Четверг, 21 октября 2021, 11:251634804714 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Сергей Павлов трижды стучит по столу: "Останавливается этот двигатель - мы за два дня топим шахту." В тесном, более чем скромно обставленном кабинете селидовской ячейки Независимого профсоюза горняков, глава ячейки говорит, что на двух из четырех шахт ГП осталось по единственному работающему насосу.

"Воды прибывает по тысяче кубов. Насосы работают в авральном режиме, двигатели перегреваются. Должны быть плановые замены, которые у нас не происходят. Денег нет," - констатирует Павлов.

В "Селидовугле" четыре действующих шахты. Одна из них, шахта "Кураховская", исчерпывает свои последние разработанные запасы и подлежит закрытию. Другая, "1-3 Новогродовская", с некоторых пор не ведет собственной добычи и только обслуживает частное предприятие с таким же названием, которое добывает уголь на отданных ему в аренду пластах шахты.

Две других, "Украина" и, особенно, шахта "Котляревская", считаются перспективными. "Украина", однако, до недавних пор добывала меньше тысячи тонн в месяц, а в июле остановила добычу вовсе: у шахты исчерпались подготовленные запасы, в проходку не инвестировали годами.

Оборудования у шахт "Селидовугля" тоже фактически не осталось. У уже подтопленных "Украины" и "Кураховской" нет даже резервных насосов.

"А водичка у нас очень агрессивная, - говорит другой профсоюзный лидер, глава селидовской ячейки Профсоюза работников угольной промышленности Владимир Бабич. - В Селидово вода из закрытой шахты им. Коротченко однажды пошла самотеком по улице и съела асфальт. В прямом смысле слова."

На въезде на территорию шахты им. Коротченко

Добраться до Киева

Виталий Нешин обозначает маршрут: спортивная школа в Украинске, где он продолжает работать тренером по боксу, городское кладбище, музей шахты "Украина", территории двух закрытых шахт в границах Селидовской территориальной общины, в которую теперь входит Украинск.

Нешин - избранный осенью 2020 года от "Оппозиционной платформы - За жизнь" глава Селидовской ОТГ. В мае 2021 депутаты горсовета от "Слуги народа" и еще нескольких более мелких фракций объединились, чтобы отправить его в отставку. Нешин оспаривает отставку в суде, но тот никак не соберется, чтобы начать рассматривать вопрос по существу.

В школе встречи уже ждет Григорий Боровин, шахтер на пенсии, с ворохом бумаг, содержание которых он начинает пересказывать едва ли не дословно: номера пятилеток, имена начальников участков, размеры рекордов добычи. "Шахта Украина - это 685 километров горных выработок. Это как отсюда до Киева," - говорит как бы между прочим.

Виталий Нешин и Григорий Боровин возле памятного знака на территории шахты "Украина"

Украинск, для которого "Украина" - градообразующее предприятие, будоражит слух о планах правительства закрыть шахту. Есть, правда, другая информация: что "Украине" выпал счастливый билет на попадание в число избранных, включенных в запланированный правительством энергохолдинг на базе государственной энергетической компании "Центрэнерго", который впоследствии выставят на приватизацию. Шахты, вошедшие в холдинг, по большому счету, станут теми немногими из числа государственных, которые получат гарантированный сбыт и страховку от закрытия - по меньшей мере, лет на десять.

Местных шахтеров, однако, мучают сомнения: для продолжения работы "Украине" нужны инвестиции. Не так много, в сравнении с многими другими шахтами, около 760 миллионов, говорит Бабич. И добавляет: "Для государства это не очень много, но никто не хочет эти деньги вкладывать."

Боровин, который попал на "Украину" по распределению в 1963 году и проработал там до 2012, уйдя на пенсию с поста заместителя директора по производству, повторяет что "население не даст закрыть эту шахту. Люди отдали за нее жизнь. В аварии в 2002 году погибло 35 человек: самому молодому было 18, самому пожилому - 76 лет. Шестеро человек остались навечно “в сутках”." "В сутках" означает остаться на работе после завершения своей смены, такое часто случается, когда на шахте - нештатная ситуация. "В сутках навечно" остаются те, кого в результате нештатной ситуации никогда не подняли на поверхность ни клети, ни горноспасатели.

Правительство конкретных планов оздоровления и развития будущего холдинга никогда не озвучивало. Стремительно ухудшающееся в последние годы состояние государственных шахт, помноженное на неизвестность, сдавливает атмосферу в шахтерских городах, провоцируя новые взрывы возмущения.

"В Украине сейчас меньше миллиона тонн на складах, а должно быть три, - говорит Сергей Павлов из НПГУ. - То есть, мы не успеваем загрузить склады на зиму, потому что шахты не дают угля. Уголь будет снова поставлять Россия, и мы будем снова платить зарплаты и пенсии шахтерам России. Думаю, в сентябре возобновятся голодные протесты. Мы тонем и, наверное, скоро достигнем дна, и спасаться нечем."


"Как-то набок"

В 2012 году часть пластов одной из самых перспективных государственных шахт, "1-3 Новогродовская", арендовала частная структура, которую связывали с Александром Януковичем, сыном тогдашнего президента. Сделка была с точки зрения права сомнительной, однако последовавшие за свержением Януковича тяжбы ни к чему не привели: как раз в начале 2021 Верховный суд поставил в них точку, признав права арендатора.

Арендатор с тех пор несколько раз менялся. Сейчас предприятие, которое разрабатывает пласты "Новогродовской", принадлежит Максиму Ефимову, депутату Верховной Рады, который на момент получения контроля над предприятием, в 2018 году, входил во фракцию президента Петра Порошенко.

История "Новогродовской" похожа на ту, что выпала на долю шахты "Краснолиманская" в соседнем Мирнограде. Вести добычу на государственных пластах без пересечения с "частными" сложно. Соответственно, пересекаются, порой причудливо, и интересы сторон. Символично, что в июле 2021 года новым и.о. директора ГП "Краснолиманская" стал бывший директор ГП "1-3 Новогродовская". Знать бы, что хотело таким образом продемонстрировать шахтерам Минэнерго.

На "Новогродовской" конфликта между руководством ГП и "инвестором" не было. Частное предприятие действительно инвестирует в добычу, говорят на шахте: "1-3 Новогродовская" - единственная в условных рамках "Селидовугля", где добыча ведется новым качественным оборудованием.

Но это на арендованных пластах. Одноименная госшахта, у которой есть своя подготовленная лава, добычи не ведет, собственно, из-за отсутствия оборудования. Ее рабочие вынуждены обслуживать исключительно частное предприятие - весной в регионе проходили акции протеста шахтеров в связи с невыплатой им зарплаты структурой Ефимова. В областной военно-гражданской администрации поясняют, что у предприятия были трудности со сбытом добытого угля. Долги до сих пор не погасили.

У шахт "Украина" и "Котляревского" с "государственно-частным партнерством" тоже беда. Обе шахты строились со своими обогатительными фабриками. Обе фабрики были приватизированы и сейчас, как считается, принадлежат Виталию Кропачеву, тому самому угольному королю времен президентства Порошенко, который контролирует также "Краснолиманскую". Обе не работают или больше не принимают уголь госшахт с 2019 года. "Уголь, чтоб не грузить на их конвейер, сбрасываем как-то набок. Это дополнительные затраты, как материальные, так и людских ресурсов," - отмечает Владимир Бабич из ПРУП.

Добыча на шахте "Котляревская" тоже застопорилась. Некогда руководство холдинга купило на эту шахту китайский комбайн. Оборудование оказалось то ли некачественным, то ли неприспособленным для работы на селидовских пластах. В Украине оно не обслуживается - комбайн возили на ремонт в Китай. "Дотаций на развитие у нас не было с 2013-2014 года, - говорит Сергей Павлов. - Все шахты "Селидовугля" сейчас работают на молотках."

Во всем регионе на шахтах жалуются на новые предписания, обязывающие направлять 80 процентов средств от продажи угля на выплату зарплат. Вероятно, в Кабмине нашли таким образом решение проблемы все учащающихся шахтерских протестов, но в самих шахтерских коллективах его считают, выражаясь мягко, временным.

Математика тут простая: чем больше угля добывает шахта, тем ниже себестоимость тонны, тем больше она зарабатывает. При отсутствии инвестиций в развитие добыча продолжит падать, а долги - и начисленные на них штрафы - расти. Это общая проблема украинских шахт. "Добывая мизер и отправляя все на зарплаты, на развитие мы не будем иметь ни копейки. То есть, мы поработаем еще месяц-два, расплатимся с рабочими и забьем проходную досками," - говорит Сергей Павлов.


Справедливая трансформация?

В правительственных планах по "справедливой трансформации"  угольных регионов в Селидово и Украинске сомневаются. У всех перед глазами пример уже закрытых предприятий - территорий в разной степени запустения. И пример всех прочих анонсированных реформ в угольной отрасли - за 30 с лишним лет их было уже больше десятка. В лучшем случае они не приводили ни к чему.

Территория закрытой шахты "Селидовская"

Закрытие шахт многие признают как неизбежность. Однако и в правительственной риторике, как и на местах, речь идет о постепенном процессе. В реальности же деградация настолько стремительна, что угледобыча даже на лучших государственных шахтах прекратится в стране в считанные годы, а где-то и месяцы.

В профсоюзах в 2017 году посчитали, что на перезапуск угледобычи в Украине требуются не такие уж крупные для государства суммы: по 12 миллиардов в течение двух лет, чтобы перспективные шахты смогли наладить бездотационную работу. И, конечно, от правительства ждут наведения порядка в структуре собственности на предприятиях отрасли.

Владимир Бабич говорит, что на днях горняки в очередной раз встречались с министром энергетики Германом Галущенко. Министр рассказал о разработке законопроекта по списанию долгов угольных предприятий перед государственными фондами, которые накопились, когда с шахтами не расплачивались за поставленный уголь. Галущенко также пообещал добиваться увеличения в госбюджете-2022 отчислений на угольную отрасль, в том числе на модернизацию перспективных шахт.

Граффити на здании ГП "Селидовуголь"

Речь не о создании иллюзии выживания не имеющей будущего отрасли промышленности. Речь о том самом плавном и справедливом переходе, который позволит целым городам, до сих пор зависимым и от бюджетных поступлений от шахт, и от угольного отопления, пережить назревшую трансформацию, а государству - сохранить на период этой зеленой трансформации энергетическую независимость.

Главное - речь о сохранении человеческого достоинства занятых в самой тяжелой и опасной, и некогда самой важной рабочей профессии, дани уважения всем тем, кто остался "в вечных сутках".

Юлия Абибок, "ОстроВ"

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: