Вверх

Кабинет министров Украины (КМУ) в очередной раз попытается избавить государство от его активов под лозунгом необходимости реформ.

С этой целью премьер Алексей Гончарук 21 января поручил председателю Фонда госимущества Украины (ФГИУ) Дмитрию Сенниченко обеспечить прозрачную приватизацию в соответствии с ранее утвержденным перечнем.

Аналогичное поручение ФГИУ давал и предыдущий глава правительства Владимир Гройсман. Тем не менее, план распродажи госимущества по итогам 2019 г. выполнен всего на 3%.

В 2018 г. было еще меньше: только 1%. И уже сейчас можно говорить о рисках повторения этой ситуации в текущем году.

Грусть-печаль неликвидов

С вероятностью 99,9% можно прогнозировать, что опять не удастся продать целый ряд теплоэлектроцентралей (ТЭЦ): херсонская, криворожская, северодонецкая, одесская и днепровская.

Все они имеют высокую степень износа – и, соответственно, низкий КПД работы основного оборудования.

На модернизацию любой из этих ТЭЦ требуются деньги, за которые можно построить новую ТЭЦ. А за предлагаемые объекты, получается, надо еще и заплатить сверх того.

Точнее, переплатить. Например, за ту же херсонскую ТЭЦ в 2018 г. ФГИУ хотел 75,7 млн грн. (стартовая цена, утвержденная КМУ, вообще была 155 млн грн.)

Но желающих вложиться не видно: в Украине предпочитают инвестировать в проекты со сроком окупаемости до 1 года и с рентабельностью от 200% и выше.

Долгосрочные инвестиции с умеренной отдачей никому не интересны. Именно поэтому вышеперечисленные ТЭЦ из года в год выставляются на продажу – но покупателей как не было, так и нет.

Не совсем понятна и логика чиновников КМУ и ФГИУ, включивших в приватизационный список-2020 мариупольское объединение "Азовмаш".

От госпредприятия осталась только вывеска, все активы давно переведены на ряд частных компаний, с которых выбивают долги украинские структуры российских банков.

Само объединение уже несколько лет как прекратило выпуск основной продукции: железнодорожных вагонов, платформ и цистерн. Оборудование в большинстве цехов вырезано на металлолом.

Как известно, в свое время "Азовмаш" "прихватизировал" его многолетний директор Александр Савчук (ныне покойный). Сейчас бенефициарами являются его наследники и постоянно проживающий в Монако экс-регионал Юрий Юванющенко.

Так что история "Азовмаша" – неплохая иллюстрация на тему "частный собственник всегда эффективнее государства". Ведь именно под этим слоганом несколько последних составов Кабмина пытаются провести "прихватизацию" оставшегося госимущества.

Правда, не так успешно, как им хотелось бы. Например, сложно ожидать, что в 2020 г. удастся продать госкомпанию "Угольная шахта "Краснолиманская". По той же причине, что и в случае с "Азовмашем".

Еще при прошлом президенте угольные лавы "Краснолиманской" были переданы в долгосрочную аренду фирмам, связанным с торезским бизнесменом Виталием Кропачевым – который, как считается, представлял интересы Игоря Кононенко, бизнес-партнера П.Порошенко.

Без возвращения этих активов госкомпании она остается всего лишь вывеской. И поэтому никому не интересна. Но в опубликованном ФГИУ перечне она почему-то есть.

Само же министерство энергетики и защиты окружающей среды, курирующее госсектор углепрома, даже не пытается вернуть госшахте "Краснолиманская" ее угольные пласты. Хотя времени для этого уже было более чем достаточно.

Еще один знак вопроса – относительно объединения "Сумыхимпром", крупного производителя сложных удобрений, титановой двуокиси и серной кислоты.

Формально оно находится в процедуре санации от банкротства, фактически – контролируется олигархом Дмитрием Фирташем через "своих" людей в комитете кредиторов и администрации предприятия.

Поэтому реально продать его можно только после предварительного решения вопросов с банкротством и долгами перед структурами Д.Фирташа.

Не исключено, что долги создавались искусственно – в период президентства В.Януковича, при котором возможности Д.Фирташа и его Group DF были куда шире нынешних.

Но пока Минэкономторг во главе с Тимофеем Милоавановым не проявляет особого желания заниматься данным вопросом.

Между тем "Сумыхимпром" даже после "очистки" от долгов и вывода "из-под Фирташа" сам по себе вряд ли кому-то интересен – без собственной сырьевой базы.

А она так же находится у государства в рамках "Объединенной горно-химической компании" (ОГХК), включающей вольногорский горно-металлургический комбинат (Днепропетровская обл.) и иршанский горно-обогатительный комбинат (Житомирская обл.).

Поэтому реально продать "Сумыхимпром" можно только с ОГХК в придачу. По-другому никак. В Кабмине и ФГИУ об этом прекрасно знают. Но зачем-то включили сумское объединение в перечень.

Возможно, это было сделано с демонстрации "готовности к реформам" перед западными кредиторами Украины.

Облэнерго: Договорняк решает

Еще более сложная и запутанная ситуация с теми госактивами, которые действительно могут получить покупателя здесь и сейчас, без всяких предварительных условий.

К таким объектам можно отнести "Тернопольоблэнерго", "Хмельницкоблэнерго", "Харьковоблэнерго" и "Запорожоблэнерго". Точнее, госпакеты акций в этих компаниях.

Не секрет, что все они находятся в орбите влияния различных финансово-промышленных групп (ФПГ).

Например, по данным СМИ, контроль над "Запорожоблэнерго" - у братьев Григория и Игоря Суркисов. Аналогично и другие облэнерго. Их привлекательность выросла в 2018 г.

Произошло это после того, как Национальная комиссия регулирования энергетики и коммунальных услуг узаконила так называемые RAB-тарифы, резко повышающие прибыльность для облэнерго.

Тем не менее, кому и где "стричь" эту прибыль – всегда было предметом подковерных договоренностей между олигархами. Базовый принцип этих договорняков можно обозначить как "чужие здесь не ходят".

Т.е. когда ФГИУ выставлял на продажу госпакеты в различных облэнерго – претендовали на них структуры тех олигархов, которые ранее уже успели как-то "заякориться" в этих компаниях.

Ради видимости конкуренции на аукцион могли заявиться и другие претенденты – но их роль сводилась к игре в поддавки с будущим покупателем.

Бывали и другие ситуации: когда в результате договорняка на аукцион по продаже облэнерго вообще не регистрировалось ни одного участника.

Тогда ФГИУ приходилось отменять и переносить торги. Так продолжалось по несколько раз из года в год – до тех пор, пока ФГИУ наконец не соглашался снизить стартовую цену до бросового уровня.

И лишь после этого актив уходил "нужному" покупателю. Подобный сценарий многократно использовался для различных облэнерго. Логично ожидать, что и здесь в ход пойдет проверенная методика.

Итак, все зависит от стартовой цены и того, смогут ли, к примеру договориться по "Запорожоблэнерго" Суркисы и владелец ФПГ "Приват" Игорь Коломойский – ранее заявлявший об интересе к данному активу. Понятно, что нереально спрогнозировать подобные вещи.

"Центрэнерго" и ОПЗ: игра началась

Своя длинная история и у крупного производителя тепловой электроэнергии ПАО "Центрэнерго" (ЦЭ), включающего трипольскую, змеевскую и углегорскую теплоэлектростанции.

Компания также много лет находилась в процедуре формального банкротства: с 2004 г. И только в августе 2019 г. Хозяйственный суд Киева разблокировал ее продажу, отменив банкротство.

Впрочем, сторонники приватизации радовались недолго: уже в сентябре Северный апелляционный хозяйственный суд приостановил решение киевского хозсуда и возобновил банкротство.

Тем не менее, компания снова в перечне ФГИУ. Поэтому, чтобы подстраховаться, противники приватизации добились судебного запрета на продажу ЦЭ. Его вынес 31 января все тот же Хозсуд Киева.

Интересно, что решение принято по иску ООО "Укрдонивест" В.Кропачева – который, как считалось, неформально контролировал деятельность ЦЭ при П.Порошенко.

Тогда как после смены власти в стране, с июля 2019 года, ЦЭ, по данным СМИ, стала работать в интересах группы "Приват".

Вероятно, И.Коломойского вполне устраивает нынешний статус неформального бенефициара компании – без необходимости платить на приватизационном конкурсе.

Получается, что В.Кропачев со своим иском сыграл на стороне ФПГ "Приват".

Хотя со стороны все выглядит так, как будто он отстаивает свои интересы, добиваясь проведения открытого аукциона по продаже ЦЭ.

Очевидно, что "Укрдонинвест" и "приватовцы" сейчас являются ситуативными союзниками, не желающими допустить приход на ЦЭ крупного западного инвестора. Поскольку нынешний премьер А.Гончарук ранее озвучивал желание видеть компанию с западным капиталом в роли покупателя ЦЭ. Он же подчеркивал, что продажа ЦЭ – среди приоритетов Кабмина на 2020 г.

В этом контексте надо рассматривать и уголовное дело, открытое 6 февраля прокуратурой Киева в связи с решением хозсуда о приостановке приватизации ЦЭ.

Наивно ожидать посадки судей за данное "заведомо неправосудное решение", как его квалифицировали в прокуратуре. Но как элемент давления это может сработать - при условии, что у фигурантов нет надежной "крыши" в Высшем совете правосудия.

Но теперь по крайней мере ясно, что в Кабмине настроены серьезно и собираются "пробивать" приватизацию ЦЭ, несмотря на сопротивление нынешних неофициальных бенефициаров компании.

Вокруг Одесского припортового завода (ОПЗ) тоже бушуют "подводные течения". Видимо этим объясняется вручение подозрений фигурантам уголовного дела о якобы имевшей место попытке дачи взятки в $5 млн главе ФГИУ.

По данным НАБУ, деньги предназначались за назначение генеральным директором ОПЗ нужного человека.

Любопытно, что уголовное дело по данному факту было открыто еще в ноябре – однако задержали взяткодателей только 30 января.

По данным СМИ, задержанные хотели видеть руководителем ОПЗ  директора ООО "Всеукраинская энергокомпания" (ВЭК).

Эта фирма сейчас "пасется" на предприятии, поставляя туда газ на давальческих условиях.

Якобы представитель ВЭК, став директором ОПЗ, должен был продлить невыгодный для предприятия давальческий контракт на вторую половину 2020 г.

Из этого следует, что приватизация ОПЗ не входит в планы тех, кто сейчас зарабатывает на его деятельности.

В свою очередь, Кабмин пытается при помощи силовых органов сломить сопротивление теневых "бенефициаров" госпредприятия – крупного производителя азотных удобрений.

От того, кто выйдет победителем в этом противостоянии, зависит и ответ на вопрос, удастся ли правительству продать ОПЗ.

Но можно предположить, что ставка на силовиков не сработает: поскольку тотальная коррупция давно пропитала силовые органы, как губку водой. В лучшем случае уголовные производства лишь дадут сторонникам приватизации немного времени для собственных действий: ведь коррумпированные силовики не способны профессионально выполнять возложенные задачи.

Еще одно препятствие для продажи ОПЗ - его долги. В частности, по решению стокгольмского арбитража $193 млн необходимо выплатить компаниям из орбиты Group DF.

Сумма долга перед НАК "Нефтегаз Украины" – около 1,9 млрд грн. Без решения этого вопроса поручение ФГИУ рискует остаться декларацией благих намерений.

И очевидно, что устранение перечисленных препятствий не под силу не только Фонду госимущества, но и самому Кабмину. Сделать это может только высшее руководство страны – при наличии решимости и политической воли.

Виталий Крымов, "ОстроВ"

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: