Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Одна газета опубликовала материалы о том, как силовые органы осуществляли аресты людей, принявших участие в протестных акциях, а также воззвание одной из общественных организаций с призывом не платить налоги власти, которая давит демократические процессы силовыми методами.

По заявлениям силовых органов и прокуратуры было открыто уголовное преследование автора публикаций и главного редактора газеты за клевету на власть и за призывы к бунту. Дело по их обвинению рассматривал суд.

Вот что было написано в статье об аресте активистов и за что обвинялась газета.

«Между 6 и 7 часами утра шесть или семь работников силовых структур явились на квартиру активиста. Трое остались, четверо прошли в спальню, где спали он и его жена, которая должна была скоро рожать. Из этих четырех столпов правосудия один немного покачивался, уже с раннего утра преисполненный «духом», живительной влагой, водкой.

Мужчина спросил, что им угодно. — «Следуйте за нами!», — последовал краткий ответ. Человек попросил их, по крайней мере, пощадить его больную жену и выйти. Но силовики не пожелали удалиться из спальни, потребовали, чтобы мужчина скорее одевался и не позволили ему даже поговорить с женой. По ходу они от понукания перешли к рукоприкладству, причем один из пришедших вдребезги разбил дверь. Задержанного сталкивают с лестницы.

По предписанию закона при аресте должны соблюдаться определенные процедуры. Но к чему подобные формальности с тех пор, как народ не имеет средств защиты своих прав?

Жена задержанного подала жалобу на то, что прокурор не предпринял никаких мер по восстановлению закона и контролю действий силовиков. По ее мнению силовиков направили намеренно, чтобы снять с прокуратуры ответственность за их действия. К тому же арест был произведен незаконно, так как никто не предъявил ордер на арест.

Жена задержанного допускает, что силовики могли быть направлены для ареста по постановлению судебных властей, но разве постановления судебных властей не должны соответствовать требованиям закона? Ведь, как оказалось, причиной ареста будто бы послужила бунтовская речь задержанного, произнесенная им на митинге.

Говорят, что прокурор давно просил суд арестовать оратора. Получается, прокурор решил объединить в своем лице исполнительную власть с законодательной?»

Теперь процитируем текст воззвания, положенного в основу обвинения.

«Призываем все демократические силы провести народные собрания с целью призвать все население к отказу от уплаты налогов как наиболее целесообразному средству противодействия насилиям, совершаемым правительством.

В то же время необходимо отговаривать народ от какого бы то ни было насильственного сопротивления возможному взиманию налогов административным путем».

Приведенные выше тексты никаких ассоциаций не вызывают? Ничего не напоминают?

Следует отметить, что обращение об отказе от уплаты налогов вызвало широкий отклик у населения и это движение стало шириться, поскольку, как считал народ, отказ от уплаты налогов (как прямых, так и косвенных) предоставляет прекрасную возможность оказать важную услугу назревающей революции.

Выше изложены реальные факты. Как думаете, в какой стране и когда происходили указанные события? И как закончился суд?

На этот вопрос мои родные и знакомые отвечали не задумываясь – Украина, а обвиненных, конечно же, осудили.

А теперь приоткроем завесу.

Описанные события произошли в 1848 – 1849 годах. В Германии. Судебный процесс был открыт против газеты «Neue Rheinische Zeitung» (Новая Рейнская газета). На скамье подсудимых находились Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Карл Маркс был главным редактором газеты и автором острых публикаций на политические темы, а Фридрих Энгельс автором большинства главных статей.

Neue Rheinische Zeitung выступала за создание в Германии единой, демократической республики. Основными темами публикаций были революционные события в стране, борьба с властью.

На деятельность газеты власть реагировала жестко. Например, на имя главного редактора пришло вот такое абсурдное правительственное распоряжение:

«В своих последних номерах (!) «Neue Rheinische Zeitung» выступает все более решительно, возбуждая презрение к существующему правительству, призывая к насильственному перевороту и установлению социальной республики. Поэтому ее главный редактор, доктор Карл Маркс, должен быть лишен права гостеприимства (!), столь оскорбительно им нарушенного, а так как им не получено разрешение на дальнейшее пребывание в землях прусского государства, ему должно быть предписано покинуть таковое в течение 24 часов. В случае, если он добровольно не подчинится предъявленному ему требованию, он подлежит принудительному препровождению за границу».

В декабре 1848 года глaвного редaктора «Neue Rheinische Zeitung» вызвaли к судебному следовaтелю и влaсть предъявила ему обвинение в клевете.

На основании приведенных выше публикаций было организовано два судебных процесса.

На судебном процессе 7 февраля 1849 г. Марксу, как главному редактору газеты, и Энгельсу, как соредактору, было предъявлено обвинение в том, что в статье «Аресты», напечатанной в газете 5 июля 1848 г., якобы содержались оскорбление и клевета в адрес представителей власти, прокуратуры и жандармов.

На судебном процессе 8 февраля 1849 г. Маркс обвинялся в том, что он возбуждал народ против правительства в связи с подписанием им воззвания от 18 ноября 1848 г. с призывом об отказе от уплаты налогов.

На обоих процессах обвиняемые защищали себя сами и выступили с речами. Они распределили между собой части обвинения и каждый доказывал их абсурдность.

С учетом попытки вести в Украине уголовную ответственность за клевету, интересным будет привести мнение Маркса на это счет.

В своей речи он заявил, что между оскорблением и клеветой существует огромное отличие. «Что подходит под категорию клеветы? – говорил Маркс. – Поношения, которые вменяют поносимому в вину определенные факты. Что подходит под категорию оскорбления? Обвинение в определенном пороке и оскорбительные выражения общего характера. Если я скажу: «вы украли серебряную ложку», то я возвожу на вас клевету в понимании закона. Если же я скажу: «вы — вор, у вас воровские наклонности», то я оскорбляю вас.

Но статья «Neue Rheinische Zeitung» вовсе не бросает г-ну Цвейфелю (обер-прокурору – примечание автора) обвинений такого рода: г-н Цвейфель — предатель народа, г-н Цвейфель сделал гнусные заявления. Нет, в этой статье конкретно сказано: «Говорят, будто г-н Цвейфель заявил еще, что в течение недели покончит в Кёльне на Рейне с 19 марта, с клубами, со свободой печати и другими порождениями злополучного 1848 года».

Далее Маркс анализирует, почему их обвиняют именно в клевете, а не в унижении чести и достоинства, и сам же отвечает на этот вопрос.

«Потому, что статья 222 гораздо менее определенна и дает больше возможности обманным путем добиться осуждения человека, раз хотят, чтобы он был осужден. Посягательства на деликатность и честь не поддаются никакому определению. Что такое честь, что такое деликатность? Что такое посягательство на них? Это целиком зависит от индивида, с которым я имею дело, от степени его образованности, от его предрассудков, от его самомнения. Здесь не может быть никакой нормы, кроме noli me tangere (в переводе - не тронь меня), чванливого, мнящего себя неприкосновенным чиновничьего тщеславия».

А теперь главное! Суд присяжных после непродолжительного совещания оправдал обвиняемых.

Виктор Яковлев, специально для «ОстроВа»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: