Суббота, 22 сентября 2018, 18:011537628475 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Решение проблемы валютных кредитов, взятых украинцами преимущественно на покупку жилья еще до первой волны кризиса, неоправданно затянулось. Принятие парламентом налоговых изменений позволяет ускорить этот процесс.

Нацбанк умыл руки

Принятие 15 апреля Верховной Радой законопроекта о принудительной конвертации всех валютных займов - никого не должно обманывать.

В отличие от предыдущих вариантов, теперь предлагается перевести в гривну не только ипотечные кредиты, но и потребительские – взятые в свое время, например, на покупку авто или ремонт квартиры, по курсу 5,05 грн./$, т.е на момент заключения договора с банком.

Во-первых, документ проголосован только в первом чтении, т.е. предварительно. И может дожидаться рассмотрения во втором чтении годами – как, например, проект нового Трудового кодекса.

Этот не менее неоднозначный документ был принят в первом чтении еще 20 мая 2008 г. С тех пор неоднократно обсуждался вопрос о его новом рассмотрении – но дальше разговоров дело не идет вот уже 7 лет.

Кроме того, аналогичный закон о конвертации валютных кредитов, только по курсу 8 грн./$ уже был принят парламентом почти год назад – 4 июля 2014 г. И на этом все застопорилось.

Во-вторых, даже если чудо вдруг произойдет и закон примут в целом – ничего не мешает президенту Петру Порошенко наложить вето и таким образом заблокировать его вступление в силу.

Тем более, это обязательство главы государства черным по белому прописано в кредитном меморандуме украинских властей и Международного валютного фонда, выступающего категорически против конвертации валютных займов украинцев в гривневые.

Итак, пока МВФ остается главным источником внешних займов украинского правительства, надеяться на законодательное урегулирование проблемы валютных кредитов не приходится.

Поэтому можно согласиться с экспертами и банкирами, утверждающими, что принятый 15 апреля документ – не более чем политическая самореклама Олега Ляшко и его Радикальной партии как авторов законопроекта.

Тем не менее, пиар пиаром, но все, включая банкиров, понимают, что проблема действительно существует и ее надо как-то решать.

Ранее "ОстроВ" отмечал, что одним из наиболее важных препятствий является неурегулированность налоговых вопросов, возникающих при списании части кредитного долга.

А это, в свою очередь, необходимо для перевода валютного кредита в гривну по старому курсу, которого сейчас уже нет. Теперь это препятствие устранено. Т.к. 15 апреля одновременно с законом о конвертации валютных кредитов ВР приняла и поправки к Налоговому кодексу, которыми государство отказывается от взыскания налога на прибыль с курсовой разницы, возникающей при переводе займов в гривневый эквивалент.

Таким образом, банкиры и заемщики получили важнейший инструмент, необходимый для урегулирования вопросов с проблемной валютной задолженностью. Но что дальше? А вот здесь опять начинается густой туман.

Ранее глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева утверждала, что в случае принятия ВР вышеупомянутых налоговых изменений НБУ издаст постановление, закрепив в нем положения меморандума, подготовленного Независимой ассоциацией банков Украины.

Напомним, в этом документе ничего не говорится о переводе кредитов из доллара и евро в гривну. Но он предусматривает списание 25-50% долга перед банком при определенных условиях, включая отсутствие просрочки в платежах со стороны заемщика.

Но вот 15 апреля первый замглавы НБУ Александр Писарук выступает с заявлением о нежелании Нацбанка вмешиваться в отношения между заемщиками и банкирами.

Все спорные вопросы между ними должны решаться исключительно добровольно путем переговоров, подчеркнул высокопоставленный чиновник - кстати, сам бывший банкир.

Тем самым Нацбанк в очередной раз умыл руки, устранившись от выполнения своих прямых обязанностей по регулированию банковской системы.

Поскольку в данном случае речь идет не просто о конфликте между парой десятков или даже сотен недовольных граждан с одним из 175 украинских банков.

Объем валютных кредитов населению в пересчете на гривну составляет 60% от всего их объема по банковской системе Украины. И как не крути, это именно системная проблема.

А значит, необходим общепринятый алгоритм решения, и его выработка – прямая обязанность НБУ. Между тем ранее Нацбанк подобным образом пытался дистанцироваться от ответственности за девальвацию гривны с 8 до нынешних 24 грн./$.

Дескать, стабильность денежной единицы заключается не в поддержке постоянного обменного курса, а в контроле над инфляцией.

Даже если согласиться с этим более чем спорным тезисом, все равно в итоге получим неутешительный вывод о полной профнепригодности нынешнего руководства НБУ.

Достаточно взглянуть на статистические данные. Потребительская инфляция в Украине за март достигла рекордных 45,8% в годовом исчислении. Такого показателя не фиксировалось с 1995 г. Отсюда следует, что контролировать инфляцию у нынешнего правления НБУ получается не лучше, чем непосредственно обменный курс.

Поэтому ожидать от регулятора каких-либо вменяемых действий для решения проблемы с валютными займами граждан – ничем не обоснованный оптимизм, мягко говоря.

Но и менять руководство Нацбанка президент Петр Порошенко категорически не желает. Как известно, в 2014-2015 гг. вопрос отставки В.Гонтаревой в парламенте как минимум трижды поднимался и оппозицией, и коалицией, и даже в самом Блоке Порошенко.

И каждый раз президенту удавалось отстоять свою кандидатуру. Поэтому заемщикам придется договариваться с банкирами самостоятельно, как и сказал А.Писарук.

К слову, сам президент Украины в телеинтервью 29 марта высказался за решение проблемы валютных заемщиков. По его словам, речь должна иди не о списании, а именно реструктуризации долга и что государство должно взять на себя свою часть ответственности за сложившуюся ситуацию.

Это позволяет прогнозировать, что принятые изменения в Налоговый кодекс П.Порошенко все же подпишет. А вот закон от О.Ляшко и Ко. – однозначно нет. Поэтому заемщикам и банкирам предстоит договариваться.

Искусство переговоров

Очевидно, что переговоры эти будут не проще тех, которые сейчас ведет с кредиторами правительство Украины, пытаясь добиться списания части госдолга и уменьшения процентных выплат.

Западные кредиторы во главе с американским инвестфондом Franklin Templton отказываются частично аннулировать долговые обязательства, соглашаясь только на продление сроков погашения займа – при одновременном увеличении процентной ставки.

Правительство РФ вообще не хочет слышать о реструктуризации, т.е. даже на отсрочку в Кремле не согласны. Впрочем, пока не стоит спешить с окончательными выводами.

Как заявила министр финансов Украины Наталья Яресько, позиция кредиторов во главе с FT связана с тем, что они не до конца понимают всю серьезность проблем, с которыми столкнулась украинская экономика. И что они могут вообще ничего не получить, если будут продолжать настаивать на своем.

Тоже самое можно сказать и о работающих в Украине банках.

Только они досконально знают ситуацию. И в некоторых банках топ-менеджмент уже занял компромиссную позицию в отношении валютных заемщиков.

Она сводится к тому, что лучше получить от них хоть что-то, чем совсем ничего. Разумеется, для этого требуется убедить в столь очевидной истине еще и акционеров банка.

И там, где это понимание есть, реструктуризация валютных кредитов проводится: здесь и уменьшение процентной ставки, и конвертация валютных кредитов в гривневые, и "льготный" курс для погашения текущих платежей.

Тем не менее, к меморандуму об урегулировании проблемы валютных займов физлиц, подписанному НАБУ и НБУ, присоединилось пока небольшое количество банков – всего 15.

Отсутствие энтузиазма у банкиров понятно: февральский обвал гривны привел к уменьшению регулятивного капитала во всех финансовых учреждениях - на 71,295 млрд грн., или сразу на 37,73%, до 117,654 млрд грн.

В результате показатель адекватности капитала по банковской системе в марте снизился на 8,23%, до 7,37%. Тогда как минимально допустимое значение этого норматива, установленное НБУ - 10%.

Это означает необходимость докапитализации банков. Других вариантов, кроме как сделать это из кармана владельцев банков – нет.

Как уже отмечалось выше, речь идет о десятках миллиардов гривен и уже с 20 апреля НБУ начинает очередное стресс-тестирование – чтобы определить, кому из банкиров и сколько именно необходимо "влить" в уставной фонд своих финучреждений.

Поэтому когда они слышат еще и об уменьшении доходности своего банковского бизнеса – то понятно, почему никто не в восторге.

И тем не менее, здравый смысл в итоге должен возобладать и в среде банкиров. В качестве аналогии можно взять ситуацию на рынке недвижимости Украины.

Как известно, до 2008 г. квадратные метры росли в цене как грибы после дождя, приучив владельцев строительных компаний к мысли, что рентабельность их бизнеса ниже 100% - это не по понятиям.

Но вот грянул кризис и покупать квартиры по прежним ценам все внезапно перестали – главным образом благодаря остановке банковского кредитования ипотеки, кстати.

Тогда, осенью 2008 г., на бизнес-форумах приходилось неоднократно слышать от владельцев крупнейших строительных компаний, что цены на недвижимость все равно не упадут.

"Мы не будем их снижать, нам это невыгодно. Лучше на год остановить всю стройку и переждать, пока закончится кризис", - на полном серьезе утверждали хозяева компаний с проектными портфелями в сотни миллионов гривен (еще тех, полновесных, по курсу $/5 грн.).

Самое смешное: тогда они, далеко не новички в бизнесе, искренне верили, что так и будет. И действительно не хотели терять доходы и сбрасывать цену.

Поэтому продажи в новостройках стояли, а кризис все никак не заканчивался. Но в итоге строители никуда не делись – постепенно пришло понимание, что сложившаяся на рынке ситуация не на год-два, а на очень долгую перспективу.

Пережить которую, как медведь зиму, за счет накопленных жировых запасов – не получится. И цены на недвижимость в новостройках поползли вниз вслед за "вторичкой". А сейчас и вовсе почти вернулись к уровню 1990-х гг. в валютном эквиваленте.

Похоже, что теперь через тот же путь предстоит пройти и украинским банкирам. В принципе они сами прекрасно знают, как все плохо в стране с экономикой.

Потому что в самих банках закрываются отделения, сокращаются персонал и зарплаты. А сколько финучреждений уже обанкротилось за период после Евромайдана? Несколько десятков.

Но, тем не менее, вопреки здравому смыслу многие банкиры продолжают надеяться: авось пронесет. Поэтому в ходе переговоров заемщикам надо им о текущей ситуации в экономике напоминать.

Ну, а прежняя ставка заемщиков на давление с помощью стихийных протестов себя не оправдала. И это еще раз подтвердилось митингами у Верховной Рады 15 апреля.

Чем все закончилось? Демонстративно по требованию активистов принят законопроект, которому, как отмечалось выше, не суждено стать законом при любых обстоятельствах.

Но многие ли из пикетировавших Раду это понимают? Очевидно, что нет. Поэтому и разошлись, протест на самом деле не дал результата, на который они рассчитывали.

Не лишним будет и вспомнить, что первые акции начались еще прошлым летом, когда курс просел с 8 до 12 грн./$. Т.е. скоро уже год, как валютным заемщикам ничего не удалось добиться.

Но протесты все же принесли свой позитив в виде принятия налоговых изменений, позволяющих банкирам и заемщикам договариваться о реструктуризации валютных кредитов путем конвертации либо списания части долга.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"  


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: