Понедельник, 15 октября 2018, 11:251539591943 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Февраль – тяжелый месяц для нашей страны. Расстрел участников Майдана, аннексия Крыма, Дебальцевская трагедия, "Минские соглашения" – все это февраль, и все это - звенья одной цепи. Среди них Минск – это самое неоднозначное событие и такое, которое больше всего влияет на будущее нашей страны. О том, почему Минские договоренности не работают и к чему может привести их реализация "ОстроВ" беседует с экспертом, политологом Михаилом Басарабом.


- Недавно была третья годовщина "Минска", который, несмотря на то, что не работает, по- прежнему, хотя уже и не так категорично, "не имеет альтернативы". Как Вы считаете, почему так сложилось?

- Я думаю, прежде всего, потому что альтернативы просто не ищут. Президент последовательно заявляет, что альтернативы Минским договоренностям нет, и ему вторят наши западные коллеги. И это естественно, ведь инициатива должна исходить от самой Украины.

- Почему Порошенко не ищет альтернативы Минским договоренностям?

- Возможно, это вопрос каких-то собственных политических амбиций, поскольку Порошенко считает Минск своим детищем, великим военным и геополитическим достижением. Хотя всем понятно, что он не просто исчерпал себя, он был изначально обречен на невыполнение. Я не могу исключать того, что у президента могут быть какие-то негласные договоренности с Кремлем, или это какие-то прихоти наших западных коллег, которые хотят любой ценой урегулировать конфликт с наименьшими рисками и потерями для себя.

- Но ведь конфликт никак не разрешается…

- В момент подписания Минских бумаг, наверное, было обманчивое представление, что Украина сможет их выполнить. Хотя обманчивость Минских договоренностей, их неестественность и тупиковость были обусловлены самим текстом этого документа, потому что Минские соглашения формировали выгодный для Кремля нарратив про внутренний конфликт в Украине. Там нет ни слова про вооруженное противостояние России и Украины, про вторжение РФ на украинскую территорию, про оккупацию части нашей страны. В Минских соглашениях также нет ничего про Крым. То есть они выписаны под так называемый гражданский конфликт на территории Донецкой и Луганской областей, но мы все знаем, что там на самом деле происходит не гражданская война.

- За что тогда на Россию накладываются санкции в связи с невыполнением Минских соглашений, если они прописаны под внутренний конфликт?

- Как раз буквальное прочтение Минских соглашений дает России возможность обвинять западные страны в предвзятом отношении к РФ и бездоказательном обвинении российской стороны в присутствии на территории Украины. И у меня есть убежденность, что текст Минских соглашений готовился в Москве, ведь тот алгоритм урегулирования конфликта, который там прописан, полностью устраивает Россию. Договоренности именно в этой редакции фиксируют факт внутреннего конфликта на территории Украины и предлагают его разрешение за счет уступок Киева, так называемым, бунтующим республикам. Если выходить из формальной точки зрения и читать "Минск" буквально, то Москва, действительно, имеет основания возмущаться, почему в отношении нее применяют санкции.

- Эта неоднозначность и неопределенность в минские документы была заложена намеренно?

- Я думаю, что да. Очевидно, Россия считала, что им хватит политической наглости и напора, чтобы заставить Украину, в том числе, и через западных союзников, выполнить абсурдные условия Минских договоренностей. Но этого не произошло. И прежде всего, этого не произошло из-за серьезного сопротивления украинского общества. Я считаю, что если бы Верховная Рада могла имплементировать эти договоренности, то президент никаким образом не колебался бы и сделал это. Но на пути стала позиция Верховной Рады, которая не спешит с имплементацией Минска из-за конъюнктуры общественных настроений, которые сложились в Украине. Социологические исследования показывают, что около две трети украинцев не воспринимают положений Минска.

- Если Минские соглашение не имплементированы Верховной Радой, насколько они легитимны? Должны ли мы их выполнять?

- Украина ничего не должна в соответствии с Минскими договоренностями. Юристы-международники утверждают, что они являются нелегитимными с момента их подписания, поскольку вопреки многим международным конвенциям и соглашениям Минские соглашения подписаны под давлением и угрозой использования силы. Кроме того, чтобы любое международное соглашение было обязательным для выполнения Украиной, оно должно пройти имплементацию Верховной Рады. Этого не произошло, и считаю, это было невозможным, поскольку поскольку сам перечень мер, предусмотренных Минскими соглашениями, подписывался не главой украинского государства.

- Что тогда такое Минское соглашения?

- Их можно считать определенной политической инициативой или джентльменской договоренностью частных лиц.

- А что тогда подписывали Порошенко и Меркель?

- Они подписывали документ, который одобрял подписание комплекса мер, который мы называем "Минскими соглашениями". То есть подписание этого документа происходило в два этапа: первый от Украины подписал Леонид Кучма, представитель ОБСЕ, посол РФ в Украине и частные лица Захарченко и Плотницкий; а после этого было подписано общее заявление, которое подписали Порошенко, Путин, Меркель и Оланд.

- Если Минские соглашения нелегитимны в нашей стране, то почему власть продолжает на них ссылаться?

- Сторонники концепции безальтернативности Минских соглашений (президент и его окружение) утверждают, что эти договоренности имеют обязательный характер для Украины, поскольку они были одобрены Совбезом ООН. Нужно понимать, что та резолюция, которая была одобрена Совбезом ООН, не имеет никакой обязательной силы для Украины. Резолюция носит исключительно рекомендательный характер. Совбез ООН лишь одобрил подписание этого документа, но ни в коем случае не обязал Украину выполнять положения Минских соглашений.

- Совбез ООН не может заставить Украину изменить Конституцию, да еще и в конкретной редакции.

- Абсолютно верно. Поэтому подписание Минских "соглашений" с самого начала не отвечало природе конфликта и причинам его возникновения, соответственно, они предлагали нелогичный и нерелевантный для этой ситуации механизм урегулирования. Определенным образом ситуация была исправлена с принятием законопроекта 7163 (Закон об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях, или так называемый закон о реинтеграции Донбасса, - "ОстроВ"), который Верховная Рада недавно приняла. В этом документе Украина впервые на законодательном уровне признала факт присутствия оккупационных администраций в отдельных районах Донецкой и Луганской областей в результате вооруженной агрессии РФ.

- Но, с другой стороны, в этом законе нет слова "война", соответственно, нет механизмов ее прекращения. То есть, заложенные в нем механизмы, так же как и механизмы Минска не соответствуют проблеме, которую они должны решить.

- Это было обманчивой надеждой, что в результате принятия этого закона будет прекращена война, закончатся боевые действия и наступит мир. Основное задание этого закона состоит в признании факта вооруженной агрессии России, факта оккупации части Донецкой и Луганской областей, что возлагает ответственность на РФ за ситуацию на оккупированных территориях и возмещение убытков в результате агрессии и оккупации. Фактически этот закон является основой для формирования политической и правовой позиции Украины относительно событий, которые происходят на территории Донбасса и для формирования претензий Украины к России как государству-агрессору.

- А как может быть оккупация, если нет войны?

- На самом деле в этом законе очень хорошо выписана преамбула, где несколько раз напоминается, что территория Донецкой и Луганской областей находятся под оккупацией РФ в результате вооруженной агрессии России против Украины. И там предоставляется квалификация действий РФ в соответствии нормам международного права. В преамбуле все четко написано и названо, что это вторжение, война, вооруженная агрессия и оккупация.

- Тогда почему наши ответные действия на агрессию называется самообороной, а на агрессию не задействован Закон об обороне?

- Это в соответствии с 51 статьей Устава ООН, где признается право любой страны на самооборону.

- Соответственно, Закон об обороне можно вообще ликвидировать, если мы каждый раз будем принимать отдельный закон в ответ на конкретную агрессию?

- Один из авторов этого законопроекта, профессор Василенко, признает, что закон не является совершенным. Стоит понимать, что этот документ - это результат большого компромисса президента и тех, кто давно требовал назвать вещи своими именами.

Еще год назад мы не могли даже мечтать, что президент смирится с официальным признанием российского вторжения на Донбасс. Давайте вспомним, как Порошенко и его команда говорили о том, что признание отдельных районов Донецкой и Луганской областей оккупированными территориями означает отказаться от них, отрезать от Украины и забыть о них. Президент говорил, что никогда этого не допустит, и мы понимали, что это следствие его железной и последовательной логики, что "Минским соглашениям нет альтернативы". А поскольку они не предполагают российское присутствие на Донбассе и статус "временно оккупированные территории", соответственно, Порошенко избегал признания этого факта в украинском законодательстве. Еще несколько месяцев назад казалось фантастикой, что президент согласится. Но это произошло.

Я считаю, что самой ценной частью этого документа являются те положения, которые констатируют факты агрессии и оккупации, поскольку это является серьезным основанием для коррекции позиции Украины на международной арене и формирования консолидированной претензии в отношении РФ, так как убытки от ее вооруженной агрессии, по разным подсчетам, составляют десятки миллиардов долларов.

- Насколько реально заставить Россию возместить эти убытки, если она не признает даже факта своего присутствия на Донбассе?

- Понятно, что украинского закона недостаточно, чтобы заставить Россию расплатиться. У нас не должно быть иллюзий, что в результате принятия этого закона западные партнеры надавят на РФ и заставят ее уйти из Донбасса и возместить убытки. Это вопрос на перспективу. Например, СССР начал формировать претензию, то есть собирать и обобщать факты убытков, причиненных агрессией Германии, еще в 1942 году. Этот документ готовился на протяжении десяти лет, и только в 1952 документ приобрел окончательную редакцию, где была сконцентрирована консолидированная претензия Советского Союза Германии.

Я считаю, что Россия проиграет в этой внешнеполитической авантюре, и вопрос о возмещении убытков нужно ставить уже сегодня.

- Тогда давайте ответим на вопрос, что мы считаем победой в этой войне?

- Мы будем считать победой прекращение вооруженной агрессии России против Украины. Война закончится в тот момент, когда мы восстановим свою территориальную целостность, и РФ возместит все убытки, причиненные Украине в результате вооруженной агрессии и оккупации.

- При каких условиях это может случиться?

- Конечно, это может случиться только при скоординированных действиях Украины и наших западных партнеров, заинтересованных в прекращении нынешней внешнеполитической авантюры Кремля. Мы должны понимать, что без союзников заставить нынешнюю Россию капитулировать будет сложно. Надеяться, что сработает какой-то план и РФ прекратит свою авантюрную политику в результате внутренних проблем и гражданского противостояния внутри России, - это не очень оправдано. Мы должны укреплять свою обороноспособность и вести активную работу на международной арене.

- Что нам делать, если миру невыгодно признавать, что в Украине идет война?

- У нас не должно быть ложных иллюзий относительно ООН и других международных организаций. Мы понимаем, что много тех механизмов, которые были созданы после завершения Второй Мировой войны и во время развала СССР, сегодня не работают. Путину удалось доказать их несостоятельность. В таком случае у нас нет другой альтернативы, чем вести целевые коммуникации с нашими приоритетными союзниками - теми государствами, которые испытывают те же вызовы и угрозы в результате авантюрной внешней политики РФ. Мы не должны апеллировать только к каким-то ценностям и требованиям международного законодательства, поскольку в эпоху тотального макиавеллизма, который мы сегодня наблюдаем, много условностей отошли на второй план. Нужно менять риторику и говорить не о том, что кто-то должен нам помочь, а о том, что неправильный подход к решению украино-российского вопроса может привести к более масштабному противостоянию на территории всей Украины, что повлияет на всю Европу. Стоит также понять, что Украина - это не окончательная цель РФ.

Захват Украины и установление тут своих порядков - это только промежуточный этап для масштабной экспансии России на территории всего западного мира. Это факт, поскольку на территории западных стран ведется та же война, которая происходит в Украине, с одним лишь условием - у них еще не дошло до военного противостояния. Например, это влияние на избирательный процесс в США и практически всех европейских странах, присутствие российских пропагандистских инструментов в СМИ, разветвленная сеть российских агитаторов на территории западных стран, которые лоббируют улучшение взаимоотношений Запада с РФ, кибератаки. Это все проявления гибридной агрессии РФ против западных стран.

Единственным предохранителем от более наглого вторжения России на территорию Европы являются США.

- …которые заставляют нас выполнять Минские соглашения.

- США не заставляют нас выполнять Минские договоренности, хотя бы по той простой причине, что подход США и ЕС в вопросе санкционной политики в отношении РФ существенно отличается. Если наши европейские коллеги с самого начала в санкционные документы начали вписывать Минские соглашение, то США были более последовательными и поступали более рационально: санкции применялись без привязки к Минским договоренностям. Это уже в последних санкционных документах есть упоминания о Минске. Но это тоже недоработки украинской дипломатии.

- Но тот же Курт Волкер, который раньше выступал против Минских соглашений, сегодня сам говорит о том, что Украина должна их выполнять.

- США включились в переговорный процесс уже на определенном этапе, когда был наработан определенный дискурс в вопросе урегулирования конфликта в Украине, то есть они стали заложниками определенных стереотипов и штампов. Ведь необходимость полного выполнения Минских соглашений - это стереотип, который создался в результате проговаривания этого лозунга во время международных переговоров, брифингов, интервью и так далее… С другой стороны, прошло уже достаточно много времени, чтобы убедиться, что тему Минских договоренностей нужно закрывать - это неработающий документ.

- И хорошо. Ведь если они начнут работать, Донбасс получит особый статус, особые отношения с РФ, к чему это приведет?

- Выполнение Минских соглашений приведет к масштабному гражданскому противостоянию в границах всей Украины. У меня нет никаких сомнений в этом. Минские соглашения абсолютно не способны решить проблему, которая сегодня есть на Донбассе, поскольку этот документ фиксирует факт внутреннего противостояния.

Беседовал Сергей Гармаш, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: