Понедельник, 24 июня 2019, 13:071561370850 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Судебный арест активов донецкого кондитерского концерна АВК в Днепре по иску принадлежащего россиянам Проминвстбанка играет на руку его главному конкуренту. Компания "Рошен" президента Петра Порошенко получает прекрасную возможность упрочить лидирующие позиции на украинском рынке, пока владелец АВК Владимир Авраменко отбивается от претензий кредиторов.

Новый форс-мажор

Спор возник из-за неплатежей АВК по кредитной линии на 1,37 млрд грн., открытой в 2011 г. Компания перестала обслуживать этот долг в 2014 г. – после начала войны на Донбассе.

С одной стороны, ситуации, когда предприятие или целая корпорация вдруг перестает платить по своим обязательствам – не такая уж и редкость в бизнесе. Но в данном случае все выглядит как форс-мажор: в результате войны на Донбассе АВК утратил фабрики в Донецке и Луганске, свои основные площадки.

На них выпускалось 105 тыс. т. кондитерских изделий, или 70% от общего объема производства АВК.

Кроме того, пришлось искать замену российскому рынку, на который в довоенный период приходилось 33% всех продаж в натуральном выражении.

Тем не менее, В.Авраменко не опустил руки и перенес основное производство на фабрике в Днепре. Там его менеджеры сумели восстановить утраченные позиции по ассортименту: был налажен выпуск тех видов "кондитерки", которые делались в Донецке и Луганске.

Разворачивание производства в Днепре потребовало инвестиций в 150 млн грн. А вот свою фабрику в Мукачево, остановленную еще в 2012 г., АВК так и не запустил в работу.Вместо этого часть заказов разместили на мощностях других производителей: Ровенской кондитерской фабрике и на объединении "Полтава-кондитер", а также в Чехии. И теперь примерно 10% продукции АВК выпускается другими компаниями.

За 2014-2015 гг. АВК выпустил 140 тыс. т. "кондитерки" на более чем 5,8 млрд грн. По итогам 2016 г. концерн занимал 2 место по выпуску шоколадных изделий в Украине, в этом сегменте его доля рынка достигла 20%.

По общим объемам производству "кондитерки" АВК был на 3 месте. Его доход за 2016 г. вырос на 31,96%, до 834 млн грн. И если в довоенном 2013 г. АВК поставлял продукцию в 20 стран, то в 2016 г. – уже более чем в 50. При этом удвоился экспорт в ЕС и арабские страны.

Таким образом, бизнес у должника Проминвестбанка хотя и прошел через шоковые потрясения из-за войны на Донбассе, но в итоге все же удержался на плаву.

Это подтверждал и сам В.Авраменко. "Сейчас, в свой юбилейный 25-й год, АВК восстанавливает свои позиции", — говорил он в 2016 г. А значит, у кредиторов появились все основания вспомнить о долгах концерна.

Главным образом они были сформированы перед банками с российским капиталом: порядка $80 млн АВК был должен Сбербанку, $60 млн — Проминвестбанку. Еще $15 млн приходилось на долг перед Райффайзен Банком Аваль и $5 млн — перед Всеукраинским банком развития (принадлежал Александру Януковичу, сейчас в стадии ликвидации).

В.Авраменко уверяет, что в принципе не отказывался платить и даже сейчас продолжает переговоры с банкирами об условиях реструктуризации и погашения задолженности.

Если же вернуться к его более ранним высказываниям, то они довольно противоречивы. Так, в августе 2016 г. владелец АВК в интервью СМИ заявил: "В настоящее время мы находимся в спорах с банками, но при этом мы нашли определенные точки соприкосновения и понимание со Сбербанком России".

По его словам, с Проминвестбанком было сложнее общаться, но и там есть прогресс.

"Потому что мы не могли достучаться до прежнего руководства. Слава Богу, туда пришли сейчас адекватные профессиональные люди, украинские руководители. Мы с ними нашли понимание. Мы сказали: вот новое юрлицо, вот бизнес-план, вот мы можем уже столько-то брать на себя обязательств, столько-то платить. У нас с этими руководителями идет хороший, рабочий контакт. Я уверен, что в ближайшие несколько недель мы закроем все вопросы по обязательствам, поставим жирную точку и будем дальше вместе расти и развиваться", - говорил В.Авраменко.

Но уже буквально через пару месяцев, в октябре 2016 г., тональность его комментариев о ходе переговоров с банками кардинально меняется.

"Кредиторами компании являются банки страны-оккупанта, а переговоры с ними вести сложно", - констатировал владелец АВК. Он уточнял, что готов был покрыть часть долга АВК, но не всю сумму.

"Долг АВК перед кредиторами составляет 160 млн. Но никто не будет отдавать долги — бизнес разрушен", — заявлял А.Авраменко. Хотя, как следует из приведенных выше производственных и финансовых показателей АВК за тот период, это далеко не так.

Впрочем, тогда, в 2016 г., Хозяйственный суд Киева руководствовался другими соображениями при рассмотрении спора АВК и Проминвестбанка.

Тогда, добиваясь в судебном порядке изменения условий кредитования, юристы АВК ссылались на то, что при заключении кредитного договора стороны не могли предвидеть ухудшение условий ведения хозяйственной деятельности в Донецкой обл. в связи с проведением АТО. Представители АВК утверждали, что компания не имела возможности осуществлять хозяйственную деятельность как на территории Донецкой обл., так и на остальной территории Украины за пределами зоны АТО.

Хотя, снова-таки, как мы показали выше, - это не совсем так.

Суд же просто обратил внимание, что в 2014-2015 гг. при заключении дополнительных соглашений к кредитному договору от 2011 г. (т.е. в рамках реструктуризации) в них не были внесены пункты по наступившим форс-мажорам.

А не внесли их, очевидно, только потому, что кредиторы знали о развитии бизнеса АВК на территории, подконтрольной официальным украинским властям.

В итоге В.Авраменко проиграл суд Проминвестбанку в 2016 г., а через год – уже и Сбербанку. Сначала в Львовском хозяйственном суде, затем в его апелляционной инстанции.

Затем 30 января 2018 г. Закарпатский хозсуд принял постановление о принудительном исполнении принятых решений о взыскании задолженности с АВК путем конфискации и продажи кондитерской фабрики в Мукачево.

Рычаг для конкурента

Но поскольку та фабрика была неработающей, это не слишком отразилось на бизнесе В.Авраменко. Гораздо более существенным ударом стало банкротство принадлежавшего ему банка "Траст".

Из материалов Национального банка Украины следует, что работа "Траста" была организована по обычной для украинских реалий схеме: банк занимался привлечением денег населения на депозиты, в дальнейшем владелец банка направлял собранные средства на развитие собственного бизнеса.

Большая часть ресурсов "Траста" пошла на кредитование фабрик в Донецке и Луганске, поэтому вернуть эти деньги после начала АТО уже не представлялось возможным.

Исходя из отрицательных значений капитала у "Траста", НБУ в июле 2016 г. запретил ему принимать вклады у населения – но несмотря на запрет, банк В.Авраменко продолжал это делать. А чтобы "подогреть" интерес населения, выставил более высокие процентные ставки по депозитам, чем в среднем по рынку на тот момент.

В итоге 7 декабря НБУ признал "Траст" неплатежеспособным и ввел туда временную администрацию Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Из средств ФГВФЛ в итоге вкладчикам "Траста" выплатили 552 млн грн. обязательств по "сгоревшим" депозитам.

Т.е. с гражданами, прокредитовавшими бизнес В.Авраменко в надежде на получение процентных доходов, государство рассчиталось из кармана других граждан – которые, возможно, никогда не участвовали в рискованных финансовых инвестициях.

Как бы там ни было, теперь, лишившись "карманного" банка, донецкий бизнесмен уже не может действовать по накатанной схеме, развиваясь за счет денег вкладчиков.

АВК 14 января распространила официальное заявление, в котором сообщила, что фабрика в г. Днепр продолжает работать в обычном режиме, несмотря на решение суда о ее аресте.

Действительно, сейчас он наложен в рамках обеспечительных мер и никак не влияет на текущую производственную деятельность.

Однако если сейчас договориться с Проминвестбанком не удастся, то фабрика в Днепре может повторить судьбу мукачевского актива АВК.

Что дальше – большой вопрос для обеих сторон спора. К примеру, сможет ли В.Авраменко в таком случае остаться в кондитерском бизнесе, разместив все заказы на мощностях сторонних производителей?

Теоретически у него есть такая возможность: поскольку АВК ранее уже перерегистрировал на киевское ООО " АВК Конфекшинери" права собственности на все свои торговые марки и знаки.

Но насколько это реально сделать на практике? Ясно, что 10% заказов и 100% заказов – далеко не одно и то же.

Точно так же понятно, что выпуск продукции на сторонних мощностях обходится владельцу АВК гораздо дороже, чем на собственных. А значит, он неизбежно потеряет значительную часть прибыли.

В то же время для кредитора такой сценарий тоже выглядит нежелательным. Допустим, банк выиграет разбирательство и суд примет решение о принудительном взыскании долга АВК путем продажи залогового имущества.

В данном случае – днепровской кондитерской фабрики. Но весь вопрос в том, кто ее купит?

Украинский рынок "кондитерки" сейчас переживает не лучшие времена из-за низкой платежеспособности населения. А конфеты и торты, как не крути, не относятся к продуктам первой необходимости.

Кроме того, надо учесть выезд миллионов украинцев из страны на заработки: трудовая миграция значительно поубавила число едоков и это тоже повлияло на объемы производства у кондитеров.

Опять же, как отмечалось ранее, в довоенный период значительная часть "кондитерки" у всех украинских производителей шла на российский рынок. И полноценной замены ему не найдено – только частичная. Вот почему та же корпорация "Рошен" в 2014 г. закрыла кондитерскую фабрику в Мариуполе, а АВК – в Мукачево.

Поэтому и днепровская, и закарпатская фабрики В.Аврамнко не интересны ни зарубежным покупателям, ни украинским конкурентам. И это означает только одно: вернуть долги путем принудительной продажи активов АВК банки не смогут.

Это подтверждается данными по динамике производства "кондитерки" в Украине. Он делится на три сегмента: мучные изделия (печенье, вафли, торты, кексы, пряники и т.д.), сахаристые изделия (карамель, желейные конфеты и т.д.) и шоколадные (плитки, батончики, конфеты).

Выпуск сахаристых кондитерских изделий в тыс. т.:

  2012

   2013

   2014

   2015

   2016

  2017

  220,6

   196,7

   182,8

   182,2

   182

  150,7

Выпуск шоколадных кондитерских изделий в тыс. т.:

  2012

   2013

   2014

   2015

   2016

  2017

  344,6

   327,7

   229,6

   181,7

   170,4

  128,1

Выпуск мучных кондитерских изделий в тыс. т.:

  2012

   2013

   2014

   2015

   2016

  2017

  384,8

   384,4

   298,4

   246,1

   244,1

  217,4

По итогам января-ноября 2018 г. выпуск пирожных упал на 3,4%, до 8,3 тыс. т., пряников – на 11%, до 2,64 тыс. т., карамели – на 5,1%, до 69,5 тыс. т., шоколадных конфет – на 1,7%, до 47,4 тыс. т.

Таким образом, от сценария с остановкой работы фабрики в Днепре выигрывают только конкуренты АВК, который по итогам 2017 г. занимал 12,4% от всего рынка "кондитерки" в Украине (т.е. учитывая продажи продукции во всех трех сегментах). Безусловно, освободившейся нише будут рады абсолютно все производители – тут ничего личного, только бизнес.

Но больше остальных извлечь пользу от проблем В.Авраменко с кредиторами может "Рошен", у которого годом ранее рыночная доля уже составляла 22,5%.

По тортам и карамели компания П.Порошенко и так уверенно лидирует и АВК ей здесь не конкурент, зато в сегменте шоколадных изделий компания В.Авраменко "дышала в затылок" лидеру.

Ситуация выглядит как управляемая для президента, который сейчас формально не имеет отношения к "Рошен", передав его в управление инвестфонду Rothschild&Co – но при этом сохранив в компании свой менеджмент, включая младшего бизнес-партнера Вячеслава Москалевского в должности генерального директора.

С одной стороны, Порошенко контролирует деятельность Национального банка Украины – от которого, в свою очередь, зависит работа "Проминвестбанка".

С другой – имеет возможность влиять на судебные органы при помощи своей администрации. И речь здесь не только о пресловутом "телефонном праве": у президента есть представители в Высшем совете правосудия и других органах "третьей власти". Соответственно, и пространство для маневров представляется весьма обширным. Как знать, возможно, именно некое давление извне мешает Проминвестбанку и Сбербанку полюбовно договориться со своим должником?

В связи с этим вспоминается сентябрьский арест акций Проминвестбанка и Сбербанка по решению киевского апелляционного суда, отмененный 3 мес. спустя, в декабре 2018 г.

Отдельно стоит сказать и о донецкой фабрике АВК, переименованной в "Лаконд". О возобновлении ее работы украинские СМИ сообщили в 2016 г.

Они ссылались на свидетельства жителей Донецка и фотографии обертки от конфет, выпущенных после официальной остановки фабрики в январе 2015 г.

На основании этого в публикациях делался вывод о договоренностях В.Авраменко с сепаратистами относительно работы своего донецкого актива. Сам он это, естественно, отрицает – утверждая, что с февраля 2014 г. ни разу не был в Донецке.

"Если кто-то нашел там нашу упаковку, наши сертификаты, нашу рецептуру, то мы открыто заявили - это не мы. Мы - это АВК Конфекшинери, которое ведет свою деятельность на неоккупированной территории. К тому, что происходит на неподконтрольных территориях, мы никакого отношения не имеем, никаких контактов не ведем. Там кто-то что-то делает - главное, чтоб на металлолом не порезали. Мы дали официальное обращение в органы и выпустили пресс-релиз, где подчеркнули, что не несем никакой ответственности за действия тех людей. Такая же ситуация, как с моей родительской квартирой: я понятия не имею, кто там находится. Может, там кого-то травят этими конфетами, может, еще что-то", - пояснял В.Авраменко в августе 2016 г.

Между тем СМИ сообщали об одновременном получении сертификатов качества для продажи продукции АВК в мусульманских странах – как донецким "Лакондом", так и киевским "АВК Конфекшинери".

Думается, что В.Авраменко понимает все риски и последствия от работы в "ДНР", включая обвинения в финансировании терроризма, которые могут быть выдвинуты СБУ и Генеральной прокуратурой.

Поэтому, постоянно проживая в Киеве и разворачивая здесь свой бизнес, вряд ли бы решился на такую авантюру.

В тоже время отсутствует информация о "национализации" донецкой кондитерской фабрики боевиками "ДНР" – как это было проделано с магазинами торговой сети АТБ, отделениями Приватбанка, шахтами и заводами Р.Ахметова и т.д.

Также нет сведений о передаче "Лаконда" под внешнее управление компаний из орбиты беглого харьковского зиц-олигарха Сергея Курченко – через которого сейчас идут нелегальные продажи металла и угля из ОРДЛО.

В свою очередь, В.Авраменко в августе 2016 г. объяснял в интервью СМИ, что в "АВК Конфекшинери" является единоличным собственником - тогда как в ЧАО "АВК" партнером у него был донецкий предприниматель Валерий Кравец, в 2010-2011 гг. – министр сельского хозяйства в Автономной республике Крым.

"Он в последние годы был "спящим акционером" и находился на той территории. Но он не занимался активно бизнесом. А затем началась АТО и у нас полностью прервалось общение", - говорил В.Авраменко.

Он напомнил, что еще в 2014 г. вышел закон, запрещающий изменения в реестре предприятий, зарегистрированных в зоне АТО, на время проведения антитеррористической операции.

"Поэтому юридически мы с Кравцом по-прежнему остаемся акционерами по ЧАО АВК и сделать кому-то из нас какие-то действия по входу или выходу из предприятия на данный момент нельзя законодательно", - пояснял владелец АВК.

В таком случае можно предположить, что работу донецкой фабрики под вывеской "Лаконд" возобновил В.Кравец – благодаря юридическим нюансам сохранивший права на сертификаты и торговые марки АВК.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: