Понедельник, 16 июля 2018, 16:161531747006 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Ставка Владимира Путина на диалог с позиции силы в российско-украинских отношениях на протяжении последнего десятилетия в итоге привела к тяжелейшим последствиям для экономики самой РФ. Причем события зашли настолько далеко, что вернуться к статус-кво уже не получится.

Как погибла хорошая идея

Инициатива хозяина Кремля о создании интеграционного пространства в рамках бывшего СССР была не так уж и плоха, если не брать в расчет политическую составляющую.

С точки зрения экономики – 100%. Ведь практически вся существующая промышленность на территории прежних советских республик взаимосвязана. Она изначально проектировалась для работы на Союз.

Например, Запорожский абразивный комбинат – 1 из 2 предприятий, снабжавших шлифовальными кругами и бумагой потребителей на территории СССР.

Или взять Лисичанский содовый завод, объединение "Артемсоль". Харцызский трубный завод, из продукции которого прокладывались трансконтинентальные газопровод "Союз" и нефтепровод "Дружба", культовые стройки позднего советского периода.

Да, частично они сумели перестроиться и начали работать на внешних рынках. Но такая экспортная ориентация сделала украинскую экономику слишком уязвимой перед глобальными кризисами. Как только у потребителей "за бугром" возникли некие внутренние проблемы, они тут же закрыли свои рынки от украинской продукции антидемпинговыми пошлинами.

У нас же стали останавливаться заводы, пошло падение промышленного производства, бюджетных поступлений, рост безработицы и ухудшение социальных стандартов.

С другой стороны, вот потому в КНР экономический рост удается сохранить на протяжении последних десятилетий: там базой для сбыта остается внутренний спрос. Да, китайцы много экспортируют, но упор все равно делается именно на своего потребителя.

А столько стальных труб, сколько могут изготовить Харцызский, Новомосковский, Нижнеднепровский и Никопольский трубные заводы – столько украинской экономике просто не нужно.

Аналогичная ситуация и по другим бывшим республикам. Хотя в самой России за счет эффекта масштаба внутренний спрос гораздо выше и там поддерживать производство на нужном уровне проще.

Но и "старший брат" оставался зависимым от "младших". Например, корпуса атомных реакторов для российских атомных электростанций и сейчас делают из заготовок, которые производит краматорская "Энергомашспецсталь".

Поэтому очень логично выглядело возобновление прежних хозяйственных связей для совместной работы на единый внутренний рынок бывшего СССР.

А это требовало снятия таможенных барьеров, других торговых ограничений. Отсюда идея Единого экономического пространства и Евразийского экономического союза.

И тут возникает первое противоречие в глобальной внешнеэкономической политике В.Путина. С одной стороны, он ратует за интеграцию в рамках ЕЭП-ЕврАзЭС.

С другой – делает ставку на уменьшение зависимости российской промышленности от поставок из других стран СНГ, включая Украину. Т.е. на разрушение единого экономического организма, который достался в наследство от СССР.

Например, на российских заводах вводятся в эксплуатацию новые трубные станы, позволяющие обеспечить потребности "Газпрома" и "Роснефти" без оглядки на упомянутых украинских производителей.

Среди них наиболее масштабным стало строительство цеха "Высота 239" на Челябинском трубопрокатном заводе, способного выпускать в год свыше 600 тыс. т. труб большого диаметра.

Для сравнения – все основные трубные заводы Украины за 2014 г. произвели 1,4 млн т. труб.

Т.е. один только этот проект, запущенный в 2010 г. в присутствии В.Путина, почти в 2 раза уменьшает сбытовые возможности украинских компаний "Интерпайп" и "Метинвест" на российском рынке.

Или строительство в Северо-Западном федеральном округе Тихвинского вагоностроительного завода, официально введенного в эксплуатацию в январе 2012 г.

Сейчас это одно из крупнейших предприятий в Европе, его работа делает ненужной закупки продукции у Крюковского и Стахановского вагоностроительных заводов, "Днепровагонмаша" и мариупольского "Азовмаша".

Да, это повышает автономность российской экономики, она в результате такой политики менее зависит от происходящего в Украине и других бывших союзных республиках.

Кроме того, это, как не крути, развитие собственного промышленного потенциала РФ: создание рабочих мест, увеличение бюджетных поступлений и т.д.

Обратная сторона медали – появляется противоречие в экономических интересах Украины и других стран СНГ с одной стороны и РФ - с другой.

Если раньше украинские и российские предприятия были партнерами, то теперь они с легкой руки Владимира Владимировича - конкуренты. А это в корне меняет и отношения в политике.

Нет общих интересов – нет и предмета для диалога.

Но, тем не менее, при всем при этом, для диалога, по крайней мере, существовала база. Экономические связи, заставлявшие находить общий язык, даже если этого не очень-то и хотелось делать.

Теперь же этого совместного фундамента просто нет. И уж точно не из-за "бандеровцев". То же самое относится и к строительству в обход Украины газопровода "Северный поток", запущенного в 2011 г, - при Януковиче.

Да, цена транзита российского газа в Европу на протяжении многих лет оставалась одним из основных экономических противоречий между Москвой и Киевом. И это отражалось на политических отношениях.

Но, как уже отмечалось, по крайней мере, у соседей был повод для разговора. Пустив транзитный поток газа в обход Украины, В.Путин с одной стороны ударил по ее экономике, вроде бы как наказав за чрезмерную строптивость. Т.е. за отказ играть по правилам "Газпрома". С другой, у него исчез инструмент давления на официальный Киев. Да, "Нафтогазу" стало хуже, но по крайней мере и повод для шантажа тоже исчез.

Аналогично с транзитом российской нефти через Украину, который практически прекратился после повышения "Укртранснефтью" тарифов на транспортировку.

Таким образом, на протяжении последнего десятилетия "братья" все больше отдалялись друг от друга благодаря экономическому сепаратизму Кремля.

И это шло вразрез с вполне искренним желанием его хозяина стать "собирателем земель" и войти в историю в таком качестве.

Ошибка №2

Безусловно, Россия в силу экономического веса была призвана стать локомотивом интеграционных процессов на территории СНГ. Т.е. тем же "старшим братом", что и при СССР.

Другое дело, что поддерживать лидерский статус можно по-разному. Российское руководство избрало самый простой – силовое давление. Впрочем, известная поговорка гласит, что простота хуже воровства.

В данном случае так и вышло. С противоположной стороны на Украину также оказывалось довольно мощное давление, США и ЕС пытались втянуть ее в орбиту своего влияния.

Как отвечал на это Кремль? Первыми торговыми войнами стали молочные и мясные: введение запретов на экспорт в РФ сыров, молока, колбас и мяса украинского производства в 2006 г.

Уже тогда у многих лояльно настроенных к России украинцев появилось легкое недоумение: как так, что происходит? "Старший брат" взялся пинать "младшего"?

Постепенно это ощущение усиливалось, по мере вовлечения в торговую войну все новых товарных позиций.

Не добавила популярности В.Путину в Украине инициатива по строительству еще одного обходного газопровода – "Южного потока", сопровождаемая обещаниями превратить украинскую газотранспортную систему в груду никому не нужного металлолома.

И это уже никак не смахивало на отношения милых, которые бранятся – только тешатся.

В тот период 2006-2007 гг. как-то случайно пришлось стать свидетелем заседания украинско-российской межправительственной комиссии в Киеве, обсуждавшей вопросы двусторонних экономических отношений.

Мероприятие было не для прессы, поэтому представители российских министерств особо не стеснялись и вели себя откровенно. Откровенно по-хамски.

Тон переговоров со стороны гостей был ультимативным с хорошо читаемым подтекстом "а куда вы денетесь с подводной лодки". Уже тогда стало понятно, что "братских" отношений нет, вопреки публичным заявлениям В.Путина и его премьера Д.Медведева.

Тем не менее, "донецкие" политики продолжали слепо верить, что все наладится – вопреки очевидным фактам. Наверно, именно поэтому в апреле 2010 г., едва придя к власти, практически не читая, они подписали подготовленный в Кремле проект харьковских соглашений.

Опять же можно возмущаться тупостью В.Януковича и его команды, а также аплодировать В.Путину: гениальный ход, и Черноморский флот РФ остается в Крыму еще на 25 лет, и цена газа для Украины по-прежнему выше, чем для европейцев.

Но с другой стороны, хозяин Кремля тем самым крупно подставил пророссийское крыло украинского политикума, лишив значительной части общественной поддержки.

Ведь теперь уже всем стало очевидно, что отношение Москвы никак нельзя назвать дружественным. С друзьями так не поступают, не говоря уже про братьев.

И это одно из главных объяснений успеха радикальной ВО "Свобода" на парламентских выборах 2012 г. И последующей "бандеризации" украинского общества.

Газовый бумеранг

Помимо политических последствий в виде ослабления пророссийских настроений и партий, давление на Украину с помощью газовых цен имело для Кремля и тяжелые экономические последствия.

Отчасти тогдашний премьер Н.Азаров был прав, когда утверждал, что контракт с "Газпромом" является непосильным и забирает последние ресурсы украинской экономики.

Отсюда и ухудшение платежного баланса страны, ослабляющее гривну, и невозможность поддерживать на более-менее пристойном уровне социальны выплаты – поскольку значительные средства из госбюджета приходилось отстегивать на дотации НАК "Нефтегаз Украины".

В конце концов, это стало одной из главных причин фактического банкротства компании. Ведь нетрудно вспомнить, с каким скрипом "Нефтегаз" каждый месяц собирал деньги для очередного платежа россиянам при В.Януковиче. То занимал у государственных "Ощадбанка" и "Укрэксимбанка", а то и просто покупал доллары на безналичную гривну, выпущенную специально для этих целей Национальным банком Украины.

Такая скрытая эмиссия под видом докапитализации "Нефтегаза" опять же создавала дополнительное давление на курс гривны, которая в итоге рухнула после Евромайдана.

С другой стороны, посадив НАК на финансовую мель, т.е. лишив его платежеспособности, "Газпром" утратил своего самого "жирного" клиента.

Во-первых, кризис сокращал потребление газа в украинской промышленности. Во-вторых, даже пророссийскому правительству Н.Азарова в такой ситуации пришлось искать источники альтернативных поставок газа.

К таковым следует отнести реверс из ЕС. К примеру, в 2007 г. Украина купила у "Газпрома" 59,2 млрд м3, что составило 22% всех зарубежных продаж российского концерна. Для сравнения: у идущей на втором месте Германии - 34,5 млрд м3. Уже в 2010 г. эти показатели снизились до 16,7% и 36,5 млрд м3. Дальше процесс шел по нарастающей.

По итогам 2014 г. экспорт российского газа в Украину составил всего 14,5 млрд м3, или 7,55% зарубежных поставок.

При этом согласно отчетности за 9 мес. 2014 г., чистая прибыль "Газпрома" обвалилась в 13(!) раз – до 35,8 млрд руб. против 466,6 млрд руб. за тот же период 2013 г.

Падение вызвано не только снижением мировых цен на нефть и девальвацией рубля, но и необходимостью формировать резервы под долги "Нефтегаза" за предыдущий отопительный сезон.

Сейчас эти суммы, исчисляемые несколькими миллиардами долларов, являются предметом спора, который рассматривается арбитражным трибуналом торговой палаты Стокгольма.

Поэтому "Газпром" вынужден квалифицировать эти долги как сомнительные – т.е. возможно, получить их не удастся, если суд признает правоту "Нефтегаза".

А бухгалтерские стандарты трактуют резервы под сомнительную задолженность как прямые убытки. Ну и конечно, усугубила незавидное положение вчерашнего газового монстра потеря доходов от экспорта в Украину.

Утрата пятой части сбыта для любой компании будет тяжким ударом, какую сферу бизнеса не возьми.

Остается лишь повторить, что потеря эта связана исключительно с действиями самого "Газпрома", точнее, его кремлевского руководства, навязавшего украинским партнерам "контракт века" в 2009 г.

И категорически не желавшего идти на его пересмотр в 2010-2013 гг., ослабив газовую удавку. В итоге выяснилось, что российские газовики по недомыслию своего лидера задушили курочку, несущую золотые яйца.

Ну а поскольку "Газпром" в 2014 г. заплатил в российский бюджет 65,4 млрд руб., став его крупнейшим наполнителем, то можно сделать вывод, что газовая дубинка, с помощью которой В.Путин и его единомышленники пытались приручить Украину, вернулась бумерангом и ударила по всей РФ.

Связанные одной цепью

Именно этим объясняется решение предоставить скидку в размере $100/1000 м3 к контрактной цене на отопительный сезон 2014-2015 и продление ее действия на II квартал.

Таким образом "Газпром" избегает дальнейшего наращивания дебиторской задолженности со стороны "Нефтегаза". Но по большому счету это уже ничего не решает, задушенная курочка, увы, не оживет.

Если в 2010-2013 гг. де-факто банкротом был только "Нефтегаз", то сейчас неплатежеспособным оказалось уже само государство Украина, дававшее гарантии под долги компании.

Как известно, сейчас правительство в лице министерства финансов пытается как-то решить вопрос о реструктуризации госдолгов: частичном списании, уменьшении процентных выплат и отсрочке с погашением.

В этой связи снова-таки стараниями В.Путина и его верного премьера Д.Медведева РФ оказалась в весьма щекотливой ситуации, связанной с выплатой $3 млрд, взятых в долг в декабре 2013 г. еще В.Януковичем.

Отношения между Киевом и Москвой сейчас, мягко говоря, не очень дружественные. Поэтому ни малейшего желания идти на реструктуризацию этого долга в Кремле нет.

С другой стороны, если правительство РФ потребует вернуть эти деньги в декабре 2015, а Украина откажется это сделать, т.е. официально объявит дефолт, то и МВФ, и другие западные доноры будут вынуждены отказаться от предоставления Киеву новых займов.

Поскольку устав того же МВФ запрещает кредитование банкрота. Но, как правильно отметил министр финансов РФ Антон Силуанов, фактически Украина и так банкрот.

Т.е. сможет рассчитаться с "Газпромом" и правительством РФ только в случае получения ее властями новых займов от Запада. Поэтому мы заинтересованы в продолжении программы Украины с МВФ, пояснил глава российского Минфина.

Но если Кремль, что называется, упрется в настойчивом требовании вернуть $3 млрд здесь и сейчас – продолжения программы не будет. А значит, ничего получить вообще не удастся в обозримом будущем.

Ведь дефолт обычно не означает принципиальный отказ возвращать долги, а всего лишь перенос сроков. Т.е. снова реструктуризация, только уже теперь не в добровольном, а в принудительном порядке.

Очевидно, что в Москве это прекрасно понимают. Поэтому демонстративный отказ от переговоров по украинскому долгу, озвученный все тем же А.Силуановым 17 апреля, противоречит его же предыдущим заявлениям.

Другое дело, что ситуация в самой российской экономике далеко не безоблачная. И тогда требование немедленного возврата долга – скорее жест отчаяния, чем продуманный логический ход.

О финансовой яме, в которой оказался "Газпром" как главный донор российского бюджета, говорилось выше. Остается добавить, что в текущем году положение только ухудшилось.

Так, только за январь-февраль доходы газового монополиста обвалились на 70%, т.е. примерно в 3 раза к аналогичному периоду 2014, до $7,4 млрд.

Кроме того, обвал мировых цен затронул не только энергоресурсы, но и сырьевые материалы, включая железную руду, сталь, кокс, металлургический уголь.

В условиях перепроизводства, вызванного вводом в строй новых металлургических мощностей в Индии, Иране, Китае и ряде стран Юго-Восточной Азии, нерентабельными оказалось большое число компаний по всему миру.

Между тем до кризиса 2008 г. российские бизнес-группы очень активно скупали сталеплавильные и сталепрокатные заводы, угольные шахты - главным образом в США и ЕС.

На тот момент они давали впечатляющие прибыли, поэтому скупка в основном велась за счет кредитов, взятых в западных банках. Но когда цены рухнули, приобретенные активы стали приносить колоссальные убытки.

От них пришлось избавляться любым путем. Ярким примером может считаться сделка группы "Мечел", которой, кстати, до сих пор принадлежит простаивающий Донецкий электрометаллургический завод.

"Мечел" в 2009 г. купил в США угольную компанию Bluestone за $425 млн у семьи американского миллиардера Джеймса Джастиса. А в феврале 2015 вернул ее прежним владельцам… за $5 млн наличными.

Несложно подсчитать, что чистый убыток от сделки составил $420 млн. Всего же только группы "Норильский никель", "Северсталь" и "Мечел" потеряли от продажи зарубежных металлургических предприятий в Австралии, Африке, США и Европе $11 млрд.

По подсчетам российских СМИ, до кризиса эти 3 группы купили активов на $18 млрд, а при последующей вынужденной продаже смогли получить за них только $6 млрд.

А ведь еще были крупные зарубежные покупки и последующие продажи у других российских групп: Новолипецкого металлургического комбината, "Евраз-холдинга", "Русского алюминия".

Поэтому реальная цифра потерь от такого, с позволения сказать, бизнеса по-русски, уверенно приближается к $20 млрд. Между тем долги россиян перед западными банками все равно никуда не делись.

А они были более чем внушительные. Например, чистый долг "Северстали" по итогам 2008 г. составлял $4,783 млрд, общий у "Евраза" – около $10 млрд, у "РусАла" и вовсе $16,8 млрд, у "Мечела" в 2012 г. – $8,6 млрд.

И когда западные кредиторы начали требовать от них и остальных групп возврата денег, на помощь пришел В.Путин. По его указанию российские госбанки выдали металлургам кредиты рефинансирования.

За счет полученных денег те смогли уменьшить долги перед зарубежными кредиторами. Но теперь они повисли уже на российской экономике. А она в условиях кризиса больше не справляется с этой ношей.

Именно этим объяснятся отказ Сбербанка России и Внешторгбанка от реструктуризации долгов "Мечела", балансирующего таким образом на грани банкротства.

Отсюда понятно, почему возможности финансово-экономической поддержки ДНР-ЛНР из Москвы являются мизерными и почему вопреки логике Минфин РФ не соглашается подождать с возвращением украинского госзайма в $3 млрд.

Но и у Киева нет возможности эти деньги вернуть в срок, как прямо сказала глава украинского Минфина Наталья Яресько на весенней сессии МВФ в Вашингтоне.

Таким образом, всячески подталкивая "младшего брата" к яме, любящий "старший брат" в итоге тоже оказался в ней.

Хотя, безусловно, вряд ли В.Путин предполагал, что его экономическая политика в отношении Украины и других стран СНГ будет иметь такой результат.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: