Вверх

В последнее время появляется много сообщений о том, что боевики и российская армия намерены начать наступление  на Мариуполь. Украинские власти и «генералы АТО» просят сохранять спокойствие: город хорошо укреплен и в нем достаточно сил для того, чтобы выстоять любую атаку. Тем не менее, пророссийские боевики уже находятся на подступах к Мариуполю и регулярно осуществляют воздушную разведку этой местности.

Активист из Мариуполя, представитель координационного центра патриотических сил «Новый Мариуполь» Ирина Перкова рассказала «ОстроВу» о том, что сейчас происходит в городе, о настроениях людей и деятельности местных властей. Она рассказала, что ситуация в Мариуполе по телевизору и взглядом изнутри города — это разные вещи. Внимание к Мариуполю сводится к тому, что там что-то бомбят, взяли кого-то в плен, кто-то погиб из военных, заняли или отбили населенные пункты и так далее. А о том, что происходит в самом городе, в системе власти, говорят очень мало.

- Ирина, на Ваш взгляд, в Мариуполе сейчас преобладают пророссийски или проукраински настроенные жители?

- Есть и пророссийски настроенные граждане, куда же им деться, и проукраинские есть. Люди, которые работают на предприятиях и заводах, у них зачастую грязная, неинтересная и малооплачиваемая работа, у людей нет финансовой возможности куда-то ездить, расширять кругозор, все их интересы сосредоточены вокруг бытовых проблем. И произошла удивительная вещь — это перенаправление всего этого недовольства людей с тех, кто на самом деле в этом виноват, на тех, кто может и причастен, но косвенно. Многие люди сейчас в Мариуполе, хотя я уверена, что это происходит и в других городах, ассоциируют и связывают страну Украина и конкретные политические фигуры. Люди, которые не любят президента по каким-то причинам или еще каких-то высших чиновников, они это приравнивают ко всей стране, и говорят, что Порошенко равен Украине, Яценюк равен Украине, «Аваков-убийца» равен Украине и начинают ненавидеть всю страну. Людям сейчас надо пояснять, что страна Украина — это я, это ты, и как мы все захотим, так мы и будем жить. Можно все поменять, только все должны объединиться и стать единым целым, единым механизмом. Например, городскую власть Мариуполя не любят ни пророссийские, ни проукраинские жители.

- А чего хотят местные жители?

- Мы хотим одного и того же, и проукраински, и пророссийски настроенные люди, - мы хотим нормально жить, мы хотим справедливую власть, чтобы милиция нас действительно защищала, чтобы прокуратура все честно расследовала, чтобы суды выносили честные решения, чтобы мы были уверены, что местная и центральная власти начали работать на человека. Мы хотим одного и то же, но в то же время, мы понимаем, что это быстро не изменится. Ведь Донецкая область — это феодальная вотчина Рината Ахметова, Януковича и всего этого клана. Здесь его активы, его предприятия, его масс-медиа. Сейчас он обеляет себя и делает ход конем, помогая людям через его благотворительные фонды. Но я, например, не верю в благие намерения этих фондов. По факту они помогают, они раздают продукты, но это просто пиар-акция.

- Изменилась ли политика местных властей за последний год?

- Ничего не меняется. Они и не умеют что-то менять. Так или иначе, наши городские власти — это конгломерат, наш мэр во власти с советского времени, то есть это такой старый партработник, который при всех властях и в разных политических силах был у руля и зарабатывал, у него есть свои отлаженные схемы.

Есть волонтеры, которые сейчас прессуют местную власть Мариуполя. Сейчас у нас в городе работают чиновники, которые поддерживали сепаратистов и, так или иначе, поддерживали референдум. По всем этим людям нужно открывать производства, начинать расследования, прокурорские проверки. Местная прокуратура этого не делает и делать не собирается.

Я помню, как в конце августа состоялось первое городское совещание местных властей Мариуполя по обороне города, тогда присутствовал мэр, тогдашний главный милиционер области господин Пожидаев, были помощники губернатора Таруты, так вот тогда была видна абсолютная пассивность власти, неготовность и нежелание защищать город. Там присутствовали также люди из батальона «Азов», его комбат попросил блиндажи, укрепления, рабочую технику для укрепления блиндажей, но мэр только пообещал собраться через несколько дней и обсудить это решение в рабочем порядке. И это когда русские были в 20 км от города, и ситуация менялась каждый час, то есть была полная пассивность власти. Тогда мы кинули клич в соцсети, собрали людей, вышли на площадь, мы тогда решили, что не создадим картинку для российских СМИ, что армия Новороссии героически освобождает Мариуполь, а это будет выглядеть именно как штурм украинского города с кровью и многими жертвами. Мы надавили на мэра, чтобы он завесил город украинскими флагами, чтобы было видно, что город украинский. Под давлением активистов местная власть все-таки выделила технику, чтобы помогать военным рыть окопы или еще для чего-то. Мы вместе с волонтерами и другими неравнодушными людьми с лопатами вышли на крайние блокпосты и рыли окопы. Лопаты, еду, воду мы покупали за свои волонтерские деньги.

Тогда городская власть всеми своими действиями показала нежелание оборонять город.

- После этого случая городские власти стали более открыты?

- После того как волонтеры организовались и собрали проукраински настроенных жителей Мариуполя, показали местным властям, что мы не готовы сдаваться, и мы будем отстаивать свой город, ситуация немного сдвинулась с мертвой точки, но это только под давлением волонтеров и активистов.

Вот в январе 2015 года обстреляли район Восточный, через полчаса там уже были волонтеры, которые стали помогать людям. Мэр в тот день так и не появился, а приехал только на следующий день, когда только понял, что ночь прошла спокойно и обстрелы прекратились.

К вечеру МЧС развернуло там палатку для помощи людям и стал вопрос о генераторе. Мы знаем, что в Мариуполь только приехали два мощнейших немецких генератора в качестве гуманитарной помощи, наши активисты обратились к властям с просьбой выделить один такой генератор на эту палатку, но нам ответили, что генератор там могут разбомбить и отказались его давать. В результате наша организация смогла раздобыть маленький генератор самостоятельно. Это неправильно и ненормально, что городские власти так себя ведут.

- Местные власти идут на контакт с волонтерами? Сотрудничают?

- У них сейчас нет выбора, мы их не оставляем в покое. Мы приучаем их к тому, что спокойно заходим на городские сессии. Если нас туда не пускают, то пикетируем. Мы помогаем и детям-сиротам, и военным, и раненым, переселенцам, и кроме этого, мы еще следим за каждым шагом и решением власти. У нас есть люди, которые подкованы юридически, умеют делать различные запросы и так далее, но власть все равно сопротивляется, например ответы на запросы — это, как правило, обычные отписки.

Ряд общественных организаций, включая нашу, решили создать в городе общественный совет про горисполкоме для контроля местной власти, но тут же мэр и городской совет ответили нам, что мы не имеем право этого сделать, а общественный совет имеют право основать только мэр и городской совет, то есть они сами хотят сделать для себя контролирующий орган из граждан...

- Изменится ли ситуация в городе, если сменится местная власть?

- Смотря на кого. И это важно. Люди должны быть со стальными нервами, ведь и Ахметов со своими интересами, и господин Тарута и другие люди, которые всегда были у этой кормушки, - они будут сопротивляться. Если придут люди, которые их не побоятся, (а мы понимаем, что могут и физически устранить и тебя, и семью и кого угодно), тогда что-то начнет меняться. Нужны люди, которые готовы менять, которые готовы честно работать для людей. В Мариуполе пока нет этого пула новых будущих политиков.

Сейчас же активисты разных общественных организаций объединились с тем, чтобы попытаться добиться отставки секретаря городского совета, человека, который в свое время снаряжал «титушек» на Майдан, которого можно много в чем подозревать.

- Изменит ли децентрализация эту ситуацию в Мариуполе?

- Когда я думаю о децентрализации и о том, что будет больше власти на местах, то становится страшно. Потому что я понимаю, что будет больше власти над бюджетными деньгами, для принятия каких-то решений, но ведь эту власть, по крайней мере на данном этапе, получат люди Ахметова, мэра, у которых в распоряжении все админресурсы, материальные ресурсы для того, чтобы снова ставить своих людей, протягивать нужные решения. Это смахивает все на замкнутый круг.

- Давайте чисто теоретически представим, что боевики и российские войска оккупировали Мариуполь и заняли город. Местные власти пойдут с ними на сотрудничество?

- Обязательно. Если отследить последние интервью, риторику местных властей и чиновников, то крайне негативных выражений о ДНР и ЛНР там нет. Они только говорят, что они за мир, нужно прекратить стрелять, нужно всем отвести вооружение, то есть это такая мимикрия, которая у них уже, наверное, в природе прописана. Мы прекрасно понимаем, что это такие люди, которые в случае накала ситуации максимум, что будут делать — не станут помогать этим сепаратистам, а в худшем случае - они просто сдадут город.

- Как вам помогает губернатор Донецкой области Александр Кихтенко?

- А он жив еще? Его нет в Мариуполе, мы его не видим. За все время он был в Мариуполе всего 2 раза: через месяц после назначения и когда обстреляли город. Мы не знаем, есть ли у нас губернатор.

- А как работает милиция в городе?

- С милицией ситуация обстоит лучше, потому что у нас в структуре подразделений МВД присутствуют батальоны и бойцы, которые прошли АТО. В частности, батальон «Днепр-1» охраняет улицы Мариуполя и обеспечивает там порядок. Один из людей «Днепра-1» назначен сейчас исполняющим обязанности начальника райотдела милиции одного из центральных районов города, в руководстве милиции области тоже люди, которые воевали в АТО. В основном меняется руководство милиции, но личный состав в большинстве своем остается прежний и не меняется.

- Что сейчас происходит с бизнесом в Мариуполе?

- На самом деле экономическая ситуация в городе непростая. Мелкий бизнес ложится и закрывается. Если сейчас проехаться по центральным городским улицам, то очень много можно увидеть помещений, которые сдаются или просто закрыты.

На крупных предприятиях, которые, в основном, принадлежат Метинвесту Рината Ахметова, сейчас сокращают количество рабочих дней до 4 в неделю, кого-то отправляют в отпуска за свой счет, кого-то сокращают из штата завода и выводят в сторонние фирмы (аутсорсинг), обещая в будущем по необходимости их привлекать к работе. Хотя, в 2014 году предприятия Метинвеста получили прибыль, несмотря на сложную ситуацию в Украине.

Это была осенняя история, когда на предприятии «Азовсталь» был организован сбор подписей за то, чтобы были выведены украинские войска из города, прекратились обстрелы и так далее, за какой-то мир и за прекращение огня. На этих предприятиях ничего не делается без ведома хозяина и руководства, на эти предприятия ты просто так даже не зайдешь. И этим людям там говорят, что враг — это украинские военные и власти, что все случилось из-за Майдана, если бы не Майдан, то не было войны и мы бы не поссорились с Украиной.

- Нет ли опасности возникновения бунта людей, когда закрываются предприятия, растет уровень безработицы и все дорожает?

- Я считаю, если этот бунт не будет срежиссирован и искусственно спровоцирован, то его не будет. Наши люди удивительны по своему терпению. Например, предприятие «Азовмаш», где часть акций принадлежат Юре Енакиевскому, а часть - государству. Там руководство завода, на мой взгляд, — абсолютно пророссийские люди, которые осенью вывезли все хорошее оборудование в Россию, а старое было сдано на металлолом (кстати, сын Юры Енакиевского как раз владеет фирмой, которая занимается ломом черного металла). Там с 2012 года начались сокращения людей, а с августа 2014 года зарплаты не выплачиваются вообще. Людям давали по 300 гривен, а в январе 2015 практически всех отправили в неоплачиваемые отпуска. Так вот - люди все равно терпят и продолжают ходить на работу, они не подают в суд и прокуратуру, а просто терпят.

Насколько мне известно, государство (Минобороны) уже несколько раз обращалось к руководству предприятия «Азовмаш», чтобы сотрудничать, давать оборонные заказы и так далее. На это руководство предприятия ответило отказом, сказав, что у них нет возможности обрабатывать эти заказы, и это тогда, когда происходят постоянные сокращения людей и не выплачиваются зарплаты. Мы понимаем, что это просто кому-то выгодно, и мы понимаем кому.

У нас есть активистка, так вот ее племянник, который все еще работает на этом заводе, сказал, что, если завод окончательно закроют и его уволят, то он возьмет автомат в руки и «будет мочить укропов». Вот такие нехорошие настроения тоже есть.

- Как обстоят дела с информационной политикой Украины в Мариуполе?

- С информационной политикой со стороны Украины сейчас все в порядке. Другой вопрос — это насколько люди воспринимают и впитывают эту информацию. Если же мы говорим об информационном поле, то у нас есть городские телеканалы, где лейтмотив такой, что «все должны прекратить стрелять, посмотрите, Ринат Ахметов — молодец».

Что касается российских телеканалов, то, насколько я знаю, их сейчас в Мариуполе нет. Бывают разные диверсионные случаи. Например, в январе этого года компания «Формат», которая предоставляет услуги кабельного телевидения, расклеила объявления по подъездам о том, что постоянные абоненты имеют возможность нелегально смотреть российские телеканалы, и там даже было подробно расписано как их найти. В официальной (формальной) карте компании этих каналов нет, но нелегально их найти можно было. Мы это заметили и быстро отреагировали, сейчас такого нет.

- Что можно сегодня сделать, что ситуация в городе начала меняться в лучшую сторону?

- Мы хотим обратиться к президенту, Кабинету министров, главе СБУ Валентину Наливайченко, прокуратуре с просьбой о помощи, только они могут изменить ситуацию. К сожалению, наш регион многие годы был феодальной вотчиной ахметовского паханата и Януковича, и до сих пор все местные депутаты, СМИ, городские чиновники подчинены Ахметову, это нужно менять, нужно менять людей. Нам нужна помощь центральной власти.

Люди, работающие в бюджетной сфере города, то есть, получающие зарплату от государства, - это в основном люди с пророссийскими и сепаратистскими настроениями. С этим тоже нужно работать.

Мы бы хотели, чтоб центральные власти обратили особое внимание на образование. В школах, техникумах, университетах большинство преподавателей сепаратистской и пророссийской направленности. Например, в январе директор одного из колледжей сняла украинский флаг со здания учебного заведения, объяснив это тем, что он истрепался. По нашему требованию через час она повесила флаг обратно. Когда я смотрела официальный план мероприятий, вывешенный на городском сайте на странице горотдела образования Мариуполя, то я нашла там такие интересные мероприятия, как чествование 23 февраля, встречи с воинами-афганцами, которые рассказывали о том, как защитить Родину, и так далее.

- Какие Ваши прогнозы относительно того, как дальше будет развиваться ситуация в городе?

- Все будет хорошо. Хорошая новость в том, что мы не намерены сдаваться. Мы уже прошли большой путь в становлении общества, и мы почувствовали силу в своих руках, мы уже знаем, что мы способны на многое, мы знаем, что мы способны влиять на решения, и мы знаем, что мы не одни.

Беседовал Владислав Булатчик, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: