Вверх

Ракетные удары российской военщины по Кременчугскому и Одесскому нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ) перевернули страницу в истории о деградации стратегически важной отрасли. Важной не только для экономики, но и для обороноспособности страны.

Президентский офис еще до вторжения РФ искал решение этой проблемы. Война вынуждает ускорить поиск, указав на ряд важных аспектов. Их следует учесть при воссоздании украинской нефтепереработки.


Импортер на 100%

Полная зависимость украинской экономики и армии от зарубежных поставок топлива пришла в апреле, после ракетных обстрелов в Кременчуге и Одессе. Причем ОдНПЗ россияне уничтожали на всякий случай: он уже много лет простаивал, но теоретически мог быть запущен в эксплуатацию.

Нефтебаза ОдНПЗ горит после обстрела российскими ракетами


А по единственному работавшему производителю бензина, дизельного топлива и авиакеросина в Кременчуге "братья" для надежности нанесли 2 удара: 2 и 24 апреля.

До войны это предприятие вместе с Шебелинским газоперерабатывающим заводом обеспечивало порядка 30% потребностей Украины в нефтепродуктах.

Теперь этим мощностям понадобилось срочно найти замену. Это удалось сделать достаточно быстро и успешно. Уже 11 мая министр экономики Юлия Свириденко сообщила о появлении на украинском рынке американского бензина.

По ее данным, нефтетрейдерские компании закупили по импортным контрактам 72 тыс. т. бензина и 253 тыс. т. дизтоплива (ДТ). При этом месячная емкость рынка нефтепродуктов – 100 тыс. т. бензина и 250 тыс. т. ДТ.

Т.е. определенная напряженность для легковых авто все же сохраняется на заправках. Но по крайней мере полностью закрыта потребность в ДТ, необходимом для армии и для завершения посевной кампании в агросекторе.

Образно говоря, "пожар на рынке" удалось потушить за счет импорта. Отчасти за счет украинских граждан: поскольку дефицит топлива вызвал его подорожание.

Минэкономики 16 мая повысило граничные цены на бензин на 2,17 грн/л по сравнению с 1 мая, до 39,86 грн/л. Вместе с тем ДТ подешевело на 32 коп., до 42,31 грн/л. Но это, конечно ж, все равно очень дорого.

При такой стоимости топлива рост цен на все группы товаров будет стремительным. И прежде всего на продукты питания.

Во-первых, резко подорожала стоимость посевной (и далее уборочной) кампании для аграриев. Во-вторых, так же резко повысилась стоимость автологистики (т.е. доставки продуктов от предприятий-производителей до магазинов) для торговых сетей.

Ситуация вряд ли улучшится в ближайшее время. Полтавский губернатор Дмитрий Лунин на пресс-конференции 7 мая сообщил, что НПЗ в Кременчуге до конца года работу не возобновит. "То количество ракет, которое ударило по НПЗ, говорит о том, что он в ближайшее время работать не будет. Я так понимаю, что в этом году его не смогут восстановить", – сказал глава области.

При этом он подчеркнул, что приоритетом для местных властей является восстановление не НПЗ, а Кременчугской ТЭЦ, также разрушенной обстрелами. "Критически важно, чтобы жители Кременчуг,а около 180 тыс. чел. – были в отопительном сезоне с горячей водой и теплом. Это главная задача – за что мы торгуемся. Потому что будем честно говорить: если НПЗ не будет работать, то все равно есть, где взять топливо. Из-за границы могут привезти. А вот что касается отопления, то это действительно нужно решать в первую очередь", – пояснил Д.Лунин.

Как губернатор он абсолютно прав. Но с точки зрения государственных интересов НПЗ, конечно же, имеет высший приоритет. Поэтому данным вопросом и не должны заниматься местные власти. Тогда кто?


Финал "прихватизации"

Кременчугский НПЗ принадлежит ПАО "Укртатнефть", в котором у государства в лице НАК "Нефтегаз Украины" около 43% акций. Остальная доля у оффшорных фирмочек, связанных с владельцем группы "Приват" Игорем Коломойским и его бизнес-партнерами.

Фактически работу НПЗ с 2003 г. контролировали "приватовцы". Но никаких заявлений и официальных комментариев относительно дальнейшей судьбы предприятия от И.Коломойского не прозвучало. В НАКе тоже предпочли отмолчаться.

Тишина в медиа-пространстве по данному вопросу имеет очень простое объяснение: сказать, собственно, нечего.

Вряд ли И.Коломойский будет заниматься восстановлением завода, если там по-настоящему серьезные разрушения. Не интересно. С точки зрения той бизнес-стратегии, которой "Приват" следует на подконтрольных активах: получать максимум прибыли при минимальных инвестициях. А еще лучше при их полном отсутствии.

Такое предположение основано в т.ч. на истории Дрогобычского и Надворнянского НПЗ, которые "Приват" также заполучил в период президентства Л.Кучмы. И которые давно и благополучно "умерли".

Да, надо понимать, что тот же Дрогобычский НПЗ был старейшим в Европе и начал работать еще в 1863 г. Надворнянский НПЗ был "моложе", но тоже весьма почтенного возраста.

Чтобы выпускать там бензин и ДТ, отвечающие современным экологическим евростандартам, необходимы денежные вложения, сопоставимые со стоимостью нового завода. Но!

Удалось же провести такую модернизацию в соседних Беларуси и Литве на Мозырском, Новополоцком и Мажейкяйском НПЗ, где также стояло старое оборудование советского периода? И сейчас это вполне современные предприятия с конкурентной продукцией. Т.е. востребованной рынком.

Причем в Беларуси модернизацией занималось государство, а в Литве – польский госконцерн Orlen, выкупивший завод у литовских властей.

Т.е. в первом случае развитая нефтеперерабатывающая отрасль – плод эффективного государственного управления экономикой, во втором – пример такого же эффективного менеджмента со стороны бизнеса (потому что хотя Orlen - польская госкомпания, правительство Польши не является регулятором для экономики и промышленности Литвы).

Итак, нет оснований полагать, что в отношении Кременчугского НПЗ у "Привата" иное видение, чем ранее по Дрогобычскому и Надворнянскому НПЗ. Экономический патриотизм? - Нет, не слышали.

Что же касается "Нефтегаза", то там давно дистанцировались от участия в судьбе стратегически важных для страны активов в сфере нефтедобычи и нефтепереработки.

Если даже в госкомпании "Укрнефть", где у государства 50%+1 акция (еще 42% у "приватовцев") "Нефтегаз" не влияет на принятие решений – то какого государственного вмешательства от него ожидать в "Укртатнефти", где у "Привата" формальное большинство голосующих акций?

Таков печальный итог многолетних "реформ" (читай: дерибана) и построения "рыночной" (а на самом деле олигархической) модели в сфере энергетики.

У ОдНПЗ не менее печальная история. Ранее это предприятие принадлежало российскому нефтегазовому концерну "Лукойл", затем его перепродали группе ВЕТЭК, владельцы которой сбежали из Украины после Евромайдана.

Завод остановился. Но лишь спустя 3 года государство юридически оформило его возвращение в госсобственность. Он был национализирован в июне 2017 г. решением Суворовского районного суда Одессы.

За прошедшие 5 лет Кабмин Украины так и не смог обеспечить возобновление работы предприятия. Ни при П.Порошенко, ни при В.Зеленском.


В поисках ресурса

Главной проблемой украинской нефтеперерабатывающей промышленностью всегда было наличие/отсутствие сырья.

Собственная нефтедобыча в Украине есть, но ее объемы не дают полностью загрузить даже один НПЗ в Кременчуге. И еще в советский период украинские НПЗ предназначались для переработки российской нефти, поступавшей по нефтепроводам из Сибири.

Поэтому стоило российской компании ТНК-ВР прекратить поставки на Лисичанский НПЗ в 2012 г. – как это крупное предприятие, перерабатывавшее 5-6 млн т. нефти в год – остановилось. И с тех пор не заработало.

"Лукойл" в 2009 г. также остановил ОдНПЗ из-за проблем с поставками сырья. Оно поступало в Одессу по Приднепровским магистральным трубопроводам из РФ. Затем их перевели в реверсный режим. Он обеспечивает транспортировку нефти из одесского порта "Южный" на Кременчугский НПЗ. Таким образом группа "Приват" получила возможность импортировать нефть морем.

Для ОдНПЗ госкомпания "Укртранснефть" предложила использовать нефтепровод "Одесса-Броды", но в "Лукойле" заявили о невыгодности такого маршрута для транспортировки из РФ.

Итак, отсутствие стабильного источника поставок было главной причиной простоя ОдНПЗ после возвращения в госсобственность.

При этом в администрации В.Зеленского понимали недопустимость ситуации, когда в стране работает всего один НПЗ. Да и тот по сути является "частной лавочкой", которая в любой момент может закрыться – если И.Коломойскому перекроют возможность закупать ресурс "Укрнефти" по ценам ниже рыночных. Т.е. получать сверхприбыль, поскольку бензин и ДТ "Укртатнефть" продает по вполне себе рыночной стоимости.

И еще год назад, 1 июня 2021 г. заместитель главы офиса президента Кирилл Тимошенко сообщил о переговорах с инвесторами на предмет строительства в Украине нового НПЗ с государственным участием.

"У нас есть идея относительно собственного НПЗ по переработке нефти… Это большая инвестиция. Мы говорили с несколькими инвесторами, но и государство тоже готово вложить деньги в такое предприятие", - сказал он.

При этом К. Тимошенко так же отметил, что главная нерешенная проблема – сырье. "Нам нужно понять, каким образом мы будем получать нефть, чтобы не зависеть от любых политических ситуаций", – пояснил замглавы президентского офиса.

По его словам, некие предварительные договоренности на этот счет были достигнуты по итогам визита В.Зеленского в Катар. Однако выйти на их практическую реализацию стороны не успели.

Ранее при нескольких президентах украинские власти пытались договориться о поставках азербайджанской нефти. Безуспешно. Несмотря на личную лояльность азербайджанского лидера Ильхама Алиева к официальному Киеву.

Стоит отметить, что на самом деле проблему можно было давно решить. Еще при Л.Кучме НАК "Нефтегаз Украины" получил концессионное право на разведку и освоение нефтяных месторождений в Египте. Все эти годы разработка нефтегазоносных площадей в египетской пустыне велась, что называется, очень вяло. Из-за отсутствия инвестиций в объеме, необходимом для разворачивания промышленной добычи.

Почему у крупнейшей украинской госкомпании, продающей своему населению газ украинской добычи по цене импортного (т.е. в 5-10 раз дороже себестоимости) хронически не было денег для таких инвестиций – вопрос риторический.

Очевидно, что эти деньги просто "текли", точнее, "утекали" – в ином направлении. А людям на высших государственных должностях просто не было до этого никакого дела. Точнее, они занимались своими делами. Не имеющими отношения к укреплению позиций госсектора в экономике.

Впрочем, сейчас, в условиях морской блокады украинских портов российской военщиной – этот источник сырья для НПЗ был бы потерян. Но ситуация не безнадежна, как показывает польско-литовский опыт.

Министр энергетики Литвы Дайнюс Крейвис 25 марта сообщил о полном отказе Мажейкяйского НПЗ от переработки российской нефти. Ранее Orlen покупал 57% сырья для своего литовского завода по долгосрочным контрактам с российскими поставщиками.

Теперь же концерн заключил соответствующий договор с саудовской госкомпанией Saudi Aramco, крупнейшим мировым нефтедобытчиком. При этом части нефти будет поступать в Литву не с Аравийского полуострова, а с Северного моря, которое находится гораздо ближе.

Это делает доставку значительно дешевле. И такое возможно в рамках операций замещения, достаточно распространенных на нефтерынке. Saudi Aramco так же их использует при необходимости.

Данный пример доказывает, что нерешаемых задач не существует. И очевидно, что Украине действительно необходимо как можно скорее построить новый НПЗ в западноукраинском регионе. Тогда отпадает привязка к доставке ресурса в черноморские порты, как в случае с ОдНПЗ.


Виталий Крымов, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: