Четверг, 19 октября 2017, 08:201508390451 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Возможности заработать и потерять деньги в бизнесе идут рука об руку. Но если у мелких предпринимателей в новых проектах сгорают небольшие суммы, то в крупном бизнесе счет потерь нередко идет на миллиарды долларов.

Австралийская жертва революции

Основной владелец и глава совета директоров австрало-британской горнорудной корпорации BHP Billiton Джек Нассер этим летом в интервью СМИ пожалел о $20 млрд, вложенных в проекты по добыче сланцевой нефти в США.

"Если бы была возможность повернуть время назад и если бы мы знали то, что знаем сегодня, мы бы этого не сделали, конечно. Мы бы вернулись обратно и исправили бы это в то время", — философски заметил он.

Для понимания ситуации следует уточнить, что BHP Billiton занимает 2-3 места в мире по объемам добычи железной руды. Углеводороды – не ее стихия.

Тем не менее, на фоне былого роста цен на нефть и ажиотажа с ее добычей в США, получившего название "сланцевой революции в энергетике", акулы железорудного бизнеса 6 лет назад решили попробовать себя в новой сфере.

Финансовый результат, как отметил Дж.Нассер, составил $20 млрд со знаком "минус". Из них $13 млрд составили чистые списания от падения цен на нефть с 2011 г.

Цифры колоссальные, хотя при этом следует учесть, что годовой доход BHP Billiton в 2015-2016 финансовом году (начинается с 1 июля) составил $30,912 млрд против $44,636 млрд годом ранее.

Общий объем инвестиций в различные направления (железная руда, цветная металлургия, нефтяной и угольный бизнес) в 2015-2016 ФГ снизился до $6,396 млрд - годом ранее было $11,04 млрд.

Т.е. удар по финансовой устойчивости BHP Billiton от сланцевых инвестиций оказался тяжким, но не смертельным.

И в конце августа стало известно, что компания все же решила продать свои нефтяные активы в США, тем самым окончательно оформив полученные убытки.

Стальной азарт по-индийски

Рост мировых цен на сталь, который продолжался с 2000 по 2008 гг., пробудил у игроков из развивающихся стран аппетит к покупке металлургических активов в развитых странах.

А потом, когда грянул кризис и спрос на металл резко упал – выяснилось, что продать ставшие убыточными сталеплавильные и сталепрокатные заводы не так-то просто.

Оказалось, что это можно сделать, но только с большим для себя убытком.

К примеру, российская горно-металлургическая группа "Мечел" в 2002-2010 гг. купила в Румынии 5 метзаводов на общую сумму $217 млн.А в 2013 г. продала эти предприятия… за $70.

Хотя это далеко не рекорд. Первенство по убыткам от сделок принадлежит индийской корпорации Tata steel. Она в 2007 г. купила группу метзаводов в Великобритании у англо-голландской группы Corus за $12,9 млрд. А продала в 2016 г., как говорится в сообщении, "по номинальной цене".

По данным британских СМИ, ряд предприятий был продан металлотрейдерской компании Liberty House за… £1.

Правда, при этом на покупателя перешли обязательства по пенсионным выплатам британским металлургам, а также по инвестициям в природоохранные мероприятия в соответствии с новыми, более жесткими требованиями экологического законодательства.

А это сотни миллионов фунтов стерлингов. Но данные суммы не являются поступлениями для Tata steel – она всего лишь избавилась от новых расходов.

Украинские олигархи тоже вложились в покупку зарубежных металлургических активов – с разной степенью эффективности.

Плюс Ахметов, минус Жеваго

Владелец группы SCM Ринат Ахметов в 2005-2009 гг. купил металлопрокатные заводы Ferriera Valsider и Trametal в Италии, Spartan в Великобритании и "Промет Стил" в Болгарии.

Все они входят в состав группы "Метинвест", управляющей металлургическим бизнесом SCM.

Кроме того, в тот же период в США была куплена компания United Coal Со., с годовой мощностью добычи 9,2 млн т. коксующегося угля.

При этом, практически все зарубежные приобретения Р.Ахметова оказались удачными.

Так, после потери "Метинвестом" контроля над объединением "Краснодонуголь" в результате войны на Донбассе, UCC стала главным поставщиком коксующегося угля, обеспечивающим работу сталеплавильных предприятий группы в Украине.

Металлопрокатные заводы в ЕС тоже продолжают работать. Они занимаются перекаткой в готовую продукцию стальных полуфабрикатов, полученных на мариупольских комбинатах "Азовсталь" и им.Ильича.

Дело в том, что на ввоз готового металлопроката в ЕС действуют заградительные пошлины, но они не распространяются на ввоз заготовки и слябов.

По такой же схеме ранее действовали тогдашние владельцы корпорации "Индустриальный союз Донбасса" Виталий Гайдук и Сергей Тарута.

Стальная заготовка, выплавленная на входящих в ИСД Алчевском и Днепровском меткомбинатах, дальше поставлялась на меткомбинаты Huta Stali Czestochowa в Польше и Dunaferr в Венгрии.

Однако на этих предприятиях, в отличие от европейских заводов "Метинвеста", есть собственное сталеплавильное и доменное производство.

Поэтому в период кризиса они оказались убыточными. В результате ИСД пришлось с минусом для себя избавиться от части цехов Huta Czestochowa, выделенных в отдельные предприятия.

В частности, в 2010 г. за $40 млн был продан трубный завод. Тогда как покупка всего комбината в 2005 г. обошлась ИСД в $933 млн (включая прямой платеж $380 млн, долги предприятия на $440 млн, которые перешли к С.Таруте и В.Гайдуку, и обязательные инвестиции на $113 млн, сделанные в 2005-2007 гг.).

Имел неосторожность неудачно вложиться в разработку железорудных месторождений в Бразилии и владелец ФПГ "Финансы и кредит" Константин Жеваго.

Его компании Ferrexpo в Украине принадлежат Полтавский и Еристовский горно-обогатительные комбинаты, которые генерируют основную прибыль группы.

А вот в Бразилии повторить успех у К.Жеваго не получилось. В 2013 г. он купил 14,4% акций бразильской железорудной компании Ferrous Resources Ltd.

Сумма сделки составила $80 млн, по данным СМИ. А уже в конце апреля 2015 г. Ferrexpo продала свою долю в этой компании, которая выросла до 15,51%, ее материнской структуре - IEP Ferrous Brazil.

На этот раз пакет оценили в $41,8 млн. Таким образом, чистые потери К.Жеваго от неудачной попытки вхождения в бразильский железорудный бизнес составили порядка $40 млн.

Хотя, безусловно, для бизнесмена его уровня это убытки из разряда "мелочь, но неприятно".

По рецепту "Привата"

Ну а самые крупные потери от неудачных инвестиций в горно-металлургическом комплексе (ГМК) у группы "Приват" Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

В свое время, на волне роста цен в ГМК, они не пожалели денег на покупку компании Consolidated Minerals, одного из ведущих производителей марганцевой руды в Австралии.

Ввязавшись в азартные аукционные торги с российско-израильскими бизнесменами, действовавшими через фирму Pallinghurst, Г.Боголюбов и И.Коломойский в итоге заплатили за ConsMin фантастические $1,2 млрд.

Однако кризис в металлургии и с ними сыграл злую шутку: обвал цен на сталь потянул вниз стоимость ферросплавов и марганцевой руды.

ConsMin из прибыльной компании превратилась в убыточную и осенью 2016 г. была продана китайцам. Сумма сделки не разглашалась.

Но если учесть, что в 2007 г. марганцевая руда стоила $7,5 за 1% содержания марганца в 1 т. руды, а летом 2016 г. показатель составлял $2,9 – можно предположить, что стоимость ConsMin также упала не менее, чем в 2,6 раза.

Т.е. вряд ли покупатель, китайская компания China Tian Yuan Manganese Ltd., заплатила "приватовцам" больше $460 млн.

Скорее, даже меньше – учитывая отрицательные финансовые результаты ConsMin: по итогам 2015 г. она увеличила чистый убыток в 43,6 раза, до $318,5 млн.

По итогам января-июня 2016 г. был получен чистый убыток $44,5 млн. Т.е. убытки "Привата" от инвестиций в покупку австралийской компании близки к $1 млрд.

Но это не единственное неудачное вложение И.Коломойского и Г.Боголюбова.

В Украине они через альянс "Украинская авиационная группа" контролируют большую часть рынка пассажирских авиаперевозок – благодаря прежней близости к власти.

А вот попытка выйти на европейский рынок закончилась провалом. Так, в 2011 г. И.Коломойский купил 66,7% в датской авиакомпании Cimber Sterling за $31,9 млн.

Еще раньше были куплены шведские авиакомпании местного значения Skyways и City Airline.

Планы тогда озвучивались весьма амбициозные: сильное присутствие на рынке авиаперевозок Северной Европы, стать ведущей авиакомпанией в этом регионе.

Однако не сложилось. Все три скандинавские авиакомпании "Привата" в 2012 г. были объявлены банкротами. Хотя в данном случае суммы инвестиций не сопоставимы с потерями от эпопеи с ConsMin.

АПК: равнение на Порошенко

Неудачный опыт инвестиций есть и у аграриев. Так, владелец холдинга Ukrlandfarming Олег Бахматюк в 2011 г. купил в США переработчика мяса курицы Townsends Inc. за $55 млн. И в 2013 г. продал ее за… $5,36 млн. Но, как и в случае с К.Жеваго, это относительно небольшие потери.

Более удачливым в плане зарубежных инвестиций оказался коллега О.Бахматюка, владелец агрохолдинга "Мироновский хлебопродукт" (МХП) Юрий Косюк. Он купил мясоперерабатывающие заводы в Словакии и Нидерландах. И хотя сейчас мощности предприятия в Словакии по большей части простаивают, Ю.Косюк в начале сентября заявил о намерении купить еще один завод в ЕС.

Философия данного бизнеса такая же, как и у Р.Ахметова с С.Тарутой: поскольку импорт готовой мясопродукции в ЕС закрыт заградительными пошлинами, там покупаются проблемные перерабатывающие предприятия.

В роли поставщика дешевого сырья для их работы выступают украинские активы олигарха. Так, в Нидерланды и Словакию МХП отправляет мясные полутуши. А уже там из них делают фарш, колбасы и другую готовую продукцию. Которую тут же на месте сбывают.

Ну а наиболее успешным инвестором в сфере АПК оказался действующий президент Украины Петр Порошенко, которому принадлежит в т.ч. кондитерская компания Roshen.

Помимо ряда активов в Украине, в ее состав входят Bonbonetti Choco Kft. – одна из крупнейших кондитерских фабрик в Венгрии, Клайпедская кондитерская фабрика в Литве, а также Липецкая кондитерская фабрика в РФ.

О работе своего российского актива президент не очень любит распространяться.

Тем не менее, даже по официальным данным, за период российской агрессии против Украины в 2014-2016 гг. П.Порошенко получил от работы своей фабрики в Липецке $72,06 млн только в виде дивидендов от чистой прибыли. Т.е. сама чистая прибыль гораздо больше. И далеко не факт, что вся она задекларирована официально – учитывая наличие торговых операций с компаниями, зарегистрированными в оффшорных зонах.

Пинчук и Тарута: миллиарды под вопросом

В украинскую экономику олигархи инвестируют деньги не так охотно, как за рубеж. Зато и финансовых потерь в целом в Украине у них куда меньше.

Если говорить о неудачных проектах "с нуля", то это прежде всего электрометаллургический завод компании "Интерпайп" в Нижнеднепровске. Его строительство началось в 2007 г. и завершилось в 2012-ом. Для финансирования проекта владелец "Интерпайпа" Виктор Пинчук занял у банков $700 млн.

Однако проект оказался неудачным, причем не только из-за уже не раз упомянутого кризиса в металлургии: В.Пинчук и его менеджеры не учли такой факт, как сокращение заготовки металлолома.

Так, если в 2001 г. в Украине собрали 10,2 т. лома, то в 2016 г. - всего 3,2 млн т. Т.е. налицо сокращение ресурсной базы в 3 раза. Оно привело к резкому обострению конкуренции за лом: его уже не хватает для всех работающих металлургических предприятий Украины.

Но если металлургические комбинаты традиционного цикла используют лом в качестве добавки к основному сырью, железной руде, то для электрометзаводов это основное сырье.

Из-а его дефицита завод "Интерпайп Сталь" в Нижнеднепровске подолгу простаивает – что, естественно, негативно влияет на его финансовые показатели. К примеру, в 2015 г. завод не работал 2 мес., примерно столько же и в 2016 г. В текущем году аналитический центр "Укрпромвнешэкспертиза" прогнозирует дефицит лома для металлургов в размере 1 млн т.

Таким образом, причина простоев "Интерпайп Сталь" фундаментальна, т.к. нет оснований ожидать увеличения ломозаготовки. Разве что, в случае освобождения Донбасса начнется экономическая переориентация региона и его очистка от уже умерших шахт и заводов, частично распиленных нынешними "властями". Но эта перспектива по времени не определена.

Ну а поскольку В.Пинчук тратил не свои деньги, а заемные – можно предположить дальнейший перенос сроков возврата долгов по кредиту, взятому для строительства завода в Нижнеднепровске на очень неопределенный и затянутый во времени период.

До конца текущего года корпорация должна вернуть банкам $887 млн и есть сомнения, что она соберет такую сумму. Вероятно, впереди новая пролонгация и ужесточение кредитных условий.

Точно так же повисли в воздухе инвестиции корпорации ИСД С.Таруты в модернизацию и реконструкцию Алчевского металлургического комбината (АМК) и Днепровского меткомбината (ДМК, г.Каменское, Днепропетровская обл.).

По данным ИСД, вложения в АМК и ДМК в 2005-2011 гг. составили $ 2,7 млрд., в т.ч. $1,5 млрд - в 2007 г.

Теперь же АМК остался на неподконтрольной территории и прекратил работу, а ДМК, по некоторым признакам, перешел под операционный контроль конкурентов из группы "Метинвест".

Строго говоря, эти вложения нельзя считать полностью "сгоревшими", как и у "Интерпайпа" – во всяком случае, до тех пор, пока есть вероятность возобновления работы АМК и возвращения ДМК под операционный контроль ИСД.

Насколько реален такой сценарий – другой вопрос. Но по крайней мере, точка над "i" в инвестпрограмме АМК-ДМК, начатой более 10 лет назад, еще не поставлена.

Еще один неудачный проект в данной отрасли – металлопрокатный мини-завод "Юнистил" в Кривом Рогу, входящий в орбиту группы Brinkford Давида Жвании и Николая Мартыненко. Предприятие стоимостью $21,5 млн и с годовой мощностью 100 тыс. т. было запущено в эксплуатацию в 2010 г., а уже в 2012 г. остановилось и простояло по 2016 г. включительно. Маловероятно, что вложения в этот завод его владельцам удалось "отбить" за 2 года.

Правда, в середине декабря 2016 г. появилась информация, что "Юнистил" возобновит работу в интересах "Метинвеста": займется перекатом стальной заготовки, поставляемой с мариупольских меткомбинатов. Однако указывалось, что работать завод будет по давальческой схеме, с которой не разбогатеешь. Она выгодна поставщику сырья, но никак не его переработчику, которому в лучшем случае остаются средства "на поддержку штанов".

Таким образом, получается, что наиболее успешным для большинства украинских ФПГ был и остается бизнес в Украине, существующий благодаря "схемам", которые в итоге оплачиваются из государственного кармана. Т.е. за счет всех граждан. Попытки расширить бизнес-империю за счет покупки зарубежных активов для большинства украинских олигархов оказались неудачными.

Виталий Крымов, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: