Четверг, 21 октября 2021, 12:291634808590 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Деревьями поросли оставленные дома и приусадебные участки: жить здесь, должно быть, жутко. Впрочем, уже почти и некому: из прежних пяти тысяч жителей поселка вокруг бывшей шахты им. Артема, говорят, едва осталась одна. Некому больше, как прежде, ходить в помпезный дворец культуры смотреть кино, да и кино в нем давно не показывают: руины ДК едва просматриваются за деревьями. И в здешний горный лицей больше никто не ходит: единственная живая душа на его территории - это маленькая злая дворняга.

Природа мстит здесь людям, как умеет. На единственном месте, где к распространению зелени приложилась в последние годы рука человека, зелень не прижилась. Рекультивированная недавно территория шахты имени Артема, закрытой еще в 2000 году, так и стоит пустырем, на котором торчат засохшие стволы и чахлая, посеянная рядами трава. Или не трава - уже неважно. Рано или поздно и ее официально оформленное и хорошо оплаченное пространство захватит этот вездесущий молодой лес.

Бывший дворец культуры шахты им. Артема

Территорию Торецка принято на сегодня считать местом, где в Донецком угольном бассейне впервые начали добывать уголь, в начале 1720-х. Все его шахты, пережившие XX век, были основаны еще в XIX. Старейшая из них, шахта "Центральная", появилась на свет в 1860 и работает до сих пор. Она и ее землячка шахта "Торецкая" - немногие в Украине под контролем украинского правительства, где добывают коксующийся уголь, который потребляет металлургия.

Из семи шахт ГП "Торецкуголь" ("Дзержинскуголь") только они дожили до сего дня. Вместе они обеспечивают треть официальных рабочих мест и больше трети собственных поступлений в бюджет прифронтового города. Обе подлежат закрытию.

Рекультивированная площадка на месте шахты им. Артема

"Мы заказали памятник шахтеру - есть площадка на месте памятника Дзержинскому. На руках у шахтера ребенок: новое поколение. Города, как Торецк, строились, развивались за счет угольных предприятий - мы хотим, чтоб об этом помнили. Сегодня, вы видите, все на затухании. Мы готовимся к Дню шахтера, мы проведем праздник. Что будет дальше, мы не знаем."

Когда глава территориальной организации Профсоюза работников угольной промышленности Василий Щербань говорит эти слова, в начале августа, он еще не знает, какой новый подарок преподнесет шахтерам Торецка к этому дню профильное министерство.

"Дайте нам доработать запасы"

Уголь в Торецке добывают на пластах крутого падения. Оборудование у шахт устаревшее, в большинстве случаев добыча ведется отбойными молотками. Это делает торецкий уголь чрезвычайно дорогим: себестоимость добытой тонны - около 6 тыс. грн. Продают рядовой уголь сейчас примерно по 1,6 тыс. грн за тонну.

Вся украинская металлургия - в частных руках. То есть, государство фактически скидывает бизнесу минимум 3,4 тыс. грн с тонны угля. Но дороже, говорят, никто не купит: поскольку коксующийся уголь в Украине всегда в дефиците, его импортируют, в том числе из Российской Федерации. За полгода в Украине добыто, по данным объединения предприятий "Укрметаллургпром", почти 2 млн тонн коксующегося угля, а импортировано - 4,7 млн тонн. "У нас на обогатительную фабрику "Щербиновская" по 100-200 вагонов угля из России, откуда-то еще, постоянно поступает на переработку," - говорит Василий Щербань.

Обогатительная фабрика "Щербиновская" рядом со 160-летней шахтой "Центральная" в Торецке

Главным добытчик - шахтоуправление "Покровское", которое в начале 2021 года купил у компании Виктора Нусенкиса "Метинвест" Рината Ахметова - крупнейший в Украине потребитель. За полгода там добыли 3,4 млн тонн угля. Добыча торецких шахт за тот же период - 119 тыс. тонн. У "Торецкугля" есть контракт на поставку угля Авдеевскому коксохимическому заводу, который входит в "Метинвест", но не так давно у ГП были серьезные проблемы со сбытом.

Примерно 40 процентов себестоимости угля, добываемого в Торецке, приходится на электроэнергию. В ГП говорят, что потребление тока можно было бы сократить, если обновить оборудование. В объединении даже посчитали, во сколько обошлась бы модернизация: 60 млн грн. Государство задолжало "Торецкуглю" за поставленную продукцию 108 млн - предприятие не может добиться их выплаты уже несколько лет.

Так работает до сих пор круговорот денег в углепроме: госшахты поставляют куда-то уголь, вырученные деньги государство направляет госшахтам - но не всем и не в полном объеме. В отрасли сетуют, что перспективные шахты содержат безнадежно убыточные, которые тянут с собой на дно весь государственный сектор углепрома.

Другие отмечают, что, поскольку денег мало, получить их успевают те предприятия, которые быстрее и громче всех потребуют: вместо того, чтобы в действительности управлять отраслью, правительство гасит локальные вспышки тут и там. Не последнюю роль в сложившейся проблеме играют частные структуры или отдельные лица, усилиями которых значительная, порой - невообразимая доля средств из года в год постоянно вымывается из этого круговорота, растекаясь по чужим счетам.

В итоге растут долги государства перед шахтами, как результат - долги шахт перед государством и контрагентами. Из-за отсутствия средств производство стабильно теряет эффективность - средств становится все меньше - долги накапливаются все большие.

Здание шахты "Северная". На табличке, установленной в 1979 году, написано, что в 1929 году горняки этой шахты ("Северо-Краснознаменный рудник") заключили с коллегами из "Центрального рудника" (шахта "Центральная") "первый в Советском Союзе коллективный договор на социалистическое соревнование". Весь наземный комплекс "Северной", включая это здание, подлежит сносу

ГП "Торецкуголь" в этой истории явление почти уникальное: несмотря ни на что, ему до сих пор удается инвестировать в угледобычу. "На шахте "Центральная" мы четыре года назад ввели новые горизонты - это минимум на 15 лет работы. На шахте "Торецкая" - горизонт 910: хозспособом, без копейки государственной помощи, мы в этом году делаем перезапуск по стволу. Шахта готова работать на новом горизонте еще 10-15 лет. Дайте нам доработать запасы. За это время создайте другие рабочие места - ведь не создали ни одного," - говорит Щербань.

Голод кадров и кадровый голод

Утром в начале августа жизни в Торецке почти не видно. Рев двух пьяных парней, на вид - еще тинейджеров, разносится эхом по пустой улице. Недалеко от площади, где до сих пор жутковато смотрит пустыми черными окнами сожженное в 2014 году здание мэрии, стоят несколько машин. Судя по тому, с каким ожиданием наблюдают их водители за человеком, идущим в их сторону, можно понять, что они зарабатывают извозом. В одно из кафе, такое же пустое, как и улицы вокруг, заходит женщина, сообщая девушке у барной стойки, что ее направил центр занятости.

На весь Торецк и соседний Нью-Йорк, недавно переименованный поселок Новгородское, рабочие места, помимо шахт, - это фенольный завод, небольшой хлебозавод и ряд мелких предприятий сферы обслуживания. "Остальное - торговые точки," - комментирует Василий Щербань. Закрываются шахты сегодня - что остается от Торецка?

Искать частных инвестиций в эту территорию безнадежно: до линии фронта из некоторых частей Торецка можно дойти пешком, никакой бизнес не станет так рисковать крупными деньгами. Две местных шахты, "Южную" и "Северную", закрыли в том числе из-за прилета или опасности прилета снарядов.

Арендная "Шахта им. святой Матроны", ранее - "Матроны Московской", тоже страдала от боевых действий, но еще больше, как считается, от непрофессионального и безответственного управления последних лет, и сейчас тоже не работает. Даже ГП не заинтересовано в том, чтобы забрать под крыло этот некогда лакомый кусок ровных, неглубоко залегающих пластов качественного сырья для металлургии: скорее всего, уголь "Матроне" уже не добывать.

Если и запускать в регионе пилотные проекты по справедливой трансформации угольных регионов, то где еще, как не в Торецке? На том же настаивала и областная военно-гражданская администрация, говорит заместительница директора департамента развития базовых отраслей промышленности - начальница управления угольной промышленности и энергетики ВГА Татьяна Тараненко. Приз из средств правительства Германии, между тем, забирает гораздо более благополучный Мирноград. Как представляется, городу повезло с лобби: заместителем министра энергетики в пору выбора площадок для эксперимента был бывший генеральный директор ГП "Мирноградуголь".

Татьяна Тараненко говорит, что в настоящее время ВГА вместе с руководителями других шахт и шахтерских городов рассматривает возможности пополнения рабочими закрывающихся шахт: как привозить их на работу и на каких условиях, будь то одна отработанная смена, вахтовый метод или постоянное проживание в специально подготовленных квартирах.

Это может показаться парадоксом, но в угольной отрасли есть острая нехватка рабочих отдельных специальностей. Еще в ней, по всей государственной вертикали вплоть до Кабмина, все меньше профессионалов-управленцев.

Последний бой?

В одном из разделов на сайте украинского министерства энергетики есть вкладка с перечнем директоров госпредприятий. Среди директоров госшахт или шахтных объединений в нем до недавнего времени резко выделялось имя директора ГП "Торецкуголь" Владимира Юхименко: он был единственным без титула "и.о." или "врио". На днях у Юхименко завершился срок действия контракта и заместитель министра энергетики Алексей Кураков настоял на его непродлении.

Юхименко, уроженец и постоянный житель Торецка, - один из уже немногих авторитетных "генералов" в углепроме. Марионеточный статус "и.о.", которым его пытается наделить минэнерго, вызвало возмущение и в профсоюзах, и в Торецкой военно-гражданской администрации, которые вместе выступили с обращениями в областную ВГА и минэнерго, убеждая и требуя продлить контракт Юхименко.

Есть мнение, что именно под этой надписью, за которой видны копры шахты "Центральная" находится та самая балка Скелеватая, в которой впервые в Российской империи начали добывать уголь

В ПРУП опасаются, что с приходом на госпредприятие нового гендиректора обе шахты ждет судьба фактически стихийно закрытой "Шахты им. святой Матроны". На встрече с Юхименко Кураков якобы, в частности, едко спросил, какую из шахт "Торецкугля" гендиректор собирается закрыть в ближайшее время, а также обвинил руководство шахты в спекуляции на прифронтовом положении города.

Так что вместо того, чтобы, как планировалось, готовиться к празднованию 85-летия госпредприятия и Дня шахтера, администрация и горняки Торецка две последние недели были заняты обороной, как сейчас кажется, своих последних рубежей от правительственной атаки.

"Сегодня наши шахты, как и вся угольная отрасль Украины, переживают, пожалуй, самый трудный период, - говорится в поздравлении с годовщиной образования "Торецкугля" от имени Владимира Юхименко на сайте ГП. - Шахты, как и люди, переживают свою молодость с её задором, старость с её опытом, мудростью но и, увы, затуханием."

Никакой надежды.

Юлия Абибок, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: