Понедельник, 16 июля 2018, 08:291531718969 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В название "Чрезвычайной кредитной программы для восстановления Украины" закралось лишнее слово. Это слово "чрезвычайная". Финансовое соглашение с Европейским инвестиционным банком, по которому Украина получает 200 млн евро льготного кредита на восстановление инфраструктуры в восточных регионах страны, было подписано еще в декабре 2014 года. 16 декабря 2016 года, ровно через два года после подписания соглашения, Минрегион в очередной раз торжественно объявил о щедром подарке востоку Украины. При том, что деньги до востока так до сих пор и не дошли.

Но текст не о "зраде".

Два года "запуска"

О "Чрезвычайной кредитной программе для восстановления Украины" "ОстроВ" писал неоднократно. Ею предусматривается финансирование проектов в Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областях, а также подконтрольных Украине частях Донецкой и Луганской областей. Проекты, которые могут финансироваться за счет кредита ЕИБ, должны касаться объектов, либо поврежденных вследствие боевых действий, либо несущих дополнительную нагрузку в связи с притоком вынужденных переселенцев в соответствующие территориальные общины. Речь идет о больницах, школах, детских садах, административных зданиях — и общежитиях. Последние особенно важно упомянуть, потому что ключевая проблема внутренне перемещенных лиц — жилищная.

Но речь идет также о том, что появление вынужденных переселенцев — это еще и неестественный рост населения городов, прежде всего, востока Украины, где зарегистрировано больше всего ВПЛ. Это означает потенциальный конфликт между постоянным населением этих городов и новоприбывшими, с которыми первым приходится делить неготовую к дополнительной нагрузке социальную инфраструктуру. Чтобы избежать таких конфликтов и дать возможность переселенцам прижиться на новых местах их проживания, нужны расширение и модернизация инфраструктурных объектов.

Верховная Рада ратифицировала упомянутое соглашение с Европейским инвестиционным банком только в апреле 2015 года, в силу оно вступило в середине мая. В ноябре 2015 года Кабмин утвердил перечень из 72 объектов, которые должны были финансироваться в рамках "Чрезвычайной кредитной программы" за счет первого транша ЕИБ. Финансирование должно было поступить в регионы в 2016 году. В январе 2016 года в ответе на запрос "ОстроВа" Минрегион сообщал, что "Законом Украины "О государственном бюджете Украины на 2016 год" предусмотрена возможность предоставления в текущем году субвенции из государственного бюджета местным бюджетам для реализации проектов в рамках Программы за счет кредита от Европейского инвестиционного банка в объеме 350 млн гривен, а также 50 млн грн для финансирования восстановления объектов государственной собственности. В ближайшее время будет обеспечено проведение тендерных процедур по проектам и начало их реализации".

В Донецкой области, судя по ответу ДонОГА на запрос "ОстроВа", в 2016 году этих денег действительно ждали. Но тендерные процедуры начались в декабре 2016 года, и то только в одной области — Харьковской.

Объяснение этой проволочке, которое дают в правительстве, не самом деле объясняет не все. Тут говорят о длительных бюрократических процедурах, как ратификация и процесс подачи и утверждения проектов. Проблемой был также НДС, который не покрывался за счет кредита ЕИБ и должен бы был выплачиваться из средств местных бюджетов.

Как поясняла "ОстроВу" нардеп Наталья Веселова, соавтор законопроекта об освобождении проектов, реализуемых в рамках Программы, от НДС, "доноры и кредиторы не закладывают в стоимость реализации проектов НДС. Мы должны заложить его сами и компенсировать его из бюджета. И эту обязанность зачастую возлагают на органы местного самоуправления, так что доходит до абсурда. Например, городок Великоновоселовка. Нужно восстановить школу. Если по "Чрезвычайной кредитной программе" выделяется пять миллионов на восстановление школы, то миллион Великоновоселовка должна откуда-то взять на компенсацию НДС. В местном бюджете таких денег нет и, естественно, Великоновоселовка такие проекты не подает. Нам нужно думать, как решать эту проблему — если мы действительно хотим реализовывать подобные программы".

Кабмин в итоге пришел к тому, что освободил от НДС проекты в Донецкой и Луганской областях. Днепропетровская, Запорожская и Харьковская будут получать средства на условиях 20-процентного софинансирования своих проектов, что как раз отвечает размеру этого налога. В целом софинансирование — это стандартная практика реализации региональных инфраструктурных проектов, средства на которые поступают из Киева. Вряд ли те муниципалитеты, которые подавали проекты на финансирование от ЕИБ, не учитывали этого фактора. Проекты были утверждены, регионы ждали денег, "Чрезвычайная кредитная программа" за два года успела утратить свое чрезвычайное значение, пока Киев находил все новые поводы придержать льготный кредит. Вдобавок к этому, за время простоя программы утратили свое значение старые сметы. Новые расчеты местным властям требовалось снова подавать на утверждение в Кабмин, что также затягивало процесс запуска Программы.

Недоразумение

Ко всему прочему, как выяснил "ОстроВ", местные и центральные власти понимают условия Программы по-разному. Ранее "ОстроВ" писал о результатах собственной проверки общежитий, вошедших в утвержденный Кабмином перечень проектов, подлежащих финансированию от ЕИБ. Проверка показала, что ряд общежитий, на ремонт которых рассчитывает город Бахмут в Донецкой области, не были разрушены вследствие боевых действий и не являются местом проживания переселенцев — то есть, не соответствуют условиям "Чрезвычайной кредитной программы". Более того, теперь это фактически жилые дома, поскольку квартиры в них приватизированы их давними жильцами, а значит, переселенцам там места нет. В Бахмуте на это ответили, что в рамках Программы "финансовая помощь оказывается на преодоление последствий геополитических событий на востоке Украины, в том числе (а не исключительно) на решение проблем внутренне перемещенных лиц, а также на поддержку, содействие, ускорение скорейшего восстановления инфраструктуры на территориях, находящихся под контролем правительства Украины. Город Бахмут сам пострадал от военных действий, а также является принимающим городом для ВПЛ, которых зарегистрировано более чем 60 тысяч человек".

В то же время заместитель министра регионального развития Роман Чуприненко настаивает, что средства Европейского инвестиционного банка в рамках реализации "Чрезвычайной кредитной программы для восстановления Украины" направляются исключительно на проекты, связанные с вынужденными переселенцами. Корреспондент "ОстроВа" подошла к нему после пресс-конференции 16 декабря, чтобы уточнить некоторые условия этой программы.

— Вы отметили, что начинать выплачивать кредит ЕИБ мы начнем с момента выборки средств. А выборка средств уже началась?

— Когда Минфин получает средства на свой счет в Эксимбанке, снимается разовая комиссия, 0,1 процент. Почему мы решили брать кредит небольшими траншами? Мы с ЕИБ просчитали, что это будет разумнее всего. Сначала все хотели, чтобы мы отобрали проектов на все 200 миллионов. Я подумал о том, что от этого будет, во-первых, социальный резонанс, потому что, возможно, какое-то общежитие попадет в Программу, а какое-то — нет, в силу тех или иных причин, например, в силу того, что документация по нему еще не до конца готова.

Мы воспользовались возможностью разбить кредит на транши, чтобы избирательно анализировать потребности и чтобы, когда приходят средства, мы не платили банковские комиссии, еще не имея проектов. Я считаю, что это достаточно мудрый подход: небольшую сумму завели, убедились в правильности проектов, дали органам местного самоуправления возможность подумать о необходимости финансирования тех или иных подобных проектов для своего города, села или области. Это процесс, все учатся, в том числе Банк.

— Но я правильно понимаю, что по первому траншу мы платим проценты с 2015 года?

— У нас пять лет — льготный период. Мы не платим проценты. 13-14 декабря прошло первое открытие тендерных предложений. Каждый шаг у нас происходит по согласованию с Банком. Все эти проекты проходят очень тщательную проверку экспертами банка. В Минрегионе работает группа консультантов…

— Это странно, учитывая результаты моей собственной проверки.

— Обратитесь с этим в город…

— Я обращалась — давайте расскажу, что мне ответили…

— …и к тем, кто отбирает эти проекты.

— В ОГА?

— Конечно. В анкете по каждому проекту, которую заполняют органы местного самоуправления, есть четкое количество внутренне перемещенных лиц, которые или будут пользоваться, или пользуются соответствующими объектами. А что вам ответили в Бахмуте?

— Что Программа финансирует территориальные общины, которые пострадали от конфликта, а Бахмут — пострадал от конфликта как город.

— Бахмут пострадал от конфликта, но единственным условием предоставления такого кредита являются потребности внутренне перемещенных лиц. Мы готовы даже к тому, чтобы финансировать административные здания. Потому что если стоит очередь из двух тысяч переселенцев, которые не могут получить пенсионное удостоверение или что-то еще, то это безобразие. Лучше мы сделаем нормальный центр предоставления административных услуг, и услуги переселенцы будут получать так, как надо. Но потребности формируются на местах — ни я, ни Банк никоим образом в это не вмешиваемся.

— То есть, вы фактически утверждаете то, что вам прислали ОГА? И ничего не проверяете?

— Мы проверяем анкеты. Если ОГА формирует потребность, она отвечает условиям кредита и есть все необходимые документы, мы, конечно, ее утверждаем.

Раньше на пресс-конференции Чуприненко, отвечая на вопрос "ОстроВа", тоже отмечал, что "все проекты отбираются органами местного самоуправления. Отсюда, из Киева, не видно, какое именно общежитие нужно реконструировать или восстанавливать, или какой детский садик. Критерий фактически один: потребности внутренне перемещенных лиц. Поэтому сюда попадают и административные здания, которые предоставляют услуги, и детские садики, и школы, и общежития. Перед тем как мы утверждаем какой-либо проект, заполняется специальная электронная анкета, где указывается соответствующее количество вынужденно перемещенных лиц, которые либо проживают, либо прописаны, либо будут проживать в этом общежитии после его реконструкции. Такой проект проходит проверку всеми органами на соответствие критериям Банка, и только после этого утверждается распоряжением Кабинета министров".

19 декабря "ОстроВ" отправил письмо директору Департамента международного сотрудничества и взаимодействия с международными финансовыми организациями Минрегиона Демьяну Пастуху с просьбой предоставить нам анкеты, поданные Бахмутским горсоветом для финансирования местных общежитий за средства кредита ЕИБ. В разговоре с корреспондентом "ОстроВа" и Роман Чуприненко, и Демьян Пастух соглашались, что эти документы не являются "секретными" и могут быть предоставлены в распоряжение редакции. Но ответа на письмо мы до сих пор не получили.

Между тем, 16 декабря 2016 года Минрегион совершил важный шаг: привлек к реализации "Чрезвычайной кредитной программы" украинский офис ПРООН — авторитетной международной организации, специализирующейся на строительстве и восстановлении инфраструктуры, в том числе в регионах, которые пострадали от вооруженных конфликтов. Специалисты Программы развития ООН будут заниматься как раз мониторингом реализации конкретных проектов на местах.

Однако принятые меры все равно оставляют вне внимания и контроля одно "слабое звено" этих проектов — сам факт возможного несоответствия региональных проектов условиям Программы и первоочередным потребностям вынужденных переселенцев и постоянных жителей территориальных общин.

Трюкачество

О том, что претензии за несвоевременное, неполное или неправильное финансирование региональных проектов должны относиться не только к Кабмину и Верховной Раде, говорят и эксперты.

"ОстроВ" раньше также ссылался на отчет Счетной палаты, опубликованный в середине 2016 года. СП проверяла освоение бюджетных средств, выделенных регионам из Государственного фонда регионального развития и в рамках двух субвенций: субвенции на развитие для всех регионов, кроме Донецкой и Луганской областей, и субвенции на восстановление для подконтрольных Украине частей Донетчины и Луганщины.

Замечания Счетной палаты касались того, что финансирование из Киева поступало с хроническими задержками, в итоге основная масса его приходилась на последнюю четверть года, когда проводить строительные и ремонтные работы уже зачастую невозможно. Однако в то же время сами регионы затягивали процесс, например, тем, что постоянно вносили какие-то изменения в свои проекты, что требовало новой длительной бюрократической процедуры из утверждения.

Сами проекты зачастую совершенно не соответствовали тому назначению, которого требует субвенция либо ГФРР. Был также случай, когда местный исполком подавал на финансирование проект ремонта в здании, которое ни в каком ремонте не нуждалось. Кроме того, средства распылялись на множество мелких проектов и в целом только Киев пустил все выделенные ему средства — 154,2 млн грн — на один проект, который СП оценивает как "стратегически важный": строительство второй нитки городского канализационного коллектора. Это означает, что остальные не столько создавали "проекты развития", как того требует ГФРР, сколько традиционно "латали дыры".

В итоге из 3,5 млрд гривен, которые в целом получили регионы в 2015 году, больше 500 млн остались по разным причинам неиспользованными. Причем Донецкая область использовала только около 60 процентов средств, выделенных ей из Фонда регионального развития, а Луганская — и вовсе около 20 процентов.

Комментируя проблемы с реализацией проектов, финансируемых из государственного бюджета в рамках Государственного фонда регионального развития, Анатолий Ткачук, директор по науке и развитию Института гражданского общества, отметил, что "проекты 2016 года должны были быть поданы в Минрегион в 2015 году до 1 августа. До 1 августа их никто не подал, и проекты на 2016 год продолжают рассматриваться в Минрегионе. На 2017 год до 1 мая 2016 года должны были быть поданы проекты из областей — ничего не подано. Получается такая ситуация, что регионы ждут, не подавая ничего заранее, чтобы потом подать свои "мох и болото" и чтобы Минрегион — деваться некуда — поддерживал такие проекты. Я считаю, что в этом есть большая вина и Минрегиона, и межведомственной комиссии, в которую я вхожу: комиссия не отклоняет все проекты, которые по своей сути проектами не являются".

Есть претензии и к качеству проектов, финансируемых из средств ГФРР. "На последнем заседании межведомственной комиссии рассматривали довольно странные предложения из Луганской области, — рассказывает Ткачук. — Например, снять полтора миллиона гривен с такой-то улицы. Причина снятия: наступление холодного времени года. Перекинуть эти деньги на улицу такую-то. Вопрос: это что, улица в тропиках? Как это объяснить? И таких интересных вещей масса. Черниговская область задумала вообще уникальный проект регионального развития, приблизительно на 1,7 миллиона: ремонт крыши жилого дома, который был построен восемь лет назад и не был заселен. Спрашиваем: "Как же ремонт этой крыши связан с проблемой регионального развития? Если вы ее отремонтируете, люди поселятся в этом доме?" — "Не поселятся". — "Почему?" — "Потому что там еще и коммуникации размерзлись". — "А почему вы не делаете коммуникации?" — "Не знаем, сколько это будет стоить". К сожалению, это такой уровень подготовки проектов и понимания проекта развития".

Эксперимент

"Насколько каждый проект нужен общине, может проверить только сама община, — говорит Инна Подлуская, заместитель исполнительного директора Международного фонда "Відродження". — Это должно бы было работать таким образом. Городской совет собирает общественные слушания. В ходе общественных слушаний выбираются несколько приоритетов. Я не уверена, что вплоть до конкретных объектов. Например, мы модернизируем поликлинику, утеплим школу, достроим крыло в детском садике, или мы реконструируем три общежития. Участники слушаний высказываются, например, за реконструкцию объектов социальной инфраструктуры: общежитий, школы, и делегируют исполкому полномочия подать соответствующие проекты. Но это несколько идеалистический подход, и в кризисных ситуациях он работает далеко не всегда".

Проект "Відродження" "Экспертная поддержка реализации проекта "Чрезвычайная кредитная программа для восстановления Украины" Европейского инвестиционного банка" выполняется при финансовой поддержке Европейского Союза и направлен как раз на включение в проекты по восстановлению социальной инфраструктуры принципов и подходов социально-ориентированного управления и участия заинтересованных сторон. Ожидается, что проект поможет местным властям, активным членам территориальных общин, переселенцам взаимодействовать друг с другом, предотвращать или разрешать конфликтные ситуации и находить компромиссы с учетом интересов и возможностей сторон. Бахмут является одним из участников этого проекта.

"Дело не только в том, что в Бахмуте зарегистрировано десятки тысяч переселенцев, — говорит Станислав Лячинский, директор Программной инициативы Общественные инициативы новой Украины Фонда "Відродження". — В регионе происходит так называемая маятниковая миграция. Десятки тысяч человек каждый день все равно пересекают линию разграничения. Куда они едут? Бахмут — это один из ближайших к этой линии городов. Людям, которые едут туда за получением социальных услуг, нередко нужен ночлег и прочее".

В октябре 2015 года в рамках проекта "Відродження" КМИС проводил исследование в пяти областях, на которые рассчитана программа ЕИБ. По словам Инны Подлуской, его результаты фактически совпали с теми приоритетами, которые выделили для себя местные власти в тех общинах, где намеревалось работать "Відродження", даже при том, что проекты для "Чрезвычайной кредитной программы" на момент проведения исследования уже были отобраны и отправлены на утверждение в Минрегион.

"Первым приоритетом для вынужденных переселенцев были рабочие места, но проект, направленный на восстановление социальной инфраструктуры и улучшение условий предоставления социальных услуг, только опосредованно может способствовать в решении этой проблемы, — говорит Подлуская. — Вторым по приоритетности было действительно жилье. По остальным позициям одинаковой модели для всех городов не было: где-то больше нужна школа, где-то — поликлиника. В Харькове, например, из 21 проекта 15 — это учреждения здравоохранения, потому что к Харькову сместился фактически весь поток граждан, нуждавшихся в высококвалифицированной медицинской помощи, которую больше нельзя получить в Донецке и Луганске. Естественно, что большая часть средств пошла туда. В Бахмуте разговоры и с переселенцами, и с членами общины, подтвердили, что главной потребностью является жилье. Но, конечно, ни один опрос нам не покажет, что, скажем, на улице Обороны нужно восстанавливать общежитие, а на улице Привокзальной — нет. Тут уже наступает ответственность местной власти, которая идентифицировала конкретные объекты. Министерство регионального развития не в состоянии, изучив полторы тысячи проектных заявок, проверить каждый объект и выяснить, живут ли там переселенцы".

При этом и в "Відродженні", и в Минрегионе подчеркивают, что реализация проектов в рамках первого транша ЕИБ — по-своему эксперимент. Такого рода программа реализуется в Украине впервые, и каждая из участвующих в ней сторон проходит не столько проверку, сколько учебу. Экзаменом будет использование второго транша. На него, как сообщают в Минрегионе, претендуют около 800 проектов из пяти областей. Реализация проектов, отобранных для этого транша, начнется также в 2017 году, по уже отработанным механизмам и — как рассчитывают в "Відродженні" — с участием всех заинтересованных сторон. Это как раз та ситуация, когда будущее переселенцев — во многом в руках самих переселенцев. И в данном случае в этом нет ничего плохого.

Юлия Абибок, "ОстроВ"

* Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: