Вверх

Институт местных государственных администраций законодательно был утвержден в 1999 году. С тех пор он играл основную роль в формировании исполнительной вертикали власти, зависимой от президента страны. Из-за несовершенной системы местного самоуправления сложился очевидный перекос властных полномочий в пользу госадминистраций. Последние выполняли не только собственные функции, определенные законодательством, но и переданные им полномочия от органов местного самоуправления.

«Двоевластие» на местном уровне с доминированием административного режима над представительским вполне устраивало существующую вертикаль публичного управления в Украине. Назначение глав местных администраций Президентом фактически делало их полностью зависимыми от Гаранта. При этом отбор на высокие государственные должности проводился Администрацией Президента Украины (АПУ) среди, прежде всего, лояльных и подконтрольных власти претендентов.

Порядок назначения руководителей районов прост: головы областных администраций рекомендуют своих кандидатов на открытые вакансии в АПУ, где проводится их документальная и специальная проверка. После проверки претендентов их документы передаются в Кабинет министров Украины (КМУ). Правительство в двухнедельный срок рассматривает предложенные кандидатуры и в случае положительного решения вносит Президенту Украины представление по их назначению.

В итоге, чтобы попасть в президентскую «рать», документы претендента должны не менее одного месяца тщательно проверяться в различных инстанциях. Через такое кадровое «сито» законом предписано пройти каждому из всей команды чиновников высшего корпуса (категория «А»), насчитывающей только голов местных госадминистраций более пятисот!

Начавшийся в 2015 году процесс децентрализации власти и реформирования публичной службы предполагал постепенный переход прямой зависимости голов местных администраций от президентской структуры к переподчинению их правительству. Теперь прохождение конкурсного отбора, запрет на политическую деятельность, отсутствие коррупционного правонарушения будущих номенклатурных работников этой категории стало непременным условием для поступления на государственную службу.

Реформаторский закон «О государственной службе» вступил в силу с 1 мая 2016 г. Чтобы избежать предстоящих ограничений, президентские соратники до этой даты в авральном порядке комплектовали «нужными» кадрами вакансии голов районных государственных администраций. Только в один день (29.04.2016 г.), чтобы не устраивать конкурсного отбора, Президент Украины П.Порошенко срочно подписал 67 (!) распоряжений о назначении на должности руководителей районов в 17 областях и г. Киеве.

Вот вам и типичный пример политической коррупции, когда президентская власть используется как инструмент для получения политической ренты в интересах конкретной группы людей, находящихся на вершине системы государственного управления. Только политическая коррупция — не разовый процесс. Она имеет свойство самовоспроизведения, спускаясь вниз по всей административной вертикали. Поэтому дальнейший шаг по выведению из государственной службы глав местных государственных администраций, делая их просто президентскими «ратниками» в регионах, вполне объясним логикой развития политической коррупции.

Ситуацию с кадровыми назначениями Президента Украины прокомментировал глава Национального агентства по вопросам государственной службы, член Комиссии по вопросам высшего корпуса государственной службы

К. Ващенко считает вполне допустимым, что «за один — два — три дня» 8 инстанций могут провести спецпроверку кандидата на высокую государственную должность. По его мнению, ответственность за некачественную проверку должны нести должностные лица, которые подписали соответствующие документы.

Руководитель центрального органа исполнительной власти, обеспечивающий функциональное управление государственной службой в государственных органах не видит проблем с кадровыми назначениями, когда за несколько дней до вступления в силу закона, «обновляются» многие десятки должностей высших государственных чиновников, чтобы «проверенные» кадры без конкурса попали на государственную службу. Он лишь посетовал на то, что «законодательство меняется быстрее, чем бы хотелось».

Нынешний Гарант Конституции, понимая, что в результате начавшихся реформ в сфере публичной службы реально теряет политическое влияние на местном уровне, решил сделать руководство местных администраций полностью зависимым, фактически превратив его в патронатную службу. Используя наличный административный ресурс (провластные депутатские фракции) в Парламенте, поправками в закон «О государственной службе» от 09.11.2017 г. он вернул себе право единоличного назначения без какого-либо конкурса голов местных государственных администраций и их заместителей. Как говорится, поиграли в демократию и хватит.

Очевидно, действующий Президент, который на глазах теряет доверие общества, лелея надежды переизбрания на второй срок, фактически отменил принцип разделения политики и государственной службы. Теперь главы местных госадминистраций, приходя на должности без конкурса, как и в старое доброе время, вновь могут возглавлять предвыборные штабы своего кормчего и провластных правящих партий на парламентских и президентских выборах, делая из «волеизъявления народа» нужный власти результат.

Благодаря политической коррупции вся президентская рать глав местных администраций превращается в «смотрящих» от действующего Гаранта. При этом в его команду готовы брать даже тех соратников, кто уже «засветился» как коррупционер.

Такие кадры особенно ценны, потому что подвешены на «крючке» зависимости от действующей власти. Ими легче управлять, проще использовать в новых коррупционных схемах. Теперь обновленная команда назначенцев может с гордостью заявить: «Нас — рать у Президента!», и с рвением заниматься политической коррупцией в регионах.

В тихом омуте черти водятся

Среди предмайского президентского набора 2016 года наше внимание привлек единственный представитель Луганщины — голова Сватовской районной государственной администрации Луганской области Дмитрий Хайдарович Мухтаров. Он умышленно вносил в электронные декларации ложные сведения, будто его новая должность не связана с высоким уровнем коррупционных рисков, перечень которых утвержден Национальным агентством по предупреждению коррупции. Что же скрывал чиновник, совершая уголовное преступление, подпадающее под ст. 366-1 УК Украины (декларирование недостоверной информации)"?

Дело в том, что за полгода до назначения на высокую государственную должность Д.Мухтаров был внесен в Единый государственный реестр лиц совершивших коррупционное правонарушение. Постановлением Рубежанского городского суда Луганской области от 07.10.2015 г. он был признан виновным в совершении административного правонарушения, и на него было наложено административное взыскание в доход государства в размере десяти необлагаемых минимумов доходов граждан.

Смысл коррупционного правонарушения состоял в том, что Д.Мухтаров, как местный депутат, пребывая на должности секретаря городского совета и выполняя обязанности городского головы, поставил вопрос на 48 сессии 6 созыва Рубежанского городского совета (Луганская область) о выделении себе двух земельных участков и сам принимал участие в голосовании. Он не заявил непосредственному руководителю — местному совету, т.е. депутатам Рубежанского городского совета, о наличии у него реального конфликта между личными интересами и служебными полномочиями. Поэтому суд справедливо вынес постановление о коррупционном административном правонарушении, которое и было зафиксировано в «реестре коррупционеров».

Только не считает себя виновным наш герой. Просто, как говорится, «бес попутал». Земельки-то в регионе много, поэтому не грех «прихватизировать» и себе кусочек. Что поделаешь, если наша власть привыкла к тому, что закон написан для кого-то, только не для нее.

Возникает следующий естественный вопрос: как же осуществлялось назначение чиновника высшего корпуса государственной службы, информация о коррупционном правонарушении которого была известна более чем за полгода до его выдвижения на должность? Чтобы получить вразумительный ответ, руководителю АПУ был направлен запрос о предоставлении документов по назначению Д.Мухтарова на должность головы Сватовской районной государственной администрации Луганской области.

В ответе на наш запрос из АПУ сообщили, что Д.Мухтаров якобы проходил специальную проверку, в результате которой «не выявлено информации, которая препятствует занятию им должности». Также в письме черным по белому было зафиксировано: «Согласно ответа Главного территориального управления юстиции в городе Киеве сведения о Д.Х.Мухтарове в Едином государственном реестре лиц, которые совершили коррупционные правонарушения, отсутствуют». Только, как оказалось, столичная юстиция Д.Мухтарова не проверяла, так как к ним с таким запросом никто не обращался. Получается, что АПУ, мягко говоря, вводило в заблуждение журналиста, чтобы скрыть от общественности собственную халатность?

Очередная просьба в АПУ прислать копию письма, подтверждающего факт отсутствия кандидата Мухтарова в «реестре коррупционеров», осталась без ответа. В президентском штабе, как в тихом болоте, — тишь да гладь, только коррупционерам — благодать. И это не удивительно. То, что никто в АПУ не занимается специальной проверкой кандидатов на должности, относящиеся к категории «А», очевидно. Это подтверждается анализом присланных копий документов.

25.04.2016 г. в АПУ поступило представление от председателя Луганской областной госадминистрации Г.Туки о назначении головы Сватовской райгосадминистрации. Он рекомендовал на должность госслужащего временно безработного Д.Мухтарова, не состоявшего в кадровом резерве, совершившего деяние, связанное с коррупционным правонарушением.

Дальнейшие события по назначению нашего героя развивались стремительно. Уже 26.04.2016 г. глава АПУ Б.Ложкин отписал Г.Туке: «по результатам предварительного рассмотрения согласована внесенная Вами кандидатура Мухтарова Дмитрия Хайдаровича на должность главы Сватовской районной государственной администрации».

На следующий день (!) премьер-министр Украины В.Гройсман предложил Президенту Украины П.Порошенко целый список из 67 человек на должности голов местных госадминистраций, среди которых значилась и фамилия Д.Мухтарова. Такая скорость «проверки» кандидатов в высший корпус чиновников свидетельствует лишь об одном: их никто не проверял, а документы лишь подписывались (без)ответственными лицами.

В результате, через 4 дня (!) после поступления в АПУ рекомендательного письма от Г.Туки Президент Украины (распоряжение №162/2016-рп от 29.04.2016 г.) назначил Д.Мухтарова на должность главы Сватовской районной госадминистрации. Аналогичным образом за несколько дней в «президентскую рать» влилось более 10% новых глав райгосадминистраций, среди которых находились граждане, которым украинским законодательством прямо запрещено поступление на государственную службу как осужденным за коррупционные правонарушения. Как же такое могло случиться?

Ничего не знаю, моя хата с краю!

Статьей 19 Закона Украины «О государственной службе» установлены ограничения по поступлению на государственную службу: «не может быть принято лицо, которое подвергалось административному взысканию за коррупционное или связанное с коррупцией правонарушение - в течение трех лет со дня вступления соответствующего решения суда в законную силу». Законодательством четко определены требования к претендентам на должности категории «А»: «опыт работы на должностях государственной службы категорий "А" или "Б" или на должностях не ниже руководителей структурных подразделений в органах местного самоуправления, или опыт работы на руководящих должностях в соответствующей сфере не менее трех лет».

Очевидно, Д.Мухтаров не только не соответствовал установленным требованиям на назначенную должность, но ему Законом предписан прямой запрет в течение трех лет после судебного решения о его коррупционном правонарушении поступать на государственную службу.

Герою нашего расследования мы предложили встретиться, чтобы расставить все точки над “I”. Однако Д.Мухтаров категорически отказался от встречи, порекомендовал обратиться к нему письменно, обещая дать оперативный ответ.

Ответ руководителя Сватовского района Луганской области не отличался красноречием. Его комментарии были формальны и не по существу. Вместо пояснений Д.Мухтаров рекомендовал обратиться к его официальной биографии на сайте администрации и в другие инстанции. Например, вместо объяснения, почему в собственной декларации внес неверные данные, наш герой стрелки переправил в НАПК, которое должно проверять е-декларации чиновников.

Тогда мы решили узнать мотивы, которыми руководствовался бывший глава Луганской области Г. Тука, выдвигая на должность высшего корпуса госслужбы лицо, осужденное за коррупцию и не соответствующее квалификационным требованиям этой должности. Ответ нынешнего заместителя министра был наивен и прост: «Мне нравилось, как он работает… На момент назначения Мухтаров прошел спецпроверку… Нужно было заполнить вакансию». Как-то не верится, что Г.Тука не знал о том, что его протеже был осужден за коррупционное административное правонарушение в соседнем городе.

По странному стечению обстоятельств 29 апреля 2016 года — не только дата незаконного назначения на высокую государственную должность Д.Мухтарова, но и последний день пребывания в Луганской области Г.Туки. Именно тогда Президент Украины подписал два кадровых документа по этим лицам, попавшим в высший корпус государственной службы вопреки требованиям законодательства. Ничего удивительного в этом нет, когда для людей, наделенных властью, закон как дышло, которым можно вертеть, куда заблагорассудится.

В августе 2018 года пять общественных организаций обратились лично к Президенту Украины П.Порошенко с коллективной жалобой и требованием провести служебное расследование о законности назначении лиц на должности голов районных администраций в апреле 2016 года и увольнении Д.Мухтарова с занимаемой должности.

Очевидно, письмо от общественных активистов до Президента не дошло, т.к. пришла отписка из АПУ. Первый заместитель главы АПУ В.Ковальчук проинформировал, что в 2016-2017 гг. комиссией по вопросам высшего корпуса государственной службы проводилось служебное расследование по поводу законности назначения на должность Д.Мухтарова.

На самом деле, поручение Президента по Мухтарову датировано 10.09.2016 года, т.е. спустя 4 месяца после назначения на госслужбу нашего героя. А указанная выше комиссия лишь в феврале 2017 года (через 10 месяцев после его назначения) осуществила дисциплинарное производство по административному правонарушению, предусмотренному ст.172-7 Кодекса Украины об административных нарушениях.

В итоге комиссия пришла к оригинальному выводу: «оснований для применения к главе Сватовской районной государственной администрации Луганской области Мухтарову Д.Х. дисциплинарного взыскания не усматривается», т.к. сроки для наказания (по вине самой комиссии — авт.) уже пропущены...

Как-то странно получается: должностные лица, причастные к формированию высшего корпуса государственной службы, не считают себя виновными в допуске коррупционера к руководству целой административно-территориальной единицы. Они имели все полномочия не пропускать таких лиц на государственную службу, но ими не воспользовались.

Может правоохранительные органы (Специализированная антикоррупционная прокуратура или Национальное антикоррупционное бюро) найдут слабое звено в сложившейся замкнутой коррупционной цепи круговой поруки? Настоящая публикация является официальным обращением в антикоррупционные органы для проведения следствия в отношении факта о назначении на государственную службу лица, находящегося в реестре коррупционеров.

Олег Перетяка, для "ОстроВа"


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: