Вверх

«Да вы что, бредите?» Иностранные СМИ об Украине

Еще неделю назад иностранные СМИ были почти едины в своих «украинских» статьях: антидемократическая власть, радикальные националисты в оппозиции, необходимые действия Европы и США или осуждение их бездействия, репортажи с Майдана и украинских регионов… К тому, что случилось на прошлой неделе, были не готовы, как видно, даже самые смелые фантазеры.

Незнакомая страна

«В Киев я прилетел 18-го вечером. Последний раз улетал отсюда всего две недели назад. Но сейчас это был уже совсем другой город. Ведущие в столицу дороги перекрыты, метро не работает, один из двух аэропортов закрыт, центральные улицы перегорожены полицией, на улице ощутимо напряженно. Крещатик еще был открыт для пешеходов, но Майдан уже горел», - начинается статья российского The New Times.

Как рассказывает ее автор, «два месяца назад, еще в декабре, когда в Киеве все только начиналось и, за исключением Банковой и избиения студентов, - тогда было, в общем-то, мирно и цивилизованно, - стоя посреди заснеженного Киева, автор этих строк поймал себя на мысли, что видит предвоенный Грозный. Пустынные улицы - люди тогда еще боялись, когда по их улицам строем ходит то «Беркут», то самооборона. Снег хлопьями. Военная техника в городе… И это место — на пересечении Институтской и Шелковичной - вдруг представилось горящим, с черными провалами выбитых окон, под которыми стоят остовы сгоревшей бронетехники, а под стенами лежат тела убитых людей. Прошло два месяца. День 18 февраля начался с трупов под стенами домов на пересечении Институтской и Шелковичной и сожженного БТРа. А сейчас - выбитые окна горящего Дома профсоюзов. (Такие картины не поддаются логическому осмыслению. Сгоревшая техника и трупы в центре европейской столицы? Да вы что, бредите?… Поверить в это так же невозможно, как в летающие по воздуху танковые башни). Но наступает момент, и ты оказываешься на одной из войн, и гигантский взрыв выдергивает землю у тебя из-под ног, ты задираешь голову и видишь как над домами летит танковая башня... А сейчас вот по улицам Киева медики бегом уносят завернутые в плащи ОЗК трупы…»

«На что надеется Виктор Янукович? - Писал тогда он. - Досидеть до пятнадцатого года? Ну, допустим. А что потом? Потом-то все равно - тюрьма. Теперь уже точно. Узурпировать власть и фальсифицировать выборы никто ему уже не даст. Это взорвет всю Западную Украину и через сутки она будет здесь. Жесткий разгон Майдана? Да, это возможно. Пяток БТРов и здесь не будет ни палаток, ни сцены, ни оппозиции, а только трупы. Причем с обеих сторон. Но что потом? Через несколько часов здесь будет уже весь Киев, а через сутки - вся та же Западная Украина. И будут уже вооруженные. Российская интервенция? Гражданская война между Западом и Востоком? Неужели Янукович всерьез верит, что титушки будут воевать за него? В любом случае, просто так это уже вряд ли закончится. Кровь пролита, и люди стали убивать друг друга. А такое уже не прощается».

«Пока я тут сижу под елками, в самом углу Майдана, и пишу этот текст, рядом со мной двое мужчин средних лет и вполне благополучной наружности заряжают охотничьи винтовки, - рассказывал корреспондент «Новой газеты». - Эти двое совсем не похожи на обычных бойцов Майдана — те в касках и защите, небритые и грязные. На этих — непромокаемый камуфляж, хорошие туристические ботинки. Они не прячут лиц. «Это у вас боевые ружья?» — «Да фотографические. Пойдем тоже поснимаем кого-нибудь». Они оставляют пачку от патронов Нubertus («идеально для фазана и зайца») и уходят — сказали, что на баррикаду на Институтской. А за баррикадой на Институтской как раз сидит снайпер «Беркута», и он уже поснимал десять бойцов Майдана, имевших неосторожность выйти за баррикаду на вновь отбитой улице. Их тела лежат около отеля «Казацкий», где разместился медпункт. Лица прикрыты куртками, по асфальту растекается кровь. Священник читает над каждым молитву. Еще пятеро убитых — в консерватории, и трое — в КМДА. Большинство людей погибли из-за огнестрельного ранения в шею».

«На Украине границы допустимого отодвигаются все дальше и дальше за горизонт, - вторил Slon.ru. - Как на волшебном острове Голдинга, где один мальчик кидает камни все ближе к голове другого и постепенно перестает понимать, а почему прямо в голову нельзя. Уже можно бросаться друг в друга брусчаткой, можно брать штурмом воинские части и склады оружия, можно давить протестующих бэтээрами, а протестующим в ответ – сжигать эти бэтээры «коктейлями Молотова». Можно убивать тех, кто неудачно попался под руку, а если кто-то отстал, споткнулся и упал, то его можно окружить и забить деревянными палками или полицейскими дубинками. Все это вдруг стало можно, потому что Украину необходимо срочно спасать. Есть разные версии, от чего именно: то ли от наступления фашизма, то ли от банды Януковича, которая хочет вытоптать малейшие проявления человеческого достоинства. Но все согласны, что спасать Украину обязательно надо, спасать как можно скорее и любой ценой – пускай даже придется пожертвовать неопределенным количеством человеческих жизней. Когда речь идет о судьбах родины, не до торга по мелочам».

«Те украинцы, кто сейчас умирает, упорно протестуя на улицах Киева, или те, кто, наоборот, убивает разгоняющих их омоновцев, уверены, что эти жертвы оправданы, что по-другому нельзя, что исторический момент требует от них решительных действий, что главное сейчас – не отступать любой ценой, иначе в будущем их не ждет ничего, кроме вечной серой безнадеги. И, глядя на это, очень хочется спросить у них: да с чего вы взяли? Чем Украина 18 февраля 2014 года так принципиально отличается от Украины 18 февраля 2013-го? Что такое важное случилось в стране, что там возникла столь острая необходимость в массовом смертоубийстве?», - продолжается статья российского издания.

«Не получается всерьез воспринимать разговоры о том, что Украина позднего Януковича как-то разительно отличалась от Украины, скажем, позднего Ющенко. Конечно, многие журналисты остались без работы, у кого-то отняли бизнес, и в целом атмосфера в стране стала более затхлой. Но до кровавой диктатуры там все равно было как до Меркурия. Что это за кровавая диктатура, где на выборах в конце 2012 года настоящая оппозиция выигрывает почти половину мест в парламенте, а многочисленные европейские наблюдатели признают, что все было «в рамках демократических стандартов»? Да и вообще трудно поверить, что жизнь абсолютного большинства украинцев сильно поменялась из-за того, что одна группа бюрократического и олигархического ворья потеснила во власти другую».

«И тем не менее на Украине возникло это опасное и разрушительное ощущение – «сейчас или никогда», - констатируют в «Слоне». - Вот он, пароход современности, уже отходит от пристани, и надо со всех ног бежать на него, затаптывая упавших, чтобы не остаться навсегда на берегу, где отродясь ничего хорошего не было и не будет. Хотя вся история человечества показывает, что никуда этот пароход не денется и ничто не отдаляет перспективу успешной посадки сильнее, чем паническая суета отъезжающих».

Фашисты и радикалы

Впрочем, основываясь, видимо, на знакомых именно им реалиях, западные журналисты демонстрировали другое понимание ситуации. Что жить дальше так, как жила Украина все 22 года своей независимости, в принципе, больше нельзя.

«Среди всех бывших советских республик, получивших независимость в 1991 году, Украина была, пожалуй, самой пассивной. Она была также одной из самых богатых. Тогда страна с 52-миллионным населением (с тех пор ее население сократилось до 46 миллионов) на территории, только немного меньше, чем французская, благословенная хорошим климатом, богатой землей и выходом к Черному морю, Украина имела все основания для процветания. Однако, в отличие от балтийских государств, как Эстония, Латвия и Литва, она никогда не боролась за свою суверенность и не использовала свои новые возможности самоопределения дял превращения в современное государство. Вместо этого украинские элиты понимали независимость как право грабить свою страну без обязательства с кем-либо делиться», - написал британский The Economist.

«Военное положение могло бы быть лучше гражданской войны, однако все равно принесло бы Украине ужасные последствия. Даже военное управление в коммунистической Польше в 1981 году - более 5 тыс. человек в концентрационных лагерях, жестокая цензура, массовые увольнения сторонников «Солидарности» - было представлено как попытка выиграть время для реформирования экономики. В современной Украине речь могла идти только о выигрывании времени для семьи Януковича ради наращивания ее капиталов», - говорится в статье The Times.

«Неправильно изображать причины вспыхнувших протестов в Киеве в ноябре как столкновения между порочным пророссийским режимом и любящей демократию оппозицией. Украинская политика - не такая черно-белая. Вводя на этой неделе ограничительные санкции в отношении различных чиновников Януковича, Вашингтон и Брюссель заявили, что президент и власти Украины «в первую очередь несут ответственность» за кровопролитие. Это, без сомнения, правильно в отношении Януковича, который в молодости отбывал тюремный срок за грабеж и нанесение телесных повреждений, и кто в раннюю постсоветскую эпоху олицетворял бандитскую, мафиозную политическую культуру Донецка на русскоязычном юго-востоке Украины», - отмечает The Financial Times.

«Однако чиновники США и Европы аккуратно используют слова, - продолжается ее статья. - Они косвенно признают, что радикальные националисты, не являющиеся, врочем, доминирующей силой в оппозиционном лагере, частично виновны в столкновениях. Также серьезная проблема заключается в том, что склонные к насилию элементы, как «Правый сектор» - крайне правая группа, - не признают свое подчинение ведущим оппозиционным лидерам, как бывший министр экономики Арсений Яценюк и чемпион по боксу Виталий Кличко. Более того, некоторые радикальные националисты подозревают умеренную парламентскую оппозицию в том, что она, пусть и не настолько коррумпированная, как семья Януковича и его окружение, все же слишком испорчена, чтобы честно представлять национальную идею».

Врочем, что касается радикалов… Известный амриканский историк, специалист по Восточной Европе Тимоти Снайдер в своей статье на The New York Review of Books прямо называет нацистами не украиснцев, а обитателей московского Кремля и нанятых ими пропагандистов.

«Протесты на Майдане, как говорит нам российская пропаганда и друзья Кремля в Украине, означают возвращение в Европу национал-социализма. Министр иностранных дел России читал немцам в Мюнхене лекцию о том, что они поддерживают людей, которые салютуют Гитлеру. Российские СМИ постоянно заявляют, что украинцы, которые участвуют в протестах, - нацисты. Конечно, это важно - быть бдительными относительно крайне правых в украинской политике и истории. Они достаточно серьезно представлены сегодня, хоть и менее влиятельны, чем крайне правые во Франции, Австрии или Нидерландах. В настоящее время, скорее, украинский режим, чем его оппоненты, прибегает к антисемитизму, наставляя свою спецполицию, что лидерами оппозиции являются евреи. Иными словами, украинское правительство доказывает себе, что его оппоненты евреи, и что они же - фашисты», - иронически замечает американский профессор.

«Почему люди с подобными взглядами считают, что они могут называть других людей фашистами? - Пишет Снайдер, имея в виду российских чиновников. - И почему кто-то на Западе еще воспринимает их серьезно? Одно из объяснений звучит так: русские победили во Второй мировой войне, и с тех пор вправе указывать на нацистов. В этом утверждении много неправильного. Восточный фронт во Второй мировой войне проходил преимущественно на территориях тогдашних Советской Украины и Советской Беларуси, а не Советской России. Пять процентов России были оккупированы немцами; вся Украина была оккупирована немцами. Помимо евреев, чьи испытания были самыми тяжелыми, главными жертвами нацистской политики были не россияне, а украинцы и белорусы. Во Второй мировой войне сражалась не российская армия, а советская Красная армия. Ее солдатами в непропорциональной мере были украинцы с тех пор, как она понесла много потерь в Украине и рекрутировала людей среди местного населения. Военная группа, освобождавшая Освенцим, называлась Первым украинским фронтом».

Кстати, польская Gazeta Wyborcza выступила с упреком в адрес другой стороны геополитического противостояния вокруг Украины: «Жертв на Майдане не было бы, или их было бы значительно меньше, если бы ЕС и США хотя бы на неделю заморозили банковские счета нескольких олигархов. Этого определенно бы хватило, чтобы они набрались разума и повлияли на подготовку в парламенте предложения, которое в пятницу принял Янукович. Европа должна сознавать, что не только должна героям Майдана почести, но и в некоторой степени ответственна за жертвы, которые они принесли. Она не хотела замечать, что в 2010 году к власти в Киеве пришел узурпатор и преступник».

Как сходятся восток и запад

Наконец, любимая иностранными СМИ тема внутреннего противостояния в Украине нашла на прошедшей неделе еще несколько вариантов прочтения.

«Жители Запада Украины с советских времен считают себя плацдармом для наступления на Восток, - рассказывает Slon.ru. - Восток начинается уже в Хмельницком. Целостность украинского государства для львовян – это бесспорная ценность, уходящая корнями в историю. С ХІХ века местная украинская интеллигенция ориентировалась на «Великую (Надднепрянскую) Украину» и только в таких границах мыслила свое государственное существование. Майдан 2004 года перевел это в речовку «Восток и Запад – вместе». Ее и сегодня регулярно повторяют».

«На Востоке, прошу пана, люди боятся. Там на самом деле патриоты живут, оттуда к нам еще в помаранчевую революцию много хлопцев приезжало», – уверен стоящий на львовском Майдане торговец флажками и ленточками. – «Ну а если сложится так, что вот вы, Галичина, отдельно можете войти в Евросоюз, а вместе с Донецком никогда этого не сделаете, что тогда?» – спрашиваю у него и у прохожих, присматривающихся к Бандерам и Шевченко на значках. – «Тогда пусть идут себе, без нас», – не выдерживает моей провокации одна пани. Окружающие с порицанием обрывают ее слова. Львов не может без Востока Украины, и речь не о том, кто кого кормит: это уже в чувстве национальной идентичности».

«Некоторые собеседники видят даже зерно правды в типично галицкой шутке о домовладельце, который поливает свой газон вместо воды маслом. Его волнует не пышная зелень, а чтобы не ржавели закопанные винтовки. На западной Украине гордятся традиционной волей к сопротивлению», - отмечает при этом швейцарская Neue Zürcher Zeitung.

«Тысячи людей, преимущественно из западных регионов Украины, прорывались через дорожные блокпосты и угрозы насилия, чтобы попасть в столицу в среду, чтобы защитить площадь, которая на месяцы стала центром антиправительственных демонстраций. Насилие, которое убило более двух десятков человек и оставило сотни раненых, скорее разожгло, чем поколебало их неприятие президента Виктора Януковича и его разворот от Европейского Союза к России. «Люди вскакивали в машины и автобусы, как только слышали о смертях», - говорит Игорь Слюзар, мэр города Коломыи, расположенной на 300 миль западнее от Киева, который прибыл в столицу в среду. Мобилизация в таких местах, как Коломыя, - маленький город на приблизительно 61 тыс. жителей близко к границе с ЕС, показывает, почему протесты тут не утихнут скоро. В то время, как Янукович и Россия пытаются изобразить демонстрантов преимущественно как экстремистов, на самом деле это многоообразная группа с глубокими общественными связями: владельцы кафе, студенты, руководители компаний, строители и так далее», - рассказывает корреспондент американской The Wall Street Journal.

При этом в «Газете.ru», обращая внимание на другой «полюс», констатируют, что «на протяжении всего противостояния в столице именно правоохранителей из Крыма бросали в самое пекло уличных боев, очевидно, рассчитывая на их личное неприятие Майдана. Расчет власти был в некотором смысле верным. Большинство жителей Крыма действительно восприняли события на Майдане с большой настороженностью. Однако говорить о повальной поддержке какой-либо из сторон конфликта будет большой ошибкой. Многие крымчане, для которых всегда было характерно «островное мышление», скорее, воспринимают киевские события как чужую войну. И победителю этой войны, кем бы он ни был, Крым просто подчинится, как это уже бывало не раз в новейшей истории».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: