Пятница, 20 сентября 2019, 08:441568958252 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Решение Московского городского суда, приговорившего генерального директора корпорации "Индустриальный союз Донбасса" Олега Мкртчана к 9 годам лишения свободы, надо рассматривать как политически мотивированное.

Это своеобразный жест отчаяния со стороны президента РФ Владимира Путина. Он наглядно показал, к чему приводят наивные попытки отдельных украинских политиков и бизнесменов "по-братски" вести дела с восточным соседом.

Тем самым кремлевский лидер собственноручно перепилил сук, на котором долгое время сидел…

Виновен, потому что…

О.Мкртчан, руководивший ИСД с 2002 г., был задержан в Москве 8 февраля 2018 г. по обвинению в мошенничестве и растрате средств.

По версии Следственного комитета РФ, гендиректор и совладелец ИСД организовал хищение $2,5 млрд, выделенных российским государственным Внешэкономбанком для развития корпорации.

Действительно, в 2011 г., ВЭБ выдал ИСД кредит в 85 млрд руб. на развитие Алчевского металлургического комбината под залог акций предприятия.

На эти деньги корпорация смогла построить электростанцию для АМК и закупила новое оборудование в прокатные цеха. Однако полностью завершить модернизацию не успели.

До смены власти на Украине в 2014 году О.Мкртчан от лица комбината заплатил банку $40 млн в качестве процентов по кредиту, а в 2014-2016 годах платежи прекратились из-за военных действий на Донбассе.

В 2016 г. права требования долга перешли от ВЭБа к связанной с ним же компании "Фонд промышленных активов". Именно она стала истцом и "потерпевшей" стороной в данном процессе. И 16 августа текущего года получила решение о взыскании с О.Мкртчана 189 млрд руб. При этом исполнить его у россиян нет никакой возможности.

Дело в том, что между российскими и украинскими акционерами ИСД уже не один год идут судебные разбирательства – не только в РФ, но и на Кипре.

Российская сторона считает себя обманутой и в качестве компенсации претендует на долю украинских партнеров. Однако до сих пор суды не завершились и неясно, когда это произойдет.

С одной стороны, второй (наряду с О.Мкртчаном) украинский совладелелец ИСД Сергей Тарута ранее отмечал в интервью СМИ, что не имеет права распоряжаться имуществом корпорации – поскольку оно арестовано по иску российских акционеров.

С другой – россияне не имеют влияния на работу Днепровского металлургического комбината (г.Каменское, Днепропетровская обл.) и польских активов ИСД.

Причины прежде всего политические - т.к. отношения Москвы с Варшавой и Киевом сложно назвать дружественными. Поэтому ВЭБ не может в судебном порядке получить доступ к управлению ДМК и комбинатом ISD Huta Częstochowa.

Косвенно можно предположить, что такой доступ у них есть только в Венгрии на металлургическом комбинате ISD Dunaferr. Поскольку, как сообщали СМИ, В.Путин ранее не раз обсуждал проблемные вопросы работы данного предприятия с венгерским премьером Виктором Орбаном.

Что же касается ДМК, то он с весны 2017 г. находится под неформальным оперативным управлением группы "Метинвест" Рината Ахметова.

Российские активы ИСД в рамках процедуры банкротства были проданы еще несколько лет назад - в счет погашения долгов.

Таким образом, сейчас из 189 млрд руб. заявленных претензий ВЭБ может получить только 1,5 млн руб., $40 тыс. и €14 тыс. плюс автомобиль неназванной марки. Все это личное имущество О.Мкртчана, арестованное вместе с ним как физическим лицом.

В данной истории есть два важных момента.

Первый – привлечение к уголовной ответственности бизнесмена столь крупного калибра с реальной посадкой.

Но в чем именно заключалось мошенничество О.Мкртчана – Следственный комитете РФ так и не пояснил.

Более того, судебные слушания прошли в закрытом режиме и на материалах процесса по настоянию прокуратуры РФ стоит гриф "секретно". И это второй момент, на который следует обратить внимание. Ведь если отбросить пришитую Следкомом РФ "уголовщину" – сам эпизод более чем банальный.

В любом банке расскажут десятки, если не сотни историй про бизнесменов, которые взяли деньги в долг, а потом не отдали.

В качестве примера можно взять относительно свежий и в чем-то схожий с ИСД кейс группы "Донецксталь": до начала войны на Донбассе она тоже взяла большие кредиты на модернизацию и развитие металлургического производства, а потом перестала платить.

И суд также постановил взыскать долг – поскольку, несмотря на утрату части активов в ОРДЛО, у группы остались действующие предприятия в Украине (шахтоуправление "Покровское").

Но при этом никто не сажал в каталажку владельца "Донецкстали" Виктора Нусенкиса, постоянно проживающего в РФ и имеющего ее гражданство.

Что же касается присвоения средств – то это сам по себе очень сомнительный пункт обвинения.

Например, ранее украинская прокуратура выдвинула аналогичные претензии руководству Запорожского титано-магниевого комбината. Там деньги, предназначенные на инвестиции, были потрачены на погашение крупного долга перед ОАО "Запорожьеоблэнерго".

Да, юридически нецелевое использование средств налицо. Но как работать предприятию, если энергетики отключат его за неуплату долга – прокуроры тоже не знают.

Поэтому такие обвинения зачастую идут в ход в качестве элемента давления на владельца и собственника предприятия.

Зачем понадобилось давление в случае с ИСД – понятно. Как отмечалось выше, россияне уже несколько лет безуспешно выясняют в судах отношения с украинскими партнерами.

Очевидно, что перспективы добиться победы обычным юридическим путем в Кремле не видят. Поэтому гендиректор ИСД, по факту давно проживающий в РФ, и оказался в тюрьме.

Тень ВВП

Отношения между совладельцами "Индустриального союза Донбасса" не заладились с самого начала - когда в январе 2010 г. экс-вице-премьер Виталий Гайдук продал долю 50%+2 акции в ИСД неким российским инвесторам, интересы которых представлял ВЭБ.

С.Тарута и О.Мкртчан выступали против сделки, но вынуждены были согласиться с решением партнера выйти из бизнеса. После этого предприятия ИСД работали довольно нестабильно.

Периоды выхода на полную мощность чередовались с падением объемов производства и аналитики рынка связывали такие "качели" с разногласиями между акционерами, из-за которых АМК и ДМК нередко испытывали дефицит оборотных средств.Или, попросту говоря, сидели на голодном финансовом пайке, не имея денег на закупку основного сырья – железной руды. Тогда, кстати, и возникли многомиллиардные долги за ее поставку перед "Метинвестом".

В итоге выяснение отношений перешло в судебную стадию и длится до сих пор. Но кто эти самые таинственные российские инвесторы – официально по-прежнему неизвестно.

Очевидно, что именно нежеланием "светить" их, а также детали сделки 2010 г. и вызвано решение Мосгорсуда засекретить сам процесс и его материалы.

Хотя, к примеру, когда украинские олигархи Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов, Виктор Пинчук и Константин Григоришин выясняли отношения в Высоком суде Лондона – их показания были в открытом доступе.

И любой желающий мог в подробностях прочитать, как при Л.Кучме "пилили" Украину, растаскивали на куски ее экономику, между кем и какие были "договорняки".

В случае с процессом над О.Мкртчаном все иначе. И здесь надо вспомнить тогдашние сообщения СМИ, которые ссылались на источники в правительственных кругах двух стран.

Они утверждали, что сделка по ИСД накануне выборов-2010 в Украине обсуждалась на переговорах между тогдашним премьером и кандидатом в президенты Юлией Тимошенко и В.Путиным.

И что якобы часть уплаченных за ИСД денег пошла на финансирование предвыборной кампании Ю.Тимошенко.

Версия выглядит как минимум правдоподобной – учитывая, что В.Гайдук был вице-премьером в первом правительстве Ю.Тимошенко и возглавлял группу ее советников в период второго премьерства.

А также с учетом участия В.Путина в судьбе ISD Dunaferr, который не так давно министерство экономики Венгрии хотело вернуть в госсобственность.

Вряд ли лидер РФ проявлял столько внимания к ИСД, не имея личной заинтересованности в данном деле.

Сложно поверить, что он таким образом всего лишь по-отечески бескорыстно заботился о неких инвесторах - которые фантастически стеснительны и за столько лет не решились выйти в публичную плоскость.

Поэтому логично, что: либо это структуры, связанные с ближайшим окружением В.Путина, либо… никаких инвесторов нет вообще и ВЭБ является не просто посредником, а стороной участия в ИСД.

Кстати, неофициальным "смотрящим" за российской металлургией считается глава совета директоров корпорации "Роснефть" Игорь Сечин, ранее занимавший должности вице-премьера и замглавы президентской администрации.

Политологи считают его вторым по влиятельности человеком в Кремле. И, как отмечал в комментарии западным СМИ один из российских топ-менеджеров, "Сечин не разделяет понятия личной выгоды и выгоды для страны".

Иными словами, "государство – это я". Или так: "Что хорошо для меня – хорошо и для России". Типичная точка зрения для любого диктатора.

И.Сечину приписывают организацию уголовного процесса над совладельцем крупнейшей на тот момент российской частной нефтяной компании "Юкос" Михаилом Ходорковским – в результате которого сам олигарх оказался за решеткой, а активы компании перешли к "Роснефти".

Определенные параллели с делом ИСД здесь просматриваются очень четко. Завершится ли оно по сценарию "Юкоса" или же будет другое развитие событий – покажет время.

Виталий Крымов, "ОстроВ"  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: