Понедельник, 22 октября 2018, 10:351540193719 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Когда украинские высокопоставленные чиновники утверждают, что США, Германия, Франция и Украина согласовали проект резолюции Совбеза ООН по введению миротворцев в зону конфликта в Луганской и Донецкой областях, они не говорят о том, что вероятность положительного голосования всех постоянных членов Совбеза - а именно России – минимальна. Но даже если допустить, что ООН санкционирует миротворцев - это еще далеко не панацея. Ведь миротворцы могут быть как решением проблемы, так и инструментом ее консервациии. Важно - кто, где и с какими полномочиями придет устанавливать мир на Донбассе.

Открытыми остаются критически важные для реальной реинтеграции вопросы - кто будет платить за восстановление разрушенной инфраструктуры, кто и по каким законам будет судить военных преступников, а также - в каких правах могут быть ограничены политические коллаборанты ОРДЛО?

Ответы нужны уже сейчас. И собственным гражданам на оккупированной территории, и украинцам в других регионах, и международному сообществу. Eсли, конечно, украинская власть имеет серьезные намерения вернуть Донбасс в состав Украины.

Эксперты дискуссионного клуба «Будущее Донбасса», обсуждали вопрос «красных линий» Украины в дискуссии по варианту решения проблемы ОРДЛО при помощи Международной временной администрации (МВА) – инструмента, который мог бы способствовать не только деоккупации, но и реальной реинтеграции ОРДЛО. Под "красными линиями" имеется ввиду предел допустимых компромиссов, переход за который будет опасным для страны.

Следы преступлений

«В случае провала переговоров по миротворцам мы будем вынуждены вернуться к Минску, который точно не решит проблем Украины. Соответственно, можно будет предложить другие пути", - говорит Валерий Кравченко из Национального института стратегических исследований.

Кроме Минска эксперты рассматривают как наиболее вероятные два варианта: заморозка конфликта или введение Международной временной администрации.

«Вариант «заморозки конфликта» - это вариант Восточной и Западной Германии. И уровень напряжения по их границе, и уровень ее милитаризации были очень высокими. В результате после изменения геополитической ситуации ГДР была фактически присоединена к ФРГ», - уточняет Алексей Семений из Института глобальных трансформаций. - Но конфликт России и Украины под эту аналогию не подходит, так как является «горячим» и регулярно приводит к жертвам».

«Даже если мы отгородимся от них стеной, они все равно будут через нее стрелять, - говорит глава ЦИСПД Сергей Гармаш. – России не выгодна заморозка конфликта. Она создавала и финансирует их для постоянной дестабилизации Украины, в первую очередь – войной. Россияне же не вкладывают деньги в экономику Донбасса, наоборот, они ее разрушают. Зато они тратятся на военную машину, и силовой блок марионеточных "республик". То есть, Донбасс для них – это оружие против Украины и отгородиться от него у нас не получится. У нас есть только один вариант чтоб решить проблему – освободить эту территорию, своими или международными усилиями».

Эксперты сходятся во мнении, что Украине лучше не отгораживаться от конфликта, а решать его. Наиболее компромиссным вариантом в условиях отсутствия доверия и между сторонами конфликта и между населением оккупированных и свободных территорий является Временная международная администрация. Но и здесь есть моменты, очень чувствительные для агрессора, то есть России…

«Все территории, где Россия участвовала в конфликтах, сейчас являются закрытыми зонами - Осетия, Абхазия, Приднестровье. С Донбассом ситуация намного сложнее, потому что после введения миротворцев, временной администрации и при любом другом варианте восстановления украинского суверенитета для международного сообщества станут очевидными масштабы совершенных там преступлений. Все увидят и массовые захоронения, и вывезенные предприятия, затопленные шахты и экологические последствия. Это будет серьезным ударом по РФ на международной арене, и именно поэтому я не слишком верю в то, что РФ согласится на какой-то цивилизованный вариант выхода с украинских территорий, - говорит Михаил Пашков, содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова. - Но тем не менее, концепция Международной временной администрации может стать вторым этапом и дать ответ на вопрос, а что же делать с регионом после деоккупации».

В ходе заседания дискуссионного клуба «Будущее Донбасса» эксперты сформировали пул вопросов, с которыми Украина должна определиться еще до подготовки проекта МВА для Луганской и Донецкой областей.

- Каким может быть состав миротворческой миссии? Военный контингент каких государств может быть нормально воспринят местным населением, учитывая, что оно фактически 3 года живет в условиях пропаганды и нагнетания страхов?

- Может ли Украина передать расследование военных преступлений, совершенных в ОРДЛО, в международный суд ООН, или же должна будет самостоятельно заниматься этим вопросом?

- Может ли Украина гарантировать амнистию тем, кто не участвовал в боевых действиях, и ограничиться поражением в политических правах тем, кто работал в «органах власти" "ЛДНР"? Как отличать тех, кто сотрудничал в боевиками по необходимости, от тех, кто сознательно работал против Украины? Как после деоккупации быть с обладателями паспортов ЛДНР и осевшими в ОРДЛО боевиками из России?

- Какой должна быть местная полиция в переходном периоде?

- Кто должен платить за восстановление поврежденной боями инфраструктуры? Как возвращать отнятый бизнес и «национализированные» предприятия? Кто должен выплачивать долги, накопившиеся с 2014 года и стоит ли их выплачивать вообще?

- Как и когда проводить там местные выборы и стоит ли организовывать парламентские в ближайшие 5 лет?

- Стоит ли вмешиваться в гуманитарную политику региона? Как очищать медиаполе?

Вопросов, без решения которых обустройство нормальной жизни на временно неподконтрольных Украине территориях является невозможным, даже больше, чем можно себе представить на первый взгляд.

Зоны ответственности

Если резолюция о миротворцах или МВА таки будет проголосована – каким может быть контингент по национальному составу?

«Самый большой миротворческий контингент у Индии и Бангладеш, эти государства финансово мотивированы к участию в международных миротворческих миссиях, проще говоря, они на этом зарабатывают, - говорит Евгений Ярошенко, эксперт Международного центра перспективных исследований. – Россия располагает всего 400 военными, при этом ее финансовый взнос в фонд ООН очень значительный, соответственно, ее влияние реализовывается через финансовые инструменты».

Эксперты отмечают, что для достижения реального мира в Украине крайне важно будет сбалансировать состав военного контингента так, чтобы РФ не получила там большого влияния.

«Миротворческая миссия должна в первую очередь установить контроль над границей и исключить возможность свободного перемещения солдат и вооружений РФ, после чего МВА получит реальную возможность установить на этой территории порядок», - считает Сергей Гармаш.

Должна ли Россия платить за восстановление инфраструктуры? Безусловно, - да. Но реально ли это?

«Я сомневаюсь в том, что РФ будет готова финансировать еще один дотационный регион, в самой России их и так много. Уровень жизни в России серьезно упал за последние несколько лет, если, конечно, смотреть не на Москву, а на регионы. Негативный эффект ощутим практически везде, и количественные негативные изменения постепенно перерастут в качественные» - уверен Михаил Пашков.

Алексей Семений вообще предлагает рассматривать вопросы военные отдельно от экономических.

«Нужно понимать, что и западные доноры не будут брать Донбасс на содержание. Я полагаю, что экономические вопросы должны рассматриваться отдельно от военно-политических. В первую очередь МВА должна будет обеспечивать безопасность, правовой режим, функционирование минимальной инфраструктуры и оказание гуманитарной помощи. При этом экономический режим «самообспечения» региона поможет Киеву избежать экономического давления. Возможно, в регионе стоит действительно создать свободную экономическую зону с нулевыми налоговыми ставками, потому что только при таких условиях в регионе возможно экономическое оживление. И введение юрисдикции британского права станет одним из ключевых обстоятельств, которые могут этому содействовать. В общем, для этого региона действительно нужен План Маршалла. А вопросы гуманитарной политики вообще стоит отложить до выборов в ОРДЛО, так как они не являются приоритетными. Работает школа – это и так хорошо, а на каком языке там учат – это вопрос вторичный», - говорит Семений.

Международный трибунал или амнистия?

Эксперты соглашаются с тем, что привлечение миротворцев и МВА улучшит положение и с расследованием преступлений, совершенных боевиками, при этом минимизирует потенциальные коррупционные риски.

Владимир Путин не так давно заявлял, что в случае введения миротворцев на территорию ОРДЛО могут «повториться события, подобные тем, что случились в Сребренице» в случае, если граница будет закрыта «до решения политических вопросов». Он запугивал зрителей российских телеканалов резней, которую устроили боснийские сербы под командованием генерала Ратко Младича в Боснии и Герцеговине в 1995 году, убив около 7 тыс. мусульман. Младич недавно признан виновным и осужден Гаагским трибуналом к пожизненному заключению. Однако никаких оснований даже сравнивать ситуацию в Боснии и в Украине нет.

«Все преступления против человечности, согласно международного законодательства, будут выведены в юрисдикцию международного уголовного суда, украинский закон об амнистии на них распространяться не будет, - говорит Семений. - При этом, конечно, будут существовать неофициальные договоренности и можно быть уверенными, что РФ заберет с собой всех нужных, а всех ненужных боевиков утилизирует самостоятельно. Украина сможет только выявлять единичных опасных для государства людей»

Кроме того, Украине нужно будет определиться с тем, как она будет поступать с мелкими чиновниками «органов власти» в ОРДЛО, работниками бюджетной сферы, эмигрантами из России и обладателями паспортов "ЛДНР" .

«Речь не будет идти о массовых репрессиях, безусловно», - говорит Семений.

"Даже если бы кто-то в Украине и захотел наказать всех, каким-то образом причастных к силовым и бюджетным структурам "ДНР-ЛНР" – это физически было бы невозможно. Поскольку это около 50 тысяч людей, а в Украине на сегодня всего около 44 тысяч заключенных. То есть, у нас все равно нет такой пенитанциарной инфраструктуры. Да и, к счастью, в политикуме все-таки есть понимание, что нужно отличать преступников и заложников ситуации", - добавляет Гармаш.

Эксперты в основном с этим утверждением согласны. Конфликт в Донбассе инспирирован и поддерживается исключительно за счет российских боевиков, вооружения и денег. В случае деоккупации абсолютное большинство населения мирно вернется в Украину.

Вопросы третьей степени

Все вопросы верификации документов, восстановления имущественных прав, гуманитарной политики и т.д. эксперты предлагают отложить на более поздний срок, так как они будут во многом зависеть от того, сможет ли международное сообщество эффективно повлиять на Россию и вынудить ее провести первый этап – вывести своих солдат и прекратить финансирование.

«Главной задачей МВА будет восстановление порядка, не обязательно порядка, который существовал до кризиса», - резюмирует Алексей Семений.

Марина Воротынцева, Центр исследований социальных перспектив Донбасса

Проект осуществляется при поддержке The Black Sea Trust, a project of the German Marshall Fund of the United States. Мнения, выраженные в письменных или электронных публикациях, не обязательно отражают мнения Черноморского фонда или его партнеров


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: