенсации в пользу "Укрнефти" за ранее изъятый газ.

И это вполне логично: ведь тогда получается, что миноритарии рассчитаются с государством (по налоговой задолженности) его же собственными деньгами.

Платят они – выигрывает президент?

Но вот 25 февраля стало известно о внеочередном собрании акционеров "Укрнефти", назначенном на 28 марта. На нем планируется утвердить договор с "Нефтегазом".

Он предусматривает покупку НАКом спорного объема по цене импортного паритета – т.е. по "свободной" цене. В январе "Нефтегаз" импортировал газ по $317,95/1000 м3.

В таком случае платеж в пользу "Укрнефти" составит $1,272 млрд. И нет сомнений, что акционеры компании через месяц одобрят сделку – они же добивались этого много лет.

В платежеспособности "Нефтегаза" тоже можно не сомневаться: ведь с 2014 г. газ населению продается по цене этого самого импортного паритета.

Получая от госкомпании "Укргаздобыча" ресурс, добытый в среднем за $100-110/1000 м3, НАК перепродает его украинцам по $317/1000 м3 – и это еще в рамках так называемых "спецобязательств" на период отопительного сезона.

В остальное время газ населению обходится еще дороже. Т.е. при нынешнем президенте под видом "газовой реформы" реализован тот самый финт, который в 2006 г. очень хотели прокрутить И.Коломойский и Г.Боголюбов.

Только теперь все делается через полностью государственные компании и от имени государства. В общем, по беспределу, если использовать формулировку, популярную среди самих "бизнесменов".

Отсюда и сказочный рост доходов "Нефтегаза" в период "реформ":

  2013

   2014

  2015

   2016

   2017

   2018

 75,374

  78,444

 112,762

 192,764

 227,478

  251,5*

* согласно финплану, млрд грн.

Поэтому, безусловно, у "Нефтегаза" сейчас есть деньги для расчетов с "Укрнефтью" – а фактически с ее миноритариями. Это те самые деньги, которые с украинцев "содрали" путем "перехода на рыночные тарифы".

Очевидно, что раз вопрос вынесен на собрание акционеров "Укрнефти" – то и необходимое согласование от Кабинета министров Украины уже получено.

Поскольку "Нефтегаз" не имеет полномочий принимать такие решения самостоятельно. В свою очередь, деятельность КМУ контролируется президентом, у которого там есть свой представитель, участвующий во всех заседаниях Кабмина.

Кроме того, нынешний премьер является назначенцем по коалиционной квоте Блока Порошенко. Поэтому договориться между собой без главы государства И.Коломойский и В.Гройсман не смогли бы при всем желании.

И тут следует вспомнить о приближающихся выборах. И о том, что согласно данным соцопросов, П.Порошенко уступает шоумену Владимиру Зеленскому, на которого работает вся медиа-империя группы "Приват".

В связи с этим напрашивается логичный вывод, что согласие "Нефтегаза" выплатить компенсацию "Укрнефти" – это реверанс в сторону И.Коломойского в надежде добиться добровольного снятия рейтингового оппонента.Либо другого, более изящного "слива".

Также стоит отметить, что это не единственный "жест доброй воли" со стороны нынешней власти по отношению к группе "Приват".

К примеру, 25 февраля стало известно, что активы, выведенные И.Коломойским из Приватбанка в 2015-2016 гг., до сих пор так и не начали разыскивать.

Как пояснил директор Национального агентства по розыску и менеджмету активов, полученных преступным путем (АРМА) Антон Янчук, его ведомство может начать работу в данном направлении только по запросу правоохранительных органов.

А такого запроса, по его словам, в АРМА не поступало. При этом речь идет о 133 млрд грн. – которые государство в лице нынешнего руководства страны почему-то не торопится искать. Хотя соответствующие уголовные производства есть и в ГПУ, и в НАБУ.

Под этим углом надо рассматривать и регулярные проигрыши в судах государственной администрации Приватбанка и Национального банка Украины (НБУ) группе И.Коломойского и Г.Боголюбова по их долгам как бывших совладельцев крупнейшего в стране банка.

Один из свежих примеров юридического абсурда – постановление Хозяйственного суда Киева от 18 декабря 2018 г., о котором стало известно 5 февраля текущего года.

Суд постановил взыскать с теперь уже государственного Приватбанка 24,8 млн грн. в пользу связанной с И.Коломойским компании ООО "Акватера".

Она выступала поручителем по кредиту рефинансирования, полученному Приватбанком при И.Коломойском от НБУ. Поэтому НБУ в августе 2017 г. потребовал от "Акватеры" погасить долг Приватбанка по договору рефинансирования на 4,4 млрд грн.

"Акватера" уплатила Нацбанку 24,9 млн грн. (в объеме обеспеченных обязательств по договору залога,) а затем… обратилась в государственный Приватбанк с требованием вернуть выплаченные НБУ деньги, а также заменить кредитора в обязательстве.

И киевский хозсуд исковые требования "Акватеры" удовлетворил, хотя данное решение выглядит более чем абсурдно.

Нет, теоретически поручитель действительно может, сам заплатив кредитору, впоследствии взыскать свои расходы с нерадивого заемщика.

Но в данном случае получилось, что за долги И.Коломойского перед государством (в лице НБУ) рассчиталось само государство (в лице государственной администрации Приватбанка).

А непосредственно должник остался как бы не при делах. Хотя еще в 2015 г. под давлением МВФ Верховная Рада приняла закон, в соответствии с которым за долги банка отвечает его владелец.

И поскольку на момент получения кредита рефинансирования от НБУ в размере 4,4 млрд грн. Приватбанк принадлежал И.Колмойскому, а не государству – то именно он и должен возвращать эти деньги. Исходя из обычной логики.

Ну а если в ход идут кулуарные договоренности между олигархом и властью, то тогда подогнать обоснование под нужное решение всегда есть возможность.

Ибо юриспруденция в Украине, как известно – штука творческая. Порой достаточно забыть где-то поставить запятую, чтобы получить в суде решение, переворачивающее все человеческие представления о справедливости.

А договариваться о бонусах для группы "Приват" очень легко, если платить их не из собственного кармана, а за счет миллионов сограждан.

Причем если данная схема будет реализована, то это не полная сумма выплат, которые в конечном итоге лягут на плечи рядовых налогоплательщиков.

По данным СМИ, общий объем ресурса, изъятого "Нефтегазом" у "Укрнефти" в 2006-2010 гг., составляет 10 млрд м3.

И конечно же, если сейчас НАК заплатит за 4 млрд м3, то в дальнейшем и за остальные 6 млрд м3 заплатить тоже придется – будет создан прецедент и просто не останется аргументов, чтобы не платить.

В таком случае общая сумма выплат "Привату" при текущих ценах на импортный газ составит $3,19 млрд. Этих денег было бы достаточно для покрытия дефицита госбюджета – который сейчас закрывается за счет наращивания государственного долга.

Виталия Крымов, "ОстроВ"

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: