Воскресенье, 17 января 2021, 16:541610895248 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Владелец финансово-промышленной группы "Приват" Игорь Коломойский спустя 6 лет после аннексии Крыма окончательно закрыл вопрос о компенсации за потерянные там активы. Положительно для себя…

В отличие от него, Украина до сих пор не добилась от российской стороны никаких выплат в связи с захватом полуострова. Хотя, по логике, у государства для этого куда больше возможностей, чем у частного лица, пусть даже и долларового миллиардера.

Поэтому если у частного лица все получилось, а у государства – нет, напрашивается вопрос: что не так с этим государством?

Тигипко на финише

Национальный банк Украины в ноябре разрешил владельцу группы ТАС Сергею Тигипко купить ООО "Финансовая компания "Фортифай", которой принадлежит 99,77% в "Проминвестбанке", ранее входившем в топ-10 украинских банков по размеру активов.

Сейчас по этому показателю ПИБ на 15 месте и С.Тигипко уже успел объявить о намерении перевести работающие кредиты в свой ТАСкомбанк, а сам ПИБ "пустить под нож". Т.е. ликвидировать.

Напомним, что ПИБ в январе 2009 г. купил российский государственный Внешэкономбнак на волне первого глобального кризиса.

А в июне 2015 г. он стал объектом разбирательств в Постоянном арбитражном суде (PSA, Гаага). С иском туда обратились 18 компаний, представляющих интересы И.Коломойского.

Они просили компенсировать потери крымского имущества олигарха, "национализированного" самопровозглашенными властями полуострова после прихода российских военных.

Это ялтинский санаторий "Форос", 43 квартиры в Ялте, пансионат "Геолог" в Гурзуфе, детский оздоровительный лагерь в Алуште, 39 офисов "Приватбанка", 32 автозаправочные станции, аэропорт "Бельбек" и нефтебаза в Симферополе.

Арбитражный процесс растянулся на 3 года, но в итоге завершился победой И.Коломойского. PSA в мае 2018 г. постановил взыскать с России $159 млн, из которых $29 млн – проценты за просрочку выплат с 2014 г.

Естественно, Кремль отказался выполнить это решение – заявив, что не признает юрисдикцию PSA.

Тогда компании И.Коломойского в июле 2018 г. обратились в Апелляционный суд Киева с просьбой о выполнении вынесенного в Гааге арбитражного вердикта.

Суд в сентябре 2018 г. удовлетворил иск, наложив арест на акции ПИБа, украинских Сбербанка и ВТБ Банка в качестве обеспечительной меры.

Позднее со Сбербанка арест был снят, а ВТБ обанкротился. Что же касается ПИБа, то его 99,77% акций были проданы 4 марта 2020 г. на аукционе по решению Апелляционного суда Киева.

Администрация ПИБа пыталась встречными судебными исками сорвать торги, организованные Государственной исполнительной службой Украины – но безуспешно.

Точно также безуспешно действовал и российский Внешэкономбанк. Он обратился в арбитражный трибунал Торговой палаты Стокгольма и 2 марта 2020 г. получил там вердикт о запрете принудительной продажи ПИБа.

Однако это решение было проигнорировано Минюстом Украины – как не подтвержденное украинскими судами.

В свою очередь, Печерский районный суд Киева еще в сентябре 2019 г. по ходатайству Генеральной прокуратуры Украины арестовал центральный офис ПИБа в Киеве и еще 15 его объектов.

Так связанное с И.Коломойским ООО "Фортифай" за $10,4 млн стало новым владельцем "Проминвестбанка" – и практически сразу после этого перепродало его кипрской "оффшорке" Luregio Ltd., связанной с С.Тигипко.

В октябре текущего года сделку "освятил" Антимонопольный комитет Украины, в ноябре – Национальный банк.

Стоит отметить, что С.Тигипко не в первый раз поглощает проблемные банки с российскими корнями. В 2017 г. он купил львовский VS Bank, который на тот момент принадлежал Сбербанку России.

Что же касается И.Коломойского, то очевидно, что заполучив и продав ПИБ, он не только закрыл "минус" от потери крымского имущества, но и вышел в солидный "плюс".

Несмотря на проведенное в III кв. текущего года списание безнадежных кредитов на 13,182 млрд грн, ПИБ остался при активах на 28,855 млрд грн.


Даже если предположить, что доля неработающих активов NPL была выше, порядка 60% (в среднем по банковской системе Украины это около 50%) – остаются обслуживаемые займы на 16 млрд грн. Это $564 млн по текущему курсу. Снова-таки, даже если С.Тигипко выторговал на них скидку – в любом случае владелец группы "Приват" получил за ПИБ не менее $250 млн.

Тогда как его потери в Крыму, напомним, оценены в $130 млн. Таким образом, И.Коломойский не просто компенсировал утраченное, но еще и извлек прибыль из сделки, получив доплату в размере 100%.

Украина и суды

Судиться с Россией начинал еще премьер Арсений Яценюк. В начале сентября 2014 г. он заявлял об исках на 1 трлн грн, поданных против РФ в международные суды.

На самом деле такие суммы в украинских претензиях не фигурируют.

Первые иски почему-то были поданы в Европейский суд по правам человека (European Court of Human Rights, ECHR, Страсбург). Они касались не самой потери Крыма, а нарушения прав проживающих там крымских татар.

Еще один иск в 2014 г. был подан правительством Украины против России в связи с вывозом около 60 детей-инвалидов из луганского интерната в РФ.

Позднее ECHR принял к рассмотрению иск официального Киева о ненадлежащем обращении с украинскими заключенными в РФ.

Т.е. эти иски касаются гуманитарных вопросов и не поднимают тему выплат собственно за аннексию полуострова либо возмещения ущерба в результате военной агрессии на Донбассе.

То же самое касается и последующих исков, поданных в 2017 г. уже в международный суд ООН в Гааге (International Court of Justice, ICJ).

Здесь юристы Минюста пытаются доказать нарушение Россией конвенции по борьбе с терроризмом (в виде поставок вооружений сепаратистам в ОРДЛО) и конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации – снова по правам крымских татар.

При этом украинская сторона сама создала предпосылки для того, чтобы суды тянулись много лет. Во-первых, объединив иски по нарушениям на Донбассе и в Крыму. Это сразу "утяжелило" процесс.

Во-вторых, к примеру, для ICJ официальный Киев представил свои аргументы в виде меморандума на 17,5 тыс. страниц текста в 29 томах.

Стоило ли так углубляться в детали и перечислять абсолютно все задокументированные случаи нарушений для доказательства – если цель состоит в привлечении России к ответственности?

Очевидно, что подобное затягивание процесса точно не в интересах Украины. Сценарий аналогичного дела "Кипр против Турции", которое ECHR рассматривал 40 лет – неприемлем.

Грузинский путь судебного разбирательства с РФ в ECHR длиною в 8 лет – тоже не хотелось бы повторять.

Но, как отмечалось, поданные иски либо гуманитарного характера, либо являются всего лишь частью более сложных юридических многоходовок.

Например, признание судом нарушения конвенции по борьбе с финансированием терроризма – первый этап. Только в случае вынесения положительного решения можно обращаться с иском о взыскании с России выплат за ущерб от войны на Донбассе.

Зато лишь один из исков, поданный в сентябре 2016 г. в PSA, касается выплаты компенсаций за потерю возможностей Украины как государства вести нефтегазодобычу на причерноморском шельфе возле Крыма.

Позиция России во всех процессах одна: рассматриваемое дело не подпадает под юрисдикцию данного суда. Не самый сильный аргумент, мягко говоря.

Более того, по мнению российских юристов, политически мотивированный отказ от участия в арбитражах и судах по крымским активам Украины способствовал проигрышам РФ.

В т.ч. и в разбирательстве с И.Коломойским в Гааге. Дело в том, что его компании ссылались на украинско-российское межправительственное соглашение от 1998 г. о взаимной защите инвестиций.

Но инвестиции в Крым группа "Приват" делала в период, когда он был украинским. А значит, они не подпадают под украинско-российские договоренности.

Опять же, ссылаться сейчас на это соглашение означает признать переход Крыма под российскую юрисдикцию – со всеми вытекающими отсюда последствиями для И.Коломойского в Украине.

Т.е. с юридической точки зрения далеко не факт, что ему удалось бы что-то отсудить у россиян, если бы они взялись защищаться по-настоящему.

Тем не менее, несмотря на отказ РФ от процессуального участия в спорах с Украиной ни по одному из перечисленных "крымских" дел решений судов нет.

И когда они будут – никто в МИДе и Минюсте Украины прогнозировать не берется. А справедливость, восстановления которой надо ждать годы или даже десятилетия – успевает как-то обесцениться за это время.

Вот почему не стоит серьезно воспринимать сделанное в феврале т.г. заявление нынешнего главы Минюста Дениса Малюськи о работе над сбором доказательств для еще 1-2 исков против РФ в международные суды.

Это явно не тот случай, когда количество поданных исков переходит в качество – т.е. получение компенсаций за ущерб от российской агрессии.

"Ощадбанк" и другие

Еще в 2016 г. тогдашний министр инфраструктуры Владимир Омелян заявлял о намерении подать иск против России в международный суд по компенсациям за утерю крымских активов госкомпанией ПАО "Укрзализница".

В итоге анонсированный иск так и не был подан. Зато в конце июня т.г. УЗ ухитрилась проиграть суд российскому государственному Сбербанку, на сторону которого встал… Верховный суд Украины.

Он признал УЗ правопреемницей регионального госпредприятия "Донецкая железная дорога", обязав выплатить россиянам 4,7 млрд грн. долга за ДЖД. При этом ВСУ прошел мимо того факта, что имущество ДЖД "досталось в наследство" не УЗ, а боевикам "ДНР".

Более 20 тыс. грузовых вагонов, почти 6 тыс. пассажирских вагонов и более 300 локомотивов остались на неподконтрольной официальным украинским властям территории.

Казалось бы, как такое возможно: требуя от РФ компенсаций за агрессию в международных судах (или не требуя?) Украина решениями собственных судов возвращает российским госструктурам долги, обслуживать которые нет возможности именно из-за российского военного вмешательства на Донбассе. Вместо того, чтобы конфисковать украинские активы этих госструктур за свои потери в Крыму и на Донбассе – по примеру того же И.Коломойского.

Тем более, что для этого есть железобетонные основания. Так, государственный "Ощадбанк" в конце ноября 2018 г. тоже выиграл у России разбирательство в международном арбитражном суде (ICC, Париж).

Как и в случае с гаагским PSA, Кремль отказался признать решение парижского арбитража.

Но в отличие от И.Коломойского, "Ощадбанк" за прошедшие 2 года так и не сумел добиться принудительного выполнения вердикта о взыскании с РФ $1,3 млрд за утрату крымских активов.

Хотя казалось бы: есть украинский Сбербанк, дочерняя структура государственного Сбербанка России, занимающий 9 место среди 74 украинских банков по размеру активов с показателем 66 508 млрд грн.В чем проблема пойти тем же путем, что и владелец группы "Приват" – тем более, раз уже есть необходимый прецедент?

"Ощадбанк" в конце июля 2019 г. тоже получил в Апелляционном суде Киева решение о принудительном исполнении арбитражного вердикта ICC.

Но вместо того, чтобы арестовывать и продавать в Украине тот же Сбербанк, администрация "Ощадбанка" заявила о намерении добиваться выполнения решения ICC в 154 государствах путем поиска и конфискации там российского госимущества.

Это при том, что для такой конфискации на территории каждого из 154 государств требуется получить подтверждение вердикта ICC национальным судом…

Спрашивается: к чему эти сложности, если вы уже имеете такое подтверждение от украинского суда и в Украине есть имущество российского госбанка, на которое можно обратить взыскание?

Как результат: имея выигранный арбитражный спор и решение о взыскании $1,3 млрд +% с 2014 г., "Ощадбанк" до сих пор ничего от Росси не получил.

Так же не может похвастаться успехами госхолдинг НАК "Нефтегаз Украины". Еще 1 марта 2019 г. он сообщил о решении PSA, постановившего взыскать с России компенсацию за утрату крымских активов. Их стоимость сам НАК оценил в $5 млрд.

Но, как пояснял глава правления "Нефтегаза" Андрей Коболев, размер компенсационных выплат со стороны РФ является предметом дальнейшего судебного разбирательства.

Вынесение этого решения "Нефтегаз" прогнозировал еще до конца 2019 г. Но вот уже близится к завершению 2020 г., а сумма выплат так и не определена.При этом с момента подачи иска прошло уже 3,5 года и 6 лет - после самой потери активов, газовых скважин и плавучих буровых платформ.

Стоит отметить, что интересы НАК в PSA представляет очень авторитетная юридическая компания Covington&Burling LLP, имеющая обширный успешный опыт в подобных процессах.

В частности, она в свое время выиграла спор нефтяной компании ЮКОС против Российской Федерации на $50 млрд.

Очевидно, что ее услуги стоят недешево и платить приходится независимо от того, было сегодня заседание суда по делу "Нефтегаза" или не было.

Возможно, поэтому в судебных разбирательствах с РФ по Крыму его участникам со стороны украинского государства и госкомпаний финансово интересен сам процесс, а не его успешный результат?

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: