Вверх

О ржавчине, массовых изнасилованиях и крокодильей сущности донецкой "элиты". СМИ о «донецких»

В период праздничного политического и экономического затишья внимание украинских СМИ вызвали два события, в некотором смысле взаимосвязанных. Речь идет о «поздравительном» заявлении народного депутата от Партии регионов, члена парламентского комитета по свободе слова Елены Бондаренко, ответственной за информационное направление деятельности Кабинета министров, во Всемирный День свободы слова, и о заявлении журналистов двух центральных телеканалов о цензуре.

О безответственности и ржавчине

Что касается Елены Бондаренко, то она заявила, что «ситуация такова, что там, где есть права, всегда для баланса должны существовать и обязанности, иначе получится вакханалия – то, что, в общем-то, мы видим сейчас в отношениях между журналистами и политиками, в отношениях между обществом и медиа и так далее – между субъектами, которые задействованы во всех информационных отношениях. Свобода слова – это, прежде всего, право высказывать свободно свои мысли, в то же время не нарушая чужие права, потому что наше право всегда заканчивается там, где начинается право другого человека. И второй немаловажный момент – это ответственность».

«В данном случае по отношению к свободе слова подразумевается ответственность за то слово, которое ты произносишь, - уточнила депутат. - И если оно лживо, ты должен нести за это ответственность. Вот у нас, к сожалению, пока эта норма не то, что не работает, она не развита, она не используется в полной мере. То есть мы видим безответственные заявления политиков, потом – безответственное транслирование этих заявлений через безответственные средства массовой информации. И мы потом видим, каким образом эта безответственность ржавчиной въедается в мозги наших граждан и оседает там абсолютно искаженными общественными установками или какими-то сформированными не тобой и не истинным положением вещей убеждениями и стереотипами».

Также она утверждала, что «к сожалению, нашему зрителю, читателю, слушателю, больше дают какие-то выводы, какую-то готовую интеллектуальную жвачку, переделанную кем-то, не оставляя задела для собственных размышлений, чтобы гражданин мог получить только фактаж и делать выводы самостоятельно» (цитируется по статье proUA ).

Комментируя слова Бондаренко, в proUA заметили, что «в последней официальной предвыборной программе тогда еще кандидата в президенты Виктора Януковича содержалось обещание объявить на пять лет налоговые каникулы для малого бизнеса. Как это ныне реализуется на практике, известно всем. А ведь об этом «порожняке» вещали десятки тысяч украинских газет и телеканалов. Кто за деньги, а кто и по умственной простоте. И абсолютно логично, что ответственность за транслирование этого предвыборного лозунга должны нести исключительно журналисты, ибо цитировали абсолютно безответственного политика Януковича».

«И это далеко не все, - продолжает издание. - В предвыборной листовке с программными заявлениями кандидата В.Ф. Януковича (которую до сих пор можно лицезреть лишь на официальном сайте ПР), кандидат обещал, что он обеспечит энергетическую независимость Украины. Теперь это звучит смешно. Но за публикацию и этого безответственного заявления, по мнению защитницы свободы слова Бондаренко, должны отвечать журналисты».

«Однако и это еще не самый большой грех, совершенный пишущий братией, - говорится далее в статье proUA. - Ведь каждому, кто в своем уме, изначально должно было быть ясным, что лозунг из официальной предвыборной программы В. Януковича «Україна повинна за 10 років увійти до 20 найбільш економічно розвинених країн світу (G 20)» является волюнтаристским и безответственным. Но журналисты, «позичивши у Сірка очі», транслировали в своих СМИ эту белиберду».

«А теперь, по меткому замечанию той же Елены Бондаренко, «эта безответственность ржавчиной въедается в мозги наших граждан и оседает там абсолютно искаженными общественными установками или какими-то сформированными не тобой и не истинным положением вещей убеждениями и стереотипами»,- подытожил автор статьи.

Слова депутата вызвали также недоумение у корреспондента «Телекритики»: «Если средства массовой информации работают в рамках правового поля, то по каким критериям можно считать их «безответственными»? Это будет устанавливать суд или субъективное мнение представителя власти? С чего бы такая забота о «мозгах» сограждан? Как правило, этим страдают тоталитарные режимы, для которых опасной является не только свобода слова, но и свобода мысли. Журналисты должны транслировать разные точки зрения, а люди уже сами разберутся, какая из них является «ржавчиной». Это не дело политиков, и тем более – не дело власти в цивилизованной стране (последнее, очевидно, не о нас). Вообще, от такого публичного выступления крепко дохнуло атмосферой путинской управляемой теледемократии».

В ТК также отметили, что «понятно раздражение Банковой теми характеристиками, которые дали харьковским соглашениям касательно обмена «флот на газ» не только оппозиционеры, но и многие журналисты и лидеры общественного мнения. И когда речь заходит о «ржавчине», за этим читается желание лишить граждан возможности ориентироваться на альтернативные оценки, которые звучат от не последних в стране людей. Потому что, в интерпретации действующей власти» «журналистика фактов» превращается в «журналистику перед фактом», ведь о подписании принципиальных, крайне важных и острых для государства соглашений страна узнает в день их подписания».

О «теледемократии»…

А о «путинской управляемой теледемократии» подробно рассказал в интервью «Телекритике»  известный телеведущий Савик Шустер. Комментируя работу СМИ в новой политической реальности, он отметил, что «некоторые каналы существенно изменились, стали гораздо добрее к власти. К прежнему руководству страны они были гораздо менее добрыми, и нынешняя их позиция - явно не по собственному желанию. Хочу заметить, что на самом деле это традиции России и Путина образца 2002 - 2004 годов, когда последний уже сформировался как лидер. Тогда в Кремле начали говорить, что медиа должны быть добрыми, что нужно показывать все время хорошее, а не плохое. И постепенно жизнь переходит в телевизор, люди смотрят на то, как они живут, и видят, что это совершенно не соответствует картинке, но они не знают, каким образом протестовать, а если и протестуют, то этого по телевизору не показывают. Такой замкнутый круг».

Но, уверяет Шустер, «это абсолютно не успокаивает, это, наоборот, накапливает огромную агрессию. Почему Пушкин, который не знал ничего о телевидении, писал: «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»? Потому что в традициях этой части мира - доводить народ до такого состояния. В современных условиях подобное держание народа в абсолютном неведении относительно того, что происходит, и того, что делает власть, может привести к такому же бессмысленному и беспощадному бунту».

По словам телеведущего, «это может накапливаться десятилетиями, и за это время власть поделит страну так, как хочет. В принципе же, власть просто закрывает источники информации, и даже не то что закрывает, а подчиняет их себе. Одно дело - взять и все закрыть, прийти, скажем, и сказать, что у нас больше не будет информационных программ на телеканале, мы будем только «петь и танцевать». Я бы это понял, я бы сказал, что это неправильно, что это позиция диктатора на грани психического расстройства, но я бы сказал «окей». Однако когда не закрывают полностью информацию, а подчиняют себе информацию - это значит, что что-то скрывают. А скрывать могут одно - то, как они делят страну. Это очевидно, мне кажется».

О вероятности развития в Украине «российского варианта» говорится также в статье «Украинской правды». «Не так давно, в конце «оранжевого периода», посол одной западной страны на частном обеде спросил нескольких экспертов о ситуации со свободой слова в Украине, сформулировав вопрос таким образом: можно ли это сравнить с Россией? – Рассказывает ее автор. – В ответ он услышал: ситуации очень похожи, отличие минимально. Суть была в следующем: в России есть общество, которое нормально воспринимает цензуру, в России есть журналисты, которые не готовы бороться против цензуры, и там есть власть, которая хочет и применяет цензуру. В Украине общество уже готово к цензуре, устав от нелепости информационного продукта, журналисты не готовы защищать свободу, а власть хочет, но боится эту цензуру внедрять. С того времени в стране изменилась власть, и теперь можем уверенно говорить: «российский вариант» очень скоро может стать реальностью».

Признаками «российского варианта» в УП определены: «монополизация медиа-активов в рамках «партии власти»; «запрет прямых эфиров и использование медиа с целью пропаганды»; «отсутствие политического плюрализма и критики власти в медиа»; «физические расправы над оппозиционными журналистами».

Другой корреспондент «Украинской правды»  тоже неоднократно указывает в своем тексте на возникновение с приходом новой власти проблемы со свободой слова. Он не дает развернутых комментариев, а, верный завету Елены Бондаренко, приводит только факты – хронику событий со дня инаугурации Виктора Януковича. Только в коротком вступлении к этой хронике он отмечает, что «это не просто два месяца, которые изменили страну. Это маховик, который раскручивается и безжалостно крушит все, что мы считаем Украиной… Это пора, когда исчезают иллюзии и сжимаются кулаки. Это время, когда развернутые комментарии излишни». Заканчивает же многозначительным полувопросом: «Продолжение следует?!.» 

Наконец, в еще одной статье «Украинской правды», посвященной, правда, не установлению цензуры, а построению властной вертикали для получения админресурса на предстоящих выборах в местные советы и, возможно, в парламент, приводится такой «универсальный» пассаж: «Казалось, что годы оппозиции должны бы были изменить Януковича. Он начал позиционировать себя как европейский политик, который признает демократические ценности, стремится к идеологической дискуссии. Но за шармом дорогих европейских костюмов все еще пряталась жесткая крокодилья сущность донецкой политической элиты. Янукович и ПР долго время тяжело входили в оппозиционную нишу, но чрезвычайно быстро опомнились во власти…».

…и о готовых отдаться добровольно 

Впрочем, вернемся к цензуре, о которой на прошлой неделе публично заявили журналисты телеканалов «1+1» и СТБ, спровоцировав скандал. В ее появлении обозреватели увидели вину не власти… Как считают в «Телекритике», «непосредственными вдохновителями и организаторами цензурного процесса являются не «аналитики» с Банковой или специально назначенные кураторы, а собственники и топ-менеджеры, которые действуют экспромтом, по собственному усмотрению и сообразно с собственным пониманием информационных нужд власти». «Это, конечно, пока что – со временем, вероятно, нужды начнут формулироваться централизованно и распространяться удобным для всех образом», - добавляют, однако, в ТК.

А другой корреспондент «Телекритики» подкрепляет свое мнение словами Сергея Рахманина из «Зеркала недели»: «массовых изнасилований по всей стране не произошло только потому, что выстроилась огромная очередь готовых отдаться добровольно».

«Разразившийся скандал свидетельствует не о цензуре, - говорится в этой статье ТК. - А о том, что топ-менеджеры каналов «как-то вдруг» стали заодно с властью. А значит - водораздел «свой - чужой» проходит не ЗА турникетом телеканала, а ВНУТРИ редакции. И борьба должна происходить не с мифическими бесами во власти, а с конкретными СВОИМИ начальниками внутри корпорации. Не посредством вбрасывания заявлений в публичную плоскость, а системным диалогом с менеджерами, и если надо - с собственниками. Которые ведут себя по принципу героя «украинского поэта» Чехова, который всё боялся, «как бы чего не вышло». Но системного диалога не происходит. Потому что выпустить пар - проще, бороться с начальниками - опасно. А диалог - это труд. Интеллектуальный и эмоциональный. А всем лень».

«Получается роковой дуализм: те, кто больше всех говорят, пишут, и даже кричат о свободе слова, на самом деле выхолащивают эту тему. Вместо предметного разговора получается высокоинтеллектуальная дискуссия на тему «кто козел?». Проекта решения проблемы свободы слова в стране - как не было, так и нет. А политики как использовали нас в своих интересах, так и продолжают. И в этом никто не виноват, кроме нас самих», - резюмирует автор статьи.

И как нельзя хорошо иллюстрирует сложившуюся ситуацию рассказ «Украины молодой»  о недавно проведенном на Ивано-Франковщине ежегодном этнофестивале «Пасха в Космаче». Как утверждает корреспондент УМ, четыре года подряд на него съезжалось огромное число людей, чтобы послушать качественную музыку и насладиться местным колоритом.

Но. «В селах и маленьких городках есть одна проблема, - говорится в статье УМ. – Там свято придерживаются правила: кто дает деньги, тот и заказывает музыку. Не изменили этому подходу и в Космаче. Один из нардепов-регионалов, который родом из Космача, за две недели до фестиваля дал деньги. Наверное, за эти деньги и решили прихорошить село, а еще – от соседнего села Прокуравы и вдоль Космача засыпали дорогу камнем…».

И оказалось, что в Космаче «очень любят действующего Президента Украины: большой плакат с его портретом висел на фестивальной сцене, правда фигура Януковича маячила между двумя гуцулами. Хорошо, что хотя бы в фотошопе ему не дорисовали вышиванки, а то не только фестеры, а и куры от смеха не удержались бы…» «Космачане не могли выдержать таких реалий, - утверждают в «Украине молодой». - Только подойдут к сцене, посмотрят на улыбающегося Януковича и возвращаются домой. Не в силах перебороть свои принципы, ведь в 2004-м весь Космач на Майдане кричал: «Гуцулы уже тут – Януковичу капут». Артисты тоже не все смогли выступить на одной сцене с портретом Януковича. В первый день фестиваля три автобуса из Львова, увидев плакат на сцене, развернулись и уехали». 

Обзор подготовила Юлия Абибок, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: