Вверх

Президент Петр Порошенко на предстоящих выборах будет вынужден сделать ставку на договоренности с крупнейшими финансово-промышленными группами (ФПГ) Украины о поддержке.

К такому шагу главу государства подталкивают низкие рейтинги собственной популярности у избирателей. При этом играть ему приходится краплеными картами. В том смысле, что козыри, которые он может предложить, легко просчитываются при анализе.

Тот перечень госпредприятий, который был утвержден Кабинетом министров Украины для т.н. "большой приватизации" нынешним летом, в очередной раз рискует остаться декларацией на бумаге. Главным образом потому, что важнейшие госкомпании и так де-факто разделены между ФПГ. Они контролируют их путем назначения своих управленцев.

И олигархов, включая самого президента, вполне устраивает статус-кво. Ведь уверенности в том, что права собственности на приватизированные предприятия удастся сохранить в будущем – у них нет. Несмотря на новый закон о приватизации, принятый весной этого года и призванный уберечь "прихватизаторов" от возврата этих предприятий в госсобственность.

"Укрнефть" для Коломойского

Поэтому та же ФПГ "Приват" Игоря Коломойского пытается заполучить крупнейшую нефтедобывающую госкомпанию Украины ПАО "Укрнефть" другим путем.

Глава правления НАК "Нефтегаз Украины" Андрей Коболев в начале августа сообщил, что ведет переговоры с И.Коломойским о разделении "Укрнефти".

"Переговоры были, но финального соглашения мы еще не имеем. Мы находимся в переговорном процессе", — сказал глава НАК в интервью одному из изданий.

По данным отраслевых СМИ, речь идет о делении на две части, нефтяную и газовую. Часть1 включает нефтяные скважины, товарные пункты, сеть автозаправочных станций (АЗС). Часть 2. - газовые скважины и газоперерабатывающие заводы (ГПЗ).

Разделение получается не совсем пропорциональное. Поскольку газодобыча для "Укрнефти" – побочное направление.

Например, по итогам 2017 г. компания добыла 1,379 млн т. нефти и 1,108 млрд м3 газа.

Учитывая среднюю цену нефти Urals $53,03/баррель в 2017 г. и среднюю цену газа при импорте в Украину $254/1000 м3, получаем, что газовое направление дало $281,4 млн, а "нефтянка" - $547 млн расчетной годовой выручки.

Также надо учитывать, что ресурс "Укрнефти" далее поступает на Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, где из нее делают бензин и дизельное топливо.

Т.е. идет производство продукции с высокой добавленной стоимостью. Поэтому реальный доход от главного направления в "Укрнефти" еще на порядок выше.

А газ госкомпания продает главным образом как топливо для промышленных предприятий. Лишь небольшая его часть идет на ГПЗ и продается потом на АЗС в виде сжиженного автомобильного газа.

На балансе "Укрнефти" числятся 1936 нефтяных и 168 газовых скважин, три ГПЗ, 43 буровые установки и сеть из 537 АЗС.

Несложно догадаться, что "Приват", всегда отличавшийся здоровым аппетитом в отношении госимущества, претендует на "нефтянку" – тем более, что и Кременчугский НПЗ находится под контролем группы И.Коломойского.

За нефтяную часть "Укрнефти" он готов заплатить – и даже независимая оценка активов, которые могут быть разделены между акционерами, уже проведена.

Нюанс в том, что вырученные от продажи активов деньги предлагается направить на погашение существующего налогового долга "Укрнефти", достигшего 15 млрд грн. по состоянию на май текущего года.

Т.е. И.Коломойский готов его погасить в обмен на передачу ему наиболее высокорентабельного бизнеса в компании, которая формально все еще остается государственной.

Государству в лице НАК "Нефтегаз Украины" принадлежит 50%+1 акций в "Укрнефти", оффшоркам из орбиты "Привата" – около 42%.

Тем не менее, крупнейший нефтедобытчик Украины с 2002 г. находится под контролем группы И.Коломойского – по вышеупомянутой схеме, через назначение своих людей в руководство.

Именно поэтому госкомпания с августа 2014 г. просто перестала платить в бюджет ренту за недропользование – вот так и возник налоговый долг.

Потом выплаты периодически то возобновлялись, то прекращались и теперь "Приват" предлагает государству закрыть вопрос "полюбовно" – хотя на самом деле погашение налоговой задолженности не должно быть предметом торга.

Это может рассматриваться только как предварительное условие для диалога государства с миноритарными акционерами в "Укрнефти".

Кроме того, начинать разговор невозможно без компенсации государству потерь от "схемного" ведения бизнеса, в результате которого оно, государство, оставалось "при своих", а львиная доля прибыли годами оседала в "приватовских" компаниях.

Теперь же получается, что за рамками переговоров остался ряд других деликатных вопросов: например, возврат 18,7 млрд грн., выведенных из "Укрнефти" ее руководством в 2015-2016 гг. на подконтрольные "Привату" фирмы.

Это когда нефть отгружалась без предоплаты и теперь получить за нее деньги зачастую формально не с кого: фирмы-получатели скоропостижно ликвидировались.

Кроме того, по данным СМИ, "Укрнефть" только за 2017 г. недополучила 2,3 млрд грн. дохода – из-за того, что "на бумаге" продавала аммиак "приватовским" фирмам дешевле рыночной стоимости.

Это еще одна схема, при которой "Укрнефть" как госкомпания вместо того, чтобы продавать добытый газ государству в лице "Нефтегаза", передавала его подконтрольному "Привату" объединению "ДнепрАзот" (г. Каменское, Днепропетровская обл.) для производства аммиака. До последнего времени "ДнепрАзот" находился в аренде у "Укрнефти".

А еще ранее "Укрнефть" продавала свой ресурс по заниженным ценам – порой в 2-4 раза ниже рыночной стоимости. Покупателями выступали фирмы, связанные с "Приватом".

Поэтому в итоге "шаровая" нефть оказывалась на подконтрольном группе Кременчугском НПЗ.

Только за 2008-2009 гг., по оценке директора консалтинговой группы "А-95" Сергея Куюна, недополученная прибыль госкомпании от продажи нефти превысила 7 млрд грн., или свыше $900 млн по тогдашнему курсу.

Вот почему в диалоге с "Приватом" руководствоваться известной поговоркой "кто старое помянет…" государству никак нельзя. Но это если исходить из государственных интересов.

А если действовать в соответствии с тезисом "государство – это я" и "после нас - хоть потоп", тогда вероятность разделения "Укрнефти" до президентских выборов весьма высока.

Тем более, что А.Коболев является назначенцем по квоте провластной партии "Народный фронт", активно поддерживающей И.Коломойского.

Именно этим можно объяснить тот факт, что даже добившись в апреле т.г. расторжения кабального для государства акционерного соглашения с миноритариями по "Укрнефти" в Лондонском международном коммерческом арбитражном суде LCIA, "Нефтегаз" до сих пор так ничего и не сделал, чтобы вернуть госкомпанию под свой контроль.

Вместо этого разговор идет о ее дележе по принципу, когда миноритарии как бы говорят государству: "давай сначала съедим твое, а потом – каждый свое".

И оно, государство, готово согласиться. Поскольку оно действительно не просто некая абстрактная сущность, а вполне конкретные люди, облеченные властью. И распоряжаются они этой властью по своему усмотрению.

Исходя из этого, И.Коломойский перед президентскими выборами вполне мог бы порешать с государством еще один важный для себя вопрос – о долгах крупнейшего в стране Приватбанка, владельцем которого он был до декабря 2016 г. Речь идет о возврате $5,5 млрд, или 151,25 млрд грн. по текущему курсу, выведенных из Приватбанка до национализации.

Однако санация банковского сектора находится под мониторингом основных кредиторов Украины – Международного валютного фонда и Всемирного банка. А они в данном случае занимают очень жесткую позицию: понесенные украинским государством расходы на спасение проблемных банков должны быть компенсированы их прежними владельцами.

Вот поэтому в Высоком суде Лондона, где сейчас слушается дело о требованиях государственной администрации Приватбанка к И.Коломойскому и его партнеру Геннадию Боголюбову, все может закончиться не в пользу последних.

Тогда как в самой Украине "приватовцы" неизменно побеждают в судах с госадминистрацией Приватбанка и Национальным банком Украины.

Бонусы для Фирташа, Ахметова и Бахматюка

Политическое положение Group DF в Украине не такое прочное, как у "Привата", поэтому и бонус для нее гораздо скромнее. Очевидно, что в нынешних реалиях группа не может претендовать на новые активы – как тот же И.Коломойский.

Но тема для обсуждения с П.Порошенко у Дмитрия Фирташа, Сергея Левочкина и Юрия Бойко имеется. Речь идет о 27,5 млрд грн. долгов облгазов перед "Нефтегазом".

Природа их возникновения в изложении главного коммерческого директора НАКа Юрия Витренко выглядит несколько туманно.Так, до 2015 г. "Нефтегаз" был гарантированным поставщиком газа и любые отборы ресурса из трубы любым потребителем в Украине (при условии, что у него не было поставщика) – автоматически ложились на "Нефтегаз". После принятия закона "О рынке природного газа" и вступления в силу нового Кодекса газотранспортной системы (ГТС) ситуация изменилась.

"В 2015 г. регулятор НКРЭКУ принял Кодекс - при этом, по нашему мнению, незаконно отложив вступление в силу одного пункта этого Кодекса на 1,5 года. Это дало возможность облгазам практически любой отбор газа предприятиями теплокоммунэнерго относить на Нефтегаз. Игроки рынка по-прежнему считают, что на Нефтегаз можно записывать любые объемы", – пояснял Ю.Витренко в начале июля в интервью СМИ.

Речь идет о пункте, в соответствии с которым все ссылки на поставщиков должна подтверждать госкомпания ПАО "Укртрансгаз" – оператор ГТС.

"Регулятор этот пункт переносит на 1,5 года, что фактически дает возможность облгазам аллоцировать, то есть относить все проблемные отборы газа тепловиков на "Нафтогаз". И мы с этим ничего сделать не могли, даже подать в суд на облгазы", – заявил представитель "Нафтогаза".

По его словам, таким образом в газовом балансе госкомпании появилась "дыра", т.е. недостача, в 27,5 млрд грн.

Итак, в данном случае не совсем понятно, "кто кому Рабинович". Зато совершено ясно другое:

1. Газ был использован и не оплачен.

2. Такая ситуация была создана искусственно путем манипуляций различными законодательными и подзаконными актами. Создала эту ситуацию Национальная комиссия регулирования энергетики, до недавнего времени возглавляемая Дмитрием Вовком, бывшим менеджером П.Порошенко.

3. Существуют 2 сценария дальнейшего развития событий. Первый – силовой, на котором настаивает "Нефтегаз" (читай – "Народный фронт").

Он подразумевает принудительное списание этих 27,5 млрд грн. с облгазов через решения судов и в случае невыплаты – конфискацию имущества.

При этом следует помнить, что около 70% облгазов в Украине контролируется компаниями из орбиты Group DF. Очевидно, что ее владельцев не очень устраивает такой вариант.

Поэтому есть и альтернативный сценарий: поскольку ситуация сложилась неоднозначная, клерки в НКРЭ по своей тупости и нерадивости чего-то там не досмотрели, не там поставили запятую в тексте постановления – спорный объем можно просто разово списать.

Опять-таки решением НКРЭ, которое должна законодательно утвердить Верховная Рада.

Такой сценарий вполне вероятен, ведь даже после увольнения Д.Вовка и назначения вместо него Оксаны Кривенко возможность неформального влияния президента на НКРЭ сохранилась.Кроме того, как показывают прошедшие 4 года, договариваться о нужных для себя голосованиях в парламенте П.Порошенко и его команда хорошо умеют.

Тем более, что в данном случае остальные депутаты и бизнес-группы ничего не теряют: списание происходит за счет государства, т.е. за счет миллионов простых украинских граждан-налогоплательщиков.

И, наконец, подобные прецеденты уже имели место ранее, причем неоднократно.

Так, в мае 2011 г. с предприятий топливно-энергетического комплекса, включая облгазы, было списано свыше 24 млрд грн. Далее, в январе 2015 г., был принят еще один закон о списании еще свыше 26 млрд грн. с ТЭК – в т.ч. 7,4 млрд грн. с облгазов.

Итак, почему бы простым украинским налогоплательщикам не заплатить еще раз вместо олигархов?

Но, разумеется, для этого группа Д.Фирташа и подконтрольные ей медиа должны продемонстрировать исключительную лояльность к президенту сейчас и оказать ему максимальную поддержку в период избирательной кампании.

Что касается владельца группы SCM Рината Ахметова, то он свой бонус уже получил: все та же НКРЭ уже под руководством О.Кривенко 23 августа продлила на год, до июля 2019 г., действие скандальной формулы "Роттердам+".

Напомним, речь идет о том, что в тарифе на электроэнергию (э/э) для тепловых электростанций, большинство из которых входит в холдинг ДТЭК Р.Ахметова, стоимость угля рассчитывается по формуле "цена на угольной бирже в Роттердаме + стоимость его доставки в Украину".

При этом сам уголь никто из Нидерландов в Украину не везет: его либо добывают непосредственно в Украине, либо импортируют из России.

Таким образом расчетная цена угля по методике НКРЭ получается в несколько раз выше реальной стоимости угля, который используется на ТЭС.

Учитывая, что производство э/э у ДТЭК за 2017 г. составило 36,462 млрд кВт.-ч., можно получить приблизительное представление о цене для Р.Ахметова вопроса "быть или не быть Роттердам+?".

На этом фоне откровенно скромно смотрится вердикт Верховного суда Украины, в мае т.г. подтвердивший предыдущие судебные решения, обязывающие Национальный банк Украины вернуть 976 млн грн. банку "Финансовая инициатива".

Тем не менее, и такие деньги на дороге не валяются и владелец "Финансовой инициативы", аграрный олигарх Олег Бахматюк это может подтвердить.

Речь идет о доходе от погашений облигаций внутреннего госзайма на 770 млн грн., процентном доходе по ним на 135,6 млн грн и самих ОВГЗ на 23,3 млн грн.

Указанные активы были изъяты Нацбанком после банкротства "Финансовой инициативы" постановлением НБУ – которое О.Бахматюк также оспаривает в судах.

И в общем-то даже не важно, как и с облгазами, правомерным было это решение НБУ или нет. В любом случае активы у владельца "Финансовой инициативы" изъяли и вопрос стоял только в плоскости вернут их или нет.

Очевидно, что положительное решение позволяет президентской команде заручиться поддержкой олигарха, в последние годы регулярно входящего в топ-5 рейтингов самых богатых украинцев.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: