Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Экологические инициативы Евросоюза могут окончательно "похоронить" промышленность Украины, закрепив аграрно-сырьевой статус ее экономики.

Такой статус означает хроническую нищету населения и слабость государства. Конечно, до 2050 г. еще далеко и многое может поменяться: как у нас, так и у самих европейцев.

Но все равно нельзя беспечно относиться к рискам, которые несет инициативный пакет Green Deal, представленный Еврокомиссией в декабре 2019 г. и обновленный год спустя, в декабре 2020 г.

Время летит быстро: не успеешь оглянуться, как европейский рынок для украинских промышленных предприятий окажется наглухо закрыт новыми "углеродными" налогами.

А их собираются ввести совсем скоро, через 5 лет. По меркам стратегического планирования это означает "уже завтра".

С любовью к природе?

Green Deal – это программа действий, предполагающая достижение нулевых выбросов парниковых газов в атмосферу на территории ЕС к 2050 г.

Достичь этого в Евросоюзе хотят за счет полного перехода на электротранспорт и отказа от двигателей внутреннего сгорания в поездах, легковых и грузовых автомобилях начиная с 2030 г.

Переработка отходов (пластиковая упаковка, стеклотара, пищевая фольга, жесть и т.д.) для повторного использования должна приблизиться к 100% показателю.

Также предстоит глобальная энергомодернизация жилого фонда (для снижения расходов энергии на отопление) и промышленности (прежде всего металлургии и других наиболее энергоемких отраслей).

Планируется закрытие всех тепловых электростанций, работающих на угле (но при этом остаются работать ТЭС на природном газе), всех доменных печей и сталеплавильных конвертеров с традиционными технологиями, использующих кокс для производства чугуна и стали.

Заменить их должны ветровые и солнечные электростанции (главным образом морского базирования), а также электродуговые сталеплавильные печи, а также домны и конвертеры, в которых чугун и сталь будут получать без кокса, с использованием водорода.

Green Deal в европейских СМИ не случайно называют "четвертой промышленной революцией". Она действительно несет кардинальные перемены, о которых еще недавно можно было только читать в фантастических романах.

Поезда на водородных двигателях, гигантские хранилища энергии, сотни плавучих островов с ветровыми электростанциями в Балтийском и Северном море и т.д.

Все это потребует создания с нуля абсолютно новой транспортной, промышленной и энергетической инфраструктуры.

На все эти вещи в ЕС только за 2020-2030 гг. намерены потратить €1 трлн, из них 64% - бюджетные деньги, остальное – частные инвестиции.

И, естественно, у европейцев возник вопрос: мы потратим огромные средства на достижение углеродной нейтральности (что отразится на стоимости наших товаров, т.к. вложенные экоинвестиции – не благотворительные пожертвования, их надо как-то "отбивать") – а как же остальные страны?

А там пока не готовы к подобным инновациям.

"Получается, из этих стран вне ЕС к нам смогут завозить дешевую продукцию (произведенную на "грязных" углеродных технологиях, с большими объемами парниковых выбросов) и она выдавит с рынка наших производителей, у которых та же продукция дороже, зато на "чистых" технологиях?", - рассуждают далее европейцы.

Отсюда инициатива о введении так называемого "углеродного налога" – пошлины на ввоз в ЕС товаров, при производстве которых используются нынешние традиционные технологии.

По сути это обычный торговый протекционизм, только под благородной "зеленой" вывеской. А потому не подпадающий под нормы ВТО и не подлежащий обжалованию в арбитраже.

                Президент Еврокомиссии Урсула фон Ляйен презентовала инициативу Green Deal, пообещав европейцам "новое качество жизни"

Ожидается, что "углеродный налог" начнет взиматься уже с 2025 г. – хотя к этому времени полностью "озеленить" свою экономику в ЕС, конечно же, никак не успеют.

Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев заявил, что "углеродный налог" затруднит доступ российских товаров на европейский рынок.

По расчетам консалтинговой компании KPMG, экономика РФ только в 2025-2030 гг. лишится €33,3 млрд от введения "углеродного налога" – при умеренном сценарии. А в худшем случае потери превысят €50,6 млрд.

По Украине таких расчетов никто не делал. Но если учесть, что российский экспорт в ЕС по итогам 2019 г. составил €189 млрд, а украинский - €20,8 млрд, можем оценить наши будущие потери от €3,67 млрд до €5,57 млрд.

Донбасс под прицелом

Основной промышленный экспорт из Украины в ЕС обеспечивают металлургия, машиностроение и химическая индустрия. Это как раз те отрасли, которые традиционно являются базовыми для Донбасса.

Отгрузки украинской продукции в Евросоюз за январь-сентябрь 2020 г. составили $13,06 млрд, из них на металлургию пришлось $1,809 млрд, на машиностроение - $1,925 млрд.

Нормативы Green Deal предусматривают, что выбросы парниковых газов при выплавке стали не должны превышать 250 кг на 1 т. готового металла.

Этим показателям в Украине отвечают только 5 предприятий, из них 3 находятся в Донецкой обл.: "АзовЭлектроСталь" (г.Мариуполь), "Электросталь" (г.Курахово), "Энергомашспецсталь" (г.Краматорск). Все они используют электродуговую плавку стали.

Зато мариупольские металлургические комбинаты м.Ильича и "Азовсталь", работающие на традиционных технологиях, с 2025 г. подпадают под "углеродный налог". Поскольку при конвертерной выплавке стали выбросы идут в пределах 1-2 т. на 1 т. металла.

Оба меткомбината входят в группу "Метинвест" Р.Ахметова и поставляют стальную заготовку на европейские прокатные заводы "Метинвеста" в Италии, Болгарии, Великобритании.

Как известно, свой рынок от украинского стального проката европейцы закрыли давно. Поэтому вот уже много лет менеджеры Р.Ахметова работали по такой схеме: в Мариуполе и на других предприятиях группы производится полуфабрикат, а готовая продукция - внутри ЕС.

Там она и продается без уплаты пошлин, которыми облагается прокат при ввозе из Украины. Green Deal полностью ломает эту схему: стальная заготовка на "грязных" технологиях не сможет свободно завозиться, как и прокат.

При этом надо учитывать, что в силу географической близости ЕС – основной рынок сбыта для ахметовских металлургов.

Да и в других странах у них появятся проблемы с продажами. Поскольку если тамошние машиностроительные заводы купят металл у "Метинвеста" и попытаются сделанную из него продукцию продать в ЕС – на нее тоже будет распространяться "углеродный налог".

А вот если использовать стальные полуфабрикаты электросталеплавильного производства – тогда платить этот сбор не придется.

То же самое касается и украинских машиностроительных заводов, имеющих долю продаж в ЕС. Впрочем, пока с новым налогом не до конца понятно, как будет определяться так называемый "углеродный след".

Если по самым жестким критериям, то даже украинские электросталеплавильные заводы не смогут ввозить свою продукцию в ЕС без уплаты "экологических" пошлин – если для выплавки стали они будут использовать электроэнергию, произведенную на тепловых угольных электростанциях.

Поможем Ахметову всем миром?

Как на эти вызовы собираются реагировать в правительстве Украины? Пока никак.

Потом, наверное, тоже никак: во-первых, в надежде, что вдруг само рассосется (что не исключено, хотя и маловероятно), а во-вторых, исходя из того, что через 5 лет в руководстве страны будут совсем другие люди, а, значит, это будет уже их проблема.

Если говорить о реакции украинского так называемого "большого бизнеса", то она в целом мало чем отличается от правительственной.

Нет, топ-менеджеры в крупных компаниях понимают, что само скорее всего не рассосется и иметь дело с проблемой придется им. Но, по привычке ищут возможность переложить свою проблему на плечи всех украинцев.Это следует, например, из публичных комментариев депутатов Верховной Рады, близких к "Метинвесту".

Они предлагают оставлять 70% начислений от экологического сбора в распоряжении меткомбинатов – и на эти деньги те будут проводить экомодернизацию, позволяющую избежать уплаты "углеродного налога" при экспорте в ЕС.

Соответствующий законопроект №3543-1 уже зарегистрирован в Верховной Раде. Если его поддержит свыше 225 депутатов – это будет означать уменьшение поступлений в госбюджет и в местные бюджеты.А значит, и уменьшение возможностей для финансирования общегосударственных и региональных экологических программ. Которое в конечном счете означает ухудшение качества жизни украинских граждан.

Т.е. по сути предлагается пожертвовать их интересами ради того, чтобы у Р.Ахметова смогли подготовиться к новым рыночным реалиям. Но разве у "Метинвеста" нет других источников финансирования?

Год назад, в декабре 2019 г., железная руда на мировых рынках стоила $92-95/т., а в декабре 2020 г. цена взлетела до $176/т., наивысшего показателя за последние 10 лет!

А кто у нас основные экспортеры железной руды? Правильно, "Метинвест" Р.Ахметова и Ferrexpo К.Жеваго.

При этом только за январь-ноябрь 2020 г. железорудный экспорт из Украины вырос на 14%, до 41,84 млн т. А значит, чистая прибыль Р.Ахметова и К.Жеваго только за 11 мес. – не менее $2 млрд.

Вот и финансовый ресурс для модернизации металлургических комбинатов.

Но, видимо, в "Метинвесте" рассуждают так: за свои деньги и дурак модернизирует, а вот как бы его так выкрутить, чтобы за чужие… Вот это уже интересная "управленческая" задача!Отсюда и заявления приближенных депутатов Рады о необходимости господдержки украинской металлургии для преодоления связанных с Green Deal вызовов.

Но что характерно: этих спикеров нет среди авторов упомянутого законопроекта №3543-1, в котором так заинтересован "Метинвест". Столь неоднозначный документ внесен на рассмотрение парламента группой депутатов от партии "Слуга народа".

Поэтому, когда отдельные эксперты заявляют, что "Ахметов купил депутатов (правящего) большинства" – как-то сложно им возражать, если эти самые депутаты столь откровенно выступают в интересах украинского олигарха №1, состояние которого оценивается авторами рейтинга Forbes в $2,8 млрд.

Тем не менее, "помочь" Р.Ахметову справиться с "зелеными" европейскими вызовами предлагается за счет рядовых украинских налогоплательщиков, миллионы которых балансируют у черты бедности.

А ведь если до конца разобраться, то как раз сами топ-менеджеры "Метинвеста" вместе со своим владельцем и виноваты в неготовности к "зеленой" трансформации бизнеса.

В прежние годы они потратили кучу времени и денег, чтобы перевести доменное производство с природного газа на пылеугольное топливо (ПУТ).

На "Запорожстали" доменный цех перевели с газа на ПУТ в 2011-2013 гг., на ММК Ильича – в 2008-2012 гг. И уже в апреле 2020 г. "Метинвест" запустил в эксплуатацию установку вдувания ПУТ в доменную печь №3 на "Азовстали".

При этом ПУТ в сравнении с природным газом – экологически гораздо более "грязное" топливо. Сжигание в домне 1 т. природного газа дает 1,88 т. парниковых газов, а сжигание 1 т. ПУТ – 2,29 т.

Но руководство "Метинвеста" тогда не слишком "парилось" из-за увеличения вредных выбросов в атмосферу. Оно было озабочено другими соображениями: как бы сэкономить на энергоресурсах.

И совершено упустило из вида такую простую вещь, как цикличность цен на энергоносители. Да, в 2012 г. природный газ обходился украинским промышленным предприятиям в $480/1000 м3.

Тогда ПУТ обходилось намного дешевле. Но в октябре-декабре 2020 г. те же предприятия платили за газ $150-200/1000 м3., т.е. в 2,5-3 раза дешевле.

Поэтому и экономия от использования ПУТ уже не так велика. Ну а деньги, потраченные на переход с газа на ПУТ – менеджеры "Метинвеста" в буквальном смысле выбросили на ветер.

Проект перехода на ПУТ на "Запорожстали" обошелся компании Р.Ахметова в 1 млрд грн ($125 млн по тогдашнему курсу), на ММК Ильича – примерно в $182 млн, на "Азовстали" – в $23 млн, на Енакиевском метзавод в 2012-2014 гг. - $115,5 млн.

Итого получаем $445,5 млн, весьма внушительную сумму. Которую при желании можно было потратить на реальную экомодернизацию производства – и не выпрашивать сейчас у государства налоговые преференции.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: