Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Олигархи "первой волны" постепенно сдают позиции, захваченные в ходе приватизации 1990-2000 гг.

Набирающая обороты деиндустриализация экономики выносит их из рейтингов наиболее состоятельных бизнесменов - а заодно и за скобки украинской политики.

В этом Ринату Ахметову, Вадиму Новинскому, Виктору Пинчуку, Сергею Таруте, Константину Жеваго, Дмитрию Фирташу, Александру Ярославскому и др. некого винить, кроме самих себя.

Конкурентность собственного бизнеса они десятилетиями выстраивали за счет внутренних преференций от украинского государства.

Получать более низкие тарифы на энергоносители, грузоперевозки, возможность покупать нужные активы – все это было возможным исключительно благодаря их политическому влиянию, а никак не их бизнес-гению. Большим подспорьем была и остается дешевизна рабочей силы - которая создается искусственно.

Но в итоге оказалось, что такая стратегия успешна лишь в краткосрочной перспективе.

А потом неожиданно для себя владельцы крупнейших финансово-промышленных групп (ФПГ) оказались "возле кассы в супермаркете", как образно выразился в одном из интервью владелец ФПГ "Приват" Игорь Коломойский.

Наступает время платить по счетам. Некоторые это уже сделали.

Ранее "ОстроВ" отмечал, что деиндустриализация Украины вызвана разрывом постсоветских экономических связей и невыгодностью нынешних торговых договоренностей с ЕС.

Первый фактор можно отнести к объективным: СССР больше нет. Хотя остались созданные в тот период экономические активы. Зато второй фактор – субъективный. Здесь все (было) в руках власть предержащих и тех, кто эту самую власть в Украине формировал: финансируя различные партии и назначая "своих" людей на высокие государственные должности.

Ветер перемен

Даже беглый взгляд на топ-20 наиболее состоятельных украинских бизнесменов дает понять масштаб изменений в украинской экономике за прошедшие 13 лет.


Общее состояние членов топ-20 за это время уменьшилось с $35,368 млрд до $25,526 млрд – это и есть стоимость деиндустриализации украинской экономики в экспертных оценках.

Ведь если в топ-20 по итогам 2006 г. нет ни одного "чисто" аграрного олигарха, то по итогам 2019 г. их уже трое: А.Веревский, А.Вадатурский и Ю.Косюк.

Да и остальные все еще условно индустриальные олигархи тоже усиленно развивают агробизнес: Р.Ахметов, В.Новинский, И.Коломойскй и Г.Боголюбов, П.Порошенко, С.Тигипко.

Поэтому уже сейчас агроэкспорт приносит 40% всей валютной выручки для украинской экономики (читай: для владельцев ФПГ). Тогда как промышленность неуклонно сдает занимаемые позиции.

Почему так получилось?

Как пример: в Украине в Днепропетровской и Житомирской обл. добывается песок, из которого получают рутиловый концентрат. В дальнейшем этот рутил (до сих пор) поставляется в Россию, где из него выплавляют сначала титановую губку, потом металлический титан. Далее производится титановый прокат, который используется в аэрокосмической промышленности – в т.ч. и в партнерстве с американским концерном Boeing.

В этой цепочке украинские предприятия выступают в роли поставщика сырья и первичных полуфабрикатов. И вынуждены довольствоваться крохами от пирога.

Тогда как сам пирог (т.е. добавленная стоимость) достается производителю конечной продукции. В данном случае это российская титановая корпорация "Ависма".

Ошибка олигархов

Разумеется, нельзя списывать со счетов влияние войны на Донбассе, которая привела к частичной утрате промышленных активов у SCM, "Приват", "Финансы и кредит", "Донецксталь", ИСД.

Но все же главные причины "похудения" украинских олигархов в другом.

Одна из них - это курс РФ на разрыв кооперационных постсоветских связей с украинскими партнерами.

Как пример можно взять сумское научно-производственное объединение (СНПО, ранее – им.Фрунзе), выпускавшее газоперекачивающие станции (ГПС), компрессорное оборудование для транспортировки газа.

Основным покупателем этой продукции был российский госконцерн "Газпром", который уже несколько лет как отказался от закупок у СНПО.

Теперь объединение выпускает металлические оградки, скамейки, сетки и другую бытовую метпродукцию.

И во сколько раз ГПС дороже металлической скамейки – во столько раз упала рыночная стоимость СНПО и объемы его продаж в денежном выражении. Но этим перечень потерь не заканчивается.

Еще за 2 года до "русской весны" на Донбассе россияне "положили" украинское вагоностроение, отменив действие сертификатов соответствия на тележки грузовых ж.-д. вагонов украинского производства.

Экспорт украинских вагоностроителей в РФ полностью остановился в 2012 г. – а для них это был основной рынок сбыта.

Как результат – постепенное угасание мариупольского объединения "Азовмаш" и "Днепровагонмаша", а также Стахановского вагоностроительного завода.

Выжить удалось только Крюковскому ВСЗ, но далеко не в прежних объемах. "Днепровагонмаш" балансирует на грани.

И вот 8 лет спустя, когда от отрасли мало что осталось, в январе текущего года Украина выиграла арбитражное разбирательство с РФ во Всемирной торговой организации (ВТО).

Арбитры пришли к выводу, что Россия нарушила свои обязательства по признанию сертификатов, выданных украинским производителям в других странах Таможенного союза и таким образом создала незаконные преимущества для собственных производителей.

Чиновникам Минэкономторга можно открывать шампанское и выписывать миллионные премии за успех – вот только "Азовмаш" из руин это уже не поднимет.

Данный пример – яркая иллюстрация бесполезности членства Украины в ВТО. Как оказалось, реальной защиты торгово-экономических интересов для такой страны, как Украина, ВТО не дает.

С другой стороны, европейцы в отношении официального Киева действуют не менее жестко, чем россияне. Разве что делают это более дипломатично, без публичных обещаний "умножить на ноль".

Очевидно, что в такой ситуации защитить свои интересы может только сильное государство: с развитым внутренним рынком, стабильным внутриполитическим климатом (что предполагает объединение олигархических групп вокруг общих целей хотя бы в первом приближении).

И, конечно же, неотъемлемая часть сильного государства - сильный госаппарат. Нужны эффективно работающие силовые органы, профессионалы на управленческих должностях в Кабинете министров Украины, министерстве экономического развития и торговли и т.д.

Только тогда можно рассчитывать на успех в диалоге со странами-соседями и основными торговыми партнерами.

С ними надо было договариваться: где-то жестко, где-то гибко, но неизменно в интересах Украины (вот где непаханое поле для настоящего патриотизма вместо дешевой вышиваночной показухи).

Но такое государство невыгодно для олигархов, за копейки "прихватизировавших" госпредприятия при Л.Кучме.

К тому же при такой модели ФПГ пришлось бы играть цивилизованно: платить налоги в полном объеме и отказаться от необоснованных преференций. Пришлось бы вкладываться в развитие новых технологий и серьезно модернизировать производственные мощности.

Тогда Украина была бы сильным государством, способным отстаивать интересы своего крупного бизнеса (читай: олигархов) перед другими странами, крупнейшими торговыми партнерами.

Олигархи действовали (и продолжают действовать) с точностью до наоборот: выбивали налоговые льготы и даже прямую господдержку для своих предприятий через аффилированных политиков, депутатов, министров. Для не аффилированных тоже создавались интересные стимулы.

На выходе, за счет прямого и непрямого дотирования со стороны государства и миллионов налогоплательщиков на предприятиях олигархов получалась дешевая продукция – как правило, не выше I-II передела, т.е. полуфабрикаты.

Они находят сбыт на зарубежных рынках благодаря дешевизне – но никак не за счет инноваций и конкурентного качества.

Между тем в нынешних реалиях невозможно торговать сырьем и полуфабрикатами и быть преуспевающей компанией (страной).

Но для украинской продукции высокого передела рынки сбыта закрыты таможенными пошлинами и нетарифными барьерами.

Этим в значительной мере объясняется резкое ухудшение показателей горно-металлургической группы "Метинвест" – основного бизнеса Р.Ахметова и В.Новинского.

В марте группа опубликовала финансовую отчетность за 2019 г., согласно которой ее чистая прибыль упала в 3,5 раза, до $341 млн.

Не лучше идут дела и у А.Ярославского: в апреле на рассмотрение внеочередного собрания акционеров вынесен вопрос о начале санации Днепровского металлургического завода (ДМЗ), принадлежащего группе DCH с 2015 г.

Санация, как известно, вводится с целью попытаться избежать банкротства компании/предприятия. При этом еще с декабря 2019 г. ДМЗ толком не работал: часть цехов остановилась для ремонта оборудования.

За предыдущий 2019 г. ДМЗ сократил выплавку стали и чугуна на 44,5%, до 511 тыс. и 492 тыс. т. соответственно. Выпуск проката рухнул на 43%, до 449 тыс. т.

Как и в металлургии, в украинском химпроме царит упадок. Компания Octchem Д.Фирташа (объединяет северодонецкий и черкасский "Азоты", а также "Ровноазот") вынуждена сосредоточиться на внутреннем рынке, позабыв об экспортных амбициях. То же самое относится и к "ДнепрАзоту", подконтрольному ФПГ "Приват".

Для сравнения: в середине 2000-х гг. одного только аммиака украинские химики экспортировали более 2 млн т. в год.

Даже в относительно недалеком 2014 г. за январь-октябрь экспортировано 600 тыс. т аммиака и 1,9 млн т азотных удобрений.

По итогам I кв. 2019 г. экспорт аммиака составил всего 304 т., азотных удобрений – 82 тыс. т. Т.е. по факту украинская экономика лишилась важной статьи экспорта, дающей приток валюты и поддержку для гривны.

Причина падения – украинские химики не выдерживают ценовой конкуренции с российскими и ближневосточными (а в последнее время и с китайскими) игроками.

И, наконец, все грустно у В.Пинчука, основным бизнесом которого является трубно-металлургическая компания "Интерпайп".

Падение мировых цен на нефть почти в 3 раза, зафиксированное в марте т.г., привело к сокращению планов по добыче у всех игроков.

Это в свою очередь означает снижение спроса на стальные трубы нефтегазового сортамента, на которых и специализируется "Интерпайп".

Кроме того, продажи на российский, европейский и американский рынки для украинской компании подпадают под заградительные пошлины.

Поскольку для правительств РФ, ЕС и США приоритетным является обеспечение сбыта для своих трубных производителей.

В.Пинчук много лет пытается добиться лучших торговых условий для "Интерпайпа" в индивидуальном порядке: за счет личных знакомств с европейскими и американскими политиками, многие из которых были гостями на его ежегодном форуме "Ялтинская европейская стратегия".

Но, как показывает жизнь, такое точечное лоббирование не может сравниться по своей эффективности с лоббированием на уровне государства.

Это подтверждается производственными результатами "Интерпайпа". Если в 2007 гг. компания выпускала 1,472 млн т. труб, то в 2019 -597 тыс. т.

Добиться снятия ограничений, обваливших продажи более чем в 2 раза, можно только на государственном уровне.

Как уже отмечалось, для этого государство должно быть сильным – а в этом не заинтересованы сами олигархи.

Таким образом, всячески ослабляя государство, они в итоге оказываются один на один с сильным государственным протекционизмом на зарубежных рынках. И постепенно сдают позиции, теряя капитализацию бизнеса и прибыль.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: