Вверх

В Донецкой области в рамках предвыборного тура побывал народный депутат Украины и экс-губернатор Луганщины Геннадий Москаль. В интервью «ОстроВу» он рассказал о причинах своей отставки с поста главы Луганской ОГА, особенностях работы «оранжевого» чиновника в Донбассе и несостоявшемся «Блоке Москаля».

- Почти год Вы пробыли губернатором Луганской области. При этом, сами с западной Украины. Не было ли проблем с пониманием ментальности Донбасса?

- До Луганской области я работал в Днепропетровской области, работал в Крыму. Так что трудностей с коммуникациями у меня не было. Я сразу сориентировался на местности и понял, что проблема Луганщины – в отсутствии местной политической элиты. Если в Донецкой области существуют разные группы влияния – к примеру, Ландик, Клюев, Ахметов – которые конкурируют между собой, то в Луганской области только Тихонов и Ефремов. Как в старые времена – «говорим Ленин, подразумеваем партия». Только в Луганске «говорим Ефремов – подразумеваем Тихонов». Вот они там узурпировали власть и никому больше не дали развиваться. Только кто-то начинал подниматься, как ему сразу перекрывают кислород. Ефремов там царь и бог. На нем лежит вся политическая ответственность за ту нищету, в которой оказалась область. Они с Тихоновым на пару закрыли 58 шахт! Обанкротили целый ряд предприятий. Не дали никому, и сами не смогли наладить их работу – разорили. Хотите посмотреть, как Партия регионов «подолала руину» - съездите в Луганск. Там все в развалинах. Шахты с огромными запасами угля закрыты, работы нет, целые города без воды.

- Почему у Вас там не вышло и Вас так быстро отправили в отставку?

- В 2006 году там был массовый психоз за Партию регионов на выборах. До 2005 года в Луганской области был нормальный облсовет, где работало много бизнесменов, директоров различных предприятий, фермеров. С ними всегда легко было находить общий язык и работать. Все изменилось в 2006 году.

Тогда после победы ПР Ефремов с Тихоновым поехали к Ющенко и потребовали, чтобы им поставили другого губернатора в область. Ющенко сказал мне – они просят, надо им область отдать. Он сознательно заменил меня на более лояльного им губернатора.

- Почему Ющенко сдал область? Ведь реально надавить на него они не могли. А сдача области означала окончательную ее утрату для оранжевых…

- Наверно, из-за его слабодушия и негласных контактов с ПР, которые потом подтвердились. Они пригрозили ему, что вынесут мне недоверие большинством голосов облсовета. У меня был план на этот случай. Я предлагал, в случае моего снятия, организовать митинг в мою поддержку и согласно его требованиям назначить меня сразу после отставки временно исполняющим обязанности губернатора. А с и.о. облсовет ничего сделать не может - только президент. Можно было отстреливаться до последнего патрона. Тем не менее, было принято такое политическое решение о сдаче области. Каких-то реальных претензий к моей работе не было. С людьми у меня был нормальный контакт. Шахтеры меня одобряли, а шахтеры в тех краях – как барометр. Если они одобрят руководство – значит ты легитимен. Я по всем шахтам ездил. До сих пор там я не слышу ни одного оскорбительного слова в свой адрес.

- Вы сами сказали, что Ефремов причастен к уничтожению ряда предприятий и закрытию перспективных шахт. Почему Вы, зная это, не занимались расследованиями и никого не наказали?

- Я никогда не занимался политическими расправами. Я считал, что на тот момент это было несвоевременно. Да, можно было на них как-то надавить… Мне говорят сегодня – надо было скрутить их тогда в бараний рог. Но при мне никакие дела не возбуждались, никто не привлекался. Если при мне люди приходили на прием, были какие-то конфликты, наезжала налоговая или прокуратура, то я вызывал руководителей этих служб, усаживал их в одной комнате с теми, на кого они имели зуб, и заставлял улаживать все вопросы. Мы решали все очень толерантно. Я был назначен менеджером области, а не для сведения счетов с конкурентами через правоохранителей. На моей совести нет политических репрессий.

- Но наказание за реальные преступления – это ведь не политическая расправа.

- В тот момент это бы только прибавило им рейтинг. Тихонов там умом тронулся – его никогда никто не судил, но он изображал из себя главную жертву политических репрессий. Было возбуждено одно дело по Северодонецкому съезду, так он потом годами книги писал об этом…

Он меня ненавидел. Я ни разу не заходил к нему в кабинет, и это вызывало у него ярость, потому что раньше он был хозяином области, и все советовались с ним, как быть, ходили к нему, подхалимствовали. А я его игнорировал.

- Ваша отставка была вызвана местными выборами 2006 года?

- Да. Выборы были по партийным спискам, и ПР набрала абсолютное большинство в облсовете. Тогда в Донассе бушевала антиоранжевая истерика. Все было бело-синими ленточками увешано. Я говорил тогда, что придет время – и вам еще придется из этих ленточек борщ варить. К этому постепенно все и идет.

- Почему не удалось тогда провести нормальную кампанию БЮТу и НУНСу и получить больше мест в облсоветах Луганской и Донецкой областей? Ведь в те годы у ПР не было админресурса.

- Тогда достигло кульминации противостояние Восток – Запад. Сейчас такого уже нет и в помине. Я людей в 2006 году предупреждал – скоро этот политический грипп пройдет. Так и случилось. Сегодня мне очень легко говорить с этими людьми, потому что я предупреждал их о тех последствиях их выбора, которые сегодня наступили…

Я мог бы тогда пойти в облсовет, если бы учредил «Блок Москаля» и собрал под него людей. У меня был достаточный авторитет для этого. Но я поступил по-честному. Пошел в партийном списке НУНСа, как мне было сказано в партии. Бренд НУ в Луганской области никогда не воспринимался, так что в облсовет партия не попала.

В головах у людей была непрошибаемая стена. Что я ни делал – все было насмарку. На Рождество мы возили детей на Западную Украину. Дети вернулись очень довольные, Рассказывали родителям, что им очень понравилось. Но пропаганда ПР в области была такой пещерной, что эти голоса никто не услышал. Продолжали рассказывать по местному телевидению, что во Львове за русский язык отрезают носы. Мы делали пресс-конференцию, дети рассказывали о своих впечатлениях. Так газета областного совета написала, что это все вранье и детей заставили так говорить чуть ли не под пытками. После аварии в Алчевске многих детей мы вывозили в санатории Львовской и Ивано-Франковской областей. Они нас охотно принимали.

Перед выборами на ТРК ИРТА Ефремов рассказывал, что в Луганскую область автобусами свозят бандитов из Галичины. Я сразу же на ИРТУ следом приехал, потребовал, чтобы меня тоже вывели в эфир. Опроверг этот бред. Тем не менее, психоз зашкаливал и никакие доводы не работали. Пропагандистская машина сделала свое дело.

Сегодня некоторые люди уже понимают, насколько это было глупо тогда, но слишком поздно….

- Есть информация, что Наталья Королевская, бывшая оппозиционерка – человек Ефремова? Правда ли это?

- Она имела общий бизнес с сыном Ефремова и никогда открыто не выступала против ПР. Я ее в БЮТ не подбирал, и для меня стало неожиданностью, когда она там всплыла. Привел ее туда Данилов – бывший глава Луганской ОГА и областного штаба БЮТа. Я не был провидцем, но знал – она никуда не уйдет от Партии регионов. Она будет в БЮТе, пока Тимошенко будет бороться за президентский пост. Если Тимошенко проиграет – она первая сбежит. Побежали ведь в первую очередь те, кто рассчитывал на должности и преференции, кто не работал за убеждения. Она – в первых рядах. Ее проект финансируется из Партии регионов, я говорю об этом на каждой встрече с избирателями.

- Михаил Волынец рассказывал, что при прошлом Кабмине она занималась организацией теневых схем в угольной отрасли и отмывала деньги через государственные угольные объединения при помощи министра Полтавца. Вы можете подтвердить эту информацию?

- Полтавец был подставным лицом. Сидел на стакане. Фактически министерством руководила она. Ни одна платежка, ни одно решение не проходило без ее разрешения. Вся угольная промышленность страны подчинялась ей. В 2010 году, после выборов, прокуратура возбудила массу уголовных дел по факту злоупотреблений в министерстве Полтавца, но ни одно так и не дошло до суда, потому что Королевская неприкосновенна. Проводился обыск в министерстве, были изъяты документы, но потом – тишина. Никто до сих пор не наказан. Подумайте сами, почему…

- Почему Тимошенко проиграла выборы 2010 года в Донбассе?

- Было много ошибок. Неправильно, что сделали единый штаб Донбасса – на Донецк и Луганск, которым командовала Королевская. Она никогда не вызывала доверие луганчан. Если бы она пошла по мажоритарке в любом округе Луганщины – она бы проиграла. Вот увидите – ее «Украина вперед» в Луганской области наберет ничтожное количество голосов. Люди в Донбассе Королевскую хорошо знают, она может пудрить мозги в западных регионах, но не здесь. Ее «Украина – вперед» - такой же проект власти, как и нынешняя «Наша Украина», как и партия Ляшко, которую следовало бы назвать «Украина – в зад». Раз есть «Украина - вперед», почему бы не сделать альтернативу? Цель этих бывших оппозиционеров – отбирать наши голоса.

Беседовал Станислав Кметь, «ОстроВ» 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: