Воскресенье, 22 июля 2018, 08:241532237074 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Если ты не занимаешься политикой, то она займется тобой. Это изречение автор узнал и осознал после того, как стал заниматься избирательными кампаниями, начало активного участия в которых приходится на первый президентский срок Леонида Кучмы. В этом году предстоит вновь идти «на баррикады». Посему планируем рассказывать о перепитиях предвыборной гонки, делиться своими мыслями и взглядами по ходу выборной кампании, освещать ее, так сказать, изнутри, из гущи событий, но делать это без указания наименований политических сил. Во-первых, чтоб не было обвинений в политической агитации за определенную партию, во-вторых, суть избирательной кампании во всех штабах во многом идентична, в-третьих, партии, которые на данный момент что-то собой представляют и имеют реальный, а не «нарисованный» рейтинг, узнаваемы и без указания их названий.

Идеологические близнецы - политика и религия

В июне довелось съездить в Киев, в центральный штаб, где решались основные вопросы избирательной кампании. Если верить в знаки свыше, в предназначенность и предрешенность происходящих с нами даже, казалось бы, случайных событий, то встречу в поезде по пути в Киеве можно отнести к знаковым, ибо именно она предопределила основную тему данной публикации. Где-то после Красноармейска в наш вагон «поселились» двое новых попутчиков, один постарше, лет сорока восьми, второй лет на десять моложе. Первое, что бросилось сразу в глаза, - быстренько расположившись, они достали библии и воткнулись в них глазами, не обращая внимания ни на кого и ни на что. Общались они друг с другом своеобразно, как «братья» по вере. К примеру, обращаясь к младшему, старший, не называя имени, начинал разговор так: «А ты знаешь, что бог любит тебя?». И далее беседа плавно перетекала в обсуждение проблем веры, в цитирование и трактовку Библии.

В пути, как это водится, учитывая длительность поездки, завязался общий разговор, в который вовлекались порой и «братья во Христе». Из беседы с ними можно было понять, что они относятся к какому-то из течений евангелистов, поскольку их утверждения базировались только на Новом завете, и, судя по их высказываниям, только его они признают (Библия, как известно, состоит из Ветхого и Нового заветов). Нательных крестов на них не было, и, как было заявлено, они не признают их (аргумент такой - как можно носить на себе изображение распятого человека), а также не крестятся (А в чем смысл крещения? Ну, перекрестился ты, и что? Разве тебе от этого стало лучше? – так обосновывали они свою правоту).

В какой-то момент разговора с ними пришла мысль (ехали то в штаб политической партии), что религиозные проповедники сродни политагитаторам и пропагандистам, а религия и политика это идеологические сестры-близнецы.

Упомянутые проповедники убеждали всех, что только их учение единственно правильное, что только они несут истинное знание, только их вера настоящая, от бога. Любая из партий тоже «втирает» избирателю, что ее программа «от Бога», что только она знает, что нужно стране и народу, ну, и так далее.

Старший «брат», видимо, был старшим не только по возрасту, но и по иерархии, а потому именно он изрекал нравоучительные наставления, некоторые из которых, если снять религиозную оболочку, представляли собой определенные моральные нормы поведения, или правила, которые можно услышать на психологических тренингах.

Так, он утверждал, что человек это сосуд. Сосуд должен подчиняться Богу и наполняться Богом. Если сосуд начинает подчиняться человеку, то небо закрывается. Желания должны идти от Бога, а не от человека. В «переводе» на разговорный язык, это можно трактовать таким образом – если человек хочет впитать в себя что-то новое, он должен освободить себя, свое сознание, от старых знаний, стереотипов и привычек (чтобы в сосуд что-то налить, его вначале нужно опустошить. В полный сосуд ничего не нальешь). Применительно к политике эти же наставления можно трактовать и так – только наш партийный вождь знает, что тебе нужно и что для тебя лучше.

Кстати, именно в религии конфликты бывают не менее ожесточенными, чем в политике. Поведение религиозных деятелей по отношению к инакомыслящим (еретикам), иноверцам, а порой и к единоверцам, но принадлежащим к другим церквам или религиозным течениям, мало чем отличается от методов, применяемых партийными комитетами и политическими лидерами (вспомните, хотя бы инквизицию или крестовые походы и сравните их со сталинскими революционными тройками и репрессиями).

Наиболее яркой иллюстрацией результатов идеологической борьбы в религии является казнь Иисуса. По законам Римской империи (в те времена Иудея входила в ее состав), распятие допускалось только за совершение особо тяжких государственных преступлений. За незаконное распятие Понтий Пилат мог бы лишиться своей должности прокуратора – Рим строго следил за соблюдением закона, нарушение которого могло быть почвой для восстания.

Иисус проповедовал, что все мы братья, все мы сыны Божьи, все мы – Одно. Именно это обстоятельство больше всего пугало священнослужителей, поскольку Иисус посягнул на их монополию – проповедовать от имени Бога. Поэтому на формулировке обвинения Иисусу, за которой следовала смертная казнь, настаивал не прокуратор, а Первосвященник (высший церковный чин Иудеи). Причем настаивал не просто на устранении неугодного, а на распятии, которое тогда считалось наиболее позорной смертью (вспомните выражение - столб позора). Казнь через распятие, по мнению Первосвященника и его сторонников, должна была оттолкнуть людей от Иисуса и его учения, и, соответственно, восстановить власть Первосвященника в глазах народа, его монополию на представительство Бога.

За две тысячи лет ничего не изменилось. Если бы Христос сейчас спустился на Землю и стал проповедовать от имени Бога, его вновь распяли бы те же церковнослужители. Правда, сейчас возможны и другие варианты – наемный киллер (есть человек – есть проблема, нет человека, нет проблемы) или в заключение (был бы человек, а статья найдется).

В подтверждение сказанному можно привести информацию о том, что наместника Киево-Печерской лавры травят ртутью и мышьяком, как в Средневековье. При этом наместник Киево-Печерской Лавры владыка Павел (Петр Лебедь) является депутатом Киеврады от правящей партии. И не он один совмещает религиозную и политическую деятельность. Такой явный симбиоз церкви и политики наблюдается, пожалуй, еще в России. В историческом плане можно вспомнить также ставший классическим образ кардинала Ришелье, который активно вмешивался в решение как внутригосударственных, так и межгосударственных вопросов.

Как там, в Греции?

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл.1:9,10).

«Не говори: "отчего это прежние дни были лучше нынешних?", потому что не от мудрости ты спрашиваешь об этом» (Еккл.7:10).

Прав библейский Екклесиаст, сын Давидов, царь в Иерусалиме.

Одна из главных тем, горячо обсуждающаяся в избирательном штабе (думается это присуще всем участникам выборов), - с чем партия пойдет к избирателям, какими будут основные идеи и посылы избирательной кампании, как предполагается позиционировать партию и ее лидера? Тема, пожалуй, извечная.

Считается, что основы демократии и выборной системы были заложены еще в Древней Греции, где проводилось голосование по общественно значимым вопросам, а многие публичные должности были выборными, причем на эти должности существовала очередь. Чтобы обеспечить «явку», в Греции применялись весьма оригинальные методы: в одной из комедий Аристофана описывается, как агора (площадь для гражданских собраний и мероприятий) обтягивалась по кольцу канатом, вымоченным в красной краске. Если впоследствии на гражданине замечали характерные красные пятна, свидетельствующие о его попытке покинуть площадь, на него налагался штраф.

Избирательная система использовалась и в Римской империи.

В знаменитых Помпеях сохранилось немало свидетельств того, как там организовывались и проводились выборы в курию – городской совет, или в дуумвир — высший городской магистрат. Членами совета, которых называли декурионы, были самые богатые и влиятельные жители города. Стать магистратом было не просто. Желающие быть избранными должны были внести значительный залог в городскую казну; кроме того, они финансировали общественные нужды.

На стенах городских домов сохранилось множество предвыборных надписей, сделанных красными и черными буквами, чтобы привлечь внимание горожан. Эти надписи призывали голосовать за кандидатов: «Все золотых дел мастера просят в эдилы Каспия Пансу»; «Марка Церрения просят в эдилы торговцы фруктами»; «Призываю вас сделать дуумвиром Гая Юлия Полибия. Просят пекари».

Вот еще образцы предвыборной агитации: «Кандидатуру Казеллия и Альбуция поддерживают Стация и Петрония (это женские имена! – автор). О, если бы всегда в колонии были такие граждане, как они!». «Соседи поддерживают кандидатуру Казеллия Марцелла на должность эдила». «Выберите в эдилы К. Юлия Полиба, он доставляет хороший хлеб». «Выбирайте в дуумвиры Бруттия Бальба, этот не расхитит казны». Тема казнокрадства, пожалуй, тоже является древней и ей столько же лет, сколько человеческому обществу. Этого не избежала даже созданная Иисусом «коммуна», казначеем которой был Иуда, воровавший средства общины, не опасаясь разоблачений, поскольку пожертвований было много, а контролировать их было непросто. Вот как об этом сказано в Евангелии: «Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор (выделено автором). Он имел [при себе денежный] ящик и носил, что туда опускали» (Иоан.12:4-6). Думается, приведенную Евангельскую характеристику читатели легко могут применить к конкретным современным политикам.

Иногда в агитационных текстах напоминали, что, занимая прежде какую-нибудь должность, кандидат проявил свою добросовестность и щедрость или организовал для граждан гладиаторские игры. Нередко на дверях влиятельных людей появлялись надписи такого содержания: «Выбирайте в эдилы Попидия Сабина, честнейшего юношу. Руфин (хозяин дома), поддержи его; и он тебя тоже выберет».

Чтобы соперники не стерли предвыборные надписи, порой к ним делали приписку: «Чтобы ты заболел, если из зависти это уничтожишь».

Некоторые из агитационных призывов носили забавный характер. Например, один из кандидатов привлекал на свою сторону симпатии «позднопьющих», «воришек» и «любителей поспать».

Поменяйте в выше приведенных древних предвыборных «слоганах» римские имена на современные или на наименования наших партий и получите готовую предвыборную рекламную кампанию.

На основании имеющихся данных можно сделать вывод о том, что и несколько тысяч лет назад велась достаточно жесткая избирательная борьба: в год гибели Помпеи, в городе с населением, не превышавшем 30 тысяч человек, протяженностью примерно 2,5 км в окружности, было 10 кандидатов на 4 места, за которых агитировали 1500 предвыборных надписей (плакатов).

Политический менеджмент

Продолжая затронутую тему, давайте представим, что конкретная партия пришла к выводу, что большинство людей не понимают своей выгоды, а потому в силу своего «узкого кругозора» не осознают той пользы, которую принесет им наделение властью этой политической силы. И вот эта партия начинает «подтягивать» людей до своего «высокого уровня», «втирать» такую мысль избирателям – что они все «лохи», что если они не проголосуют «правильно», то им «хана». А теперь скажите – что произойдет с фирмой, которая будет высокомерно заявлять, что покупатель не дорос до понимания и настоящей оценки ее товаров и только поэтому не покупает их? Что будет с фирмой, если она будет ждать, пока покупатель дорастет до понимания ее значимости? Естественно, такая фирма вылетит в трубу. Хороший менеджер сам идет к покупателю, если хотите, «опускается» до уровня покупателя, чтобы говорить с ним на равных, и только после того, как покупатель согласился купить товар, начинает его учить, как пользоваться им. Политика – тот же товар и нужно уметь его продавать, как бы цинично это ни звучало.

Среди политиков немало бизнесменов, но, видимо, не так уж много хороших политических менеджеров, которые бы объяснили нашим политикам, что покупатель (избиратель) всегда прав, и если партия хочет, чтобы избиратель заплатил ей за ее товар (политику или программу) своим голосом, то эта партия прежде должна показать людям их выгоду от такой сделки.

Интересным, а для политсил определяющим в связи с этим, очевидно, является вопрос об ожиданиях избирателей и критериях выбора ими среди участников избирательной гонки. За все время участия в избирательных кампаниях (а этот опыт насчитывает уже почти 14 лет) автору известен лишь один случай, когда по заказу штаба был проведен опрос среди избирателей по вопросам – какие черты хотели бы видеть избиратели у кандидата, по каким критериям они выбирают и голосуют за конкретных кандидатов. Когда проанализировали результаты такого опроса, выводы оказались в некоторых моментах просто неожиданными. Правда, кандидат, штаб которого провел опрос, тоже поступил неожиданно. Он заявил – я знаю, как поднять свой рейтинг, знаю, что если буду говорить о таких-то проблемах, то он вырастет. Но я этого делать не буду, потому что думаю иначе. Этот кандидат проиграл.

Избиратели, с одной стороны, не хотят, чтобы их обманывали, а с другой стороны ждут, а порой даже требуют обещаний. Реальный пример. Выступает перед избирателями кандидат на президентский пост. Ему кричат: «А вы обещаете, что выплатите вклады Сбербанка за полгода?». Кандидат честно начинает объяснять, что такой срок нереальный, но его прерывает выкрик: «А вы нам хотя бы пообещайте, и мы за вас проголосуем».

Избиратели, с одной стороны, не хотят, чтобы их подкупали, а с другой стороны ждут вознаграждения и охотно покупаются. Еще один пример. На встрече люди жалуются на жизнь и на власть. Им говорят – вас же предупреждали, не голосуйте за того, кого вы сейчас ругаете. Вы ведь сами выбрали. Ответ был такой: «Нам перед выборами денежек дали, мы хоть хлебушка да молочка купили на них. Вот и проголосовали».

Итак, главный вопрос на выборах во все времена – что сказать, что сделать, что обещать и с чем вообще идти к людям? Когда слушаешь противоборствующие политические силы, создается впечатление, что мы одновременно живем в двух разных измерениях, в двух разных мирах. Те, кто у власти, убеждают, что на нас снизошла божья благодать и полилось изобилие. Послушаешь оппозицию – кризис, развал экономики, разруха. Был в нашей истории даже период, когда казалось, что мы жили не в двух параллельных мирах, а сразу в трех. Тогда, кроме оппозиции, были еще две соперничавшие силы – Президент и Премьер-министр, которые валили друг на друга. Тогда нас также уверяли, что мировой кризис нас минет, потому как исполнительная власть крепка, а затем вдруг, как-то неожиданно, как зима в декабре, раз, и кризис уже вовсю бушует в стране, и всем полная… разруха.

Извините, займу ваше время, но уж очень нравится этот монолог профессора Преображенского из «Собачьего сердца».

«Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? – яростно спросил Филипп Филиппович у несчастной картонной утки, висящей кверху ногами рядом с буфетом, и сам же ответил за неё. – Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» – я смеюсь… Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займётся чисткой сараев – прямым своим делом, – разруха исчезнет сама собой. Двум богам служить нельзя! Невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев! Это никому не удаётся, доктор, и тем более – людям, которые, вообще отстав в развитии от европейцев лет на 200, до сих пор ещё не совсем уверенно застёгивают свои собственные штаны!» (выделено автором).

Вот за такую политическую платформу грех не проголосовать.

На повестке дня – парламентские выборы.

Еще одним «головняком» избирательного штаба является проблема, выражаясь штабным языком, «защиты результатов голосования». Короче, борьба с фальсификацией выборов, говоря прямо и просто.

Для начала поведаем байку, родившуюся в те времена, когда цены и законы, как бы соревнуясь друг с другом, менялись на глазах. Бывало даже такое, что в апреле принимали нормативный акт, который, как было в нем указано, действовал с 1 января этого же года! Так вот, играют двое в карты. Один из них поднял карты и говорит – Я выиграл, у меня 21 очко. Второй спокойно отвечает – Ничего подобного. У меня в кармане последнее Постановление Кабмина, по которому играть теперь нужно до двадцати двух.

Это к тому, как у нас принимался и менялся закон о выборах. В ход пошла даже тяжелая артиллерия – Конституционный суд. И все равно, в законе остались нетронутыми положения, которые трудно понять и принять, и которые создают правовую почву для разных подтасовок.

К примеру, есть в законе такая норма – голосование можно признать недействительным лишь в случае (далее лучше цитата): «виявлення фактів незаконного голосування (опускання виборчого бюлетеня до виборчої скриньки за виборця іншою особою, крім випадків, передбачених частиною дев'ятою статті 85 цього Закону; голосування особами, які не мають права голосу; голосування особами, які не включені до списку виборців на цій виборчій дільниці або включені до нього безпідставно; голосування виборцем більше ніж один раз) у кількості, що перевищує десять відсотків кількості виборців, які отримали виборчі бюлетені на виборчій дільниці»

Ощущаете профессионализм и мастерство законодателей? Сначала так красиво, как песня, а потом раз и обрезали – 10 %. Хочется аплодировать стоя авторам такого высокого стиля.

Давайте разовьем эту мысль. Проходной барьер сейчас – 5 % (ранее вообще был три). То есть, тем, у кого есть хоть какие-то реальные цифры после ноля и запятой (например, 0,1 %), вбрасываем 4,99 % и опля, две дополнительные партии прошли в парламент. И все по закону, не придерешься. Как при таком подходе удержаться от соблазна.

А теперь представим, что приведенный текст заканчивался бы так – даже если будет выявлен хоть один лишний бюллетень, голосование признается недействительным. Чувствуете разницу?

Помнится, во время выборов Буша-младшего на второй срок был пересчет бюллетеней и перевес составил всего несколько голосов! И такие результаты достаточно распространены в демократических странах. А теперь у нас, кроме партий, есть еще мажоритарщики, где перевес действительно может быть мизерным, как говорится, в пределах погрешности. Почему такая фора (аж 10 %) предоставлена ЗАКОНОМ нечистым на руку кандидатам? Такую норму могли заложить в закон только шулера, карточных дел мастера. Что интересно – так называемые демократы «хавают» эту норму и голосовали за нее. С чего бы это?

Есть еще в законе норма, по которой выборы в избирательном округе нельзя признать недействительными. Появилась эта норма несколько лет назад, после того, как юристы от оппозиции (в их числе и автор) подавали иски с требованием признать недействительным голосование в нескольких округах в целом.

Дело в том, что в нашей современной истории были выборы, когда именно окружные избирательные комиссии принимали незаконные решения об изготовлении дополнительных бюллетеней и передавали их на избирательные участки для проведения голосования. Кроме того, были зафиксированные случаи незаконного голосования за пределами избирательных участков именно по решениям окружных избирательных комиссий. При таких обстоятельствах на некоторых участках количество «проголосовавших» бюллетеней доходило до 112 % от общего количества избирателей на участке. Разве такое голосование недействительными бюллетенями не должно быть признано недействительным и делающим невозможным установить реальное волеизъявление избирателей? Или такой вопрос. Голосование на избирательном участке может быть признано недействительным. Как тогда быть, если на всех участках избирательного округа голосование будет признано недействительным? Разве это не является основанием для признания недействительным голосования в целом в избирательном округе?

Хотя перечень законодательных «негараздив» можно было бы продолжать, дабы не занимать много времени и места, ограничимся приведенными примерами. Ведь просить от власти справедливости, все равно, что требовать от нашей Федерации футбола справедливого судейства в футболе.

Как то в разговоре с товарищем упомянул, что в Англии нет конституции, нет закона о выборах, нет внутренних паспортов. Собеседник удивленно спросил: «А как же они живут?». Первый ответ, который пришел в голову, был таким: «Хорошо живут». Когда делегация наших депутатов изучала опыт Англии, избирательной комиссии задали естественный для нас вопрос: «А у вас подбрасывают бюллетени в урну, и как вы поступаете, если оказались лишние бюллетени?». Ответом было недоумение и встречный вопрос: «А зачем это делать?».

А теперь о других парадоксах наших выборов коротко, в несколько слов, тезисно. Думается, изложенные ниже логические ряды читатели смогут продолжить сами.

Во власти нужны новые лица, во власть нужно привести молодежь, твердят многие, если не все. Старые уже заелись, надоели, от них ничего хорошего не дождешься. Выдвигаются новые лица, молодые люди. Мы их не знаем, говорят избиратели, мы хотим голосовать за известных. У новых нет опыта. И потом, прежние уже нахапали и теперь хоть что-то, может, сделают. А новые будут хапать и ничего для людей делать не будут.

Всегда остро воспринимается и обсуждается финансовый вопрос. Кто финансирует эту новую партию? Наверное, опять олигархи и бизнес, а их не должно быть. Показали – нет олигархов. Тогда откуда деньги возьмут?

Сентенция, которая чаще всего запускается из властного лагеря и муссируется властью – этим новым политикам нужна только власть, они рвутся к власти. Типа, раз хотят быть во властных органах, значит это плохо. Типа, если ты уже во власти, то это хорошо? Но когда ты туда избирался, значит, тоже рвался? И вообще, почему стремление обрести власть хуже намерения удержаться во власти? Ведь главной, основной и, пожалуй, единственной стратегической задачей любой политической партии является пройти во власть, завоевать власть через выборы, поскольку только таким образом партия может реализовать свои политические цели, свою программу.

Послушаешь, так у нас все за честные выборы. Но по факту у нас к выборам относятся как к игре в дурака – не смухлюешь, не выиграешь. Причем считается, что смухлевать, обмануть соперника – святое дело. А кто у нас подбрасывает в урны бюллетени и дорисовывает голоса? Мы сами, не президент, не премьер, не министры и даже не депутаты. Так кто фальсифицирует выборы?

Политические соперники у нас всегда враги. Только и слышишь – о сотрудничестве с этими… не может быть и речи. И такое впечатление, что для оппозиции (кто бы в ней не находился), чем хуже в стране, тем лучше. Нет большей радости, чем неудачи соперника. С другой стороны – все политики считают себя патриотами Украины и, если им верить, только о ней бедной и думают. Но, если главное для любого политика (будь это правящая партия или оппозиция) – Украина, то почему при этом сотрудничество невозможно? Ведь вот она, объединяющая цель – Украина!

Так уж повелось, что оппозиционеры объявляют себя демократами. Соответственно, те, кто у власти, получается, не демократы. Но кто назначал политиков демократами, кто наделил их правом определять, кто демократ, а кто нет? При этом партии, которые заявляют себя истинно демократическими, по сути и даже по названиям являются автократичными, ориентированными, созданными, а порой и попросту перекупленными под конкретного лидера. Послушайте, как демократично звучит – Политическая партия (или блок) имени такого-то политика!

Главный руководящий орган демократической партии – съезд, который определяет и утверждает, кого партия выдвигает кандидатом в депутаты. И тут же лидеры партий разъясняют журналистам кого они готовы включить в свой список, а кого нет. Вот он, истинный разгул демократии! Потому в Украине под две стони партий, поскольку все хотят быть князьками и царьками партийного разлива.

Это своеобразная политическая религия – свято верить в лидера, молиться на лидера. Лидер – икона, бог и царь а партии по своей сути – секты. И потому наперебой кричат: наш – лучший, наш самый, самый! Никто не знает то, что знает Он. Никто не умеет того, что умеет Он. Потому что Он – наш! Потому что Он – Бог?

Посему запомните: истинная вера, то бишь, настоящая демократия это когда все беспрекословно, без раздумий и без обсуждения делают и поступают так, как скажет Главный демократ. Аминь!

Виктор Катин, специально для «ОстроВа» 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: