Вторник, 25 сентября 2018, 21:541537901696 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, которого Петр Порошенко назначил своим советником и фактически координатором украинских реформ, на днях прямо заявил: у Украины есть «максимум несколько месяцев на то, чтобы спасти украинскую демократию и идею государственности и реформ». Несколько месяцев! Что можно сделать за несколько месяцев со страной, которую не могли изменить за 20 лет? Тем не менее, Саакашвили остается оптимистом: он сумел кардинально изменить Грузию практически в аналогичных условиях - сначала под постоянным экономическим шантажом России, а потом и под ее массированными бомбежками. Ну что ж, как говорят в народе: «Помирать собрался, а жито сей».

К слову, «посеять жито» станет для Порошенко и Саакашвили конкретной стратегической задачей. Ведь очевидно, что земля Украины, ее урожайность, являются одной из целей российской агрессии. На днях министр агрополитики и продовольствия Алексей Павленко представил стратегию действий правительства по «дерегуляции сектора, борьбе с коррупцией, евроинтеграции и открытию мировых рынков». В соответствии с этими планами Минагрополитики планирует, в частности, ввести поддержку семейных фермерских хозяйств «по европейской модели» - с «привлечением малых сельскохозяйственных производителей в организованный аграрный рынок». Дай-то Бог успеть за те несколько месяцев, о которых говорил Саакашвили…

Об аграрной проблеме украинской экономики «ОстроВ» попросил рассказать Томаса Джонсона - профессора экономики сельского хозяйства Университета Фрэнка Миллера и Школы международных отношений Университета Миссури (США). Доктор Джонсон специализируется на экономике развития сельской местности, анализе экономического влияния, финансах местного самоуправления и транспортной экономике. Он также занимается изучением реформы общей аграрной политики Евросоюза, и несколько лет назад выступил в качестве консультанта правительства Украины по вопросам изменения политики сельского хозяйства и развития сельских регионов.

- Гсподин Джонсон, как случилось, что Вы занялись темой Украины?

- У меня появился глубокий интерес к Украине, потому что родом из вашей страны семья моей жены, ее отец родился на Западной Украине. В 2004 году у меня появилась возможность с группой ученых написать книгу, которая в украинском переводе имела название «Зміна фокуса аграрної політики та розвитку села в Україні: висновки та перспективи для руху вперед». Фонд USAID увидел перспективу в том, чтобы помочь Украине, и меня попросили поработать над некоторыми частями этой книги. Я написал главы о развитии сельского сектора и об управлении.

В книге содержатся фундаментальные и все еще актуальные положения о принципах развития экономики села, как сделать сельское хозяйство более эффективным.

- По Вашему мнению, за последние 10 лет в украинском сельском хозяйстве что-то кардинально изменилось?

- Нет, к сожалению, в политике Украины в сельском хозяйстве до недавних пор особых изменений не происходило. Особенно, в отношении сельскохозяйственных земель и управления сельской местностью.

Два года назад меня попросили поработать над проектом, который касался непосредственно рынка земли. В 2012 году правительство рассматривало новый закон о продаже земли сельскохозяйственного назначения. Как вы знаете, в Украине с началом независимости земля была разделена между миллионами людей. Однако она никогда не существовала в той форме, в какой ее можно было бы продавать. И все эти годы существовал мораторий на продажу земли. И за это время крупные агрохолдинги стали контролировать огромное количество земли через лизинг и ренту земли. Агрохолдинги брали в аренду тысячи гектар у сотен и сотен людей. В результате состояние сельского хозяйства несколько улучшилось, но все равно по-прежнему остается очень далеким от своего реального потенциала.

Хозяева наделов не видят никакой выгоды от этой земли, потому что они не имеют возможности ни эффективно ее обрабатывать, ни заложить, ни продать.

Ситуация в Украине с владельцами небольших сельских наделов площадью 2, 3 или 5 гектар сложная. Некоторые из этих владельцев даже не знают, где находится их участок, потому что он расположен где-нибудь в центре поля. Крупные агрохолдинги просто предлагали сразу сотням людей арендовать их участки. Даже если кто-то скажет «нет», агррохолдинги все равно будут ее возделывать, потому что люди просто не имеют доступа к своему участку.

- Вас такая ситуация не удивляла?

- Если честно, то я был действительно удивлен. И разочарован, что в сельском хозяйстве Украины за эти годы не произошли такие изменения, которые произошли в Польше, Чехии, Венгрии... В этих странах появился рынок земли и продуктивность земель резко выросла.

- Почему этого, по-вашему, не произошло в Украине?

- Это неоднозначный вопрос, но мое мнение: у крупных агрохолдингов нет интереса к тому, чтобы решить эту проблему. Они арендуют землю лишь за какую-то часть ее стоимости. Они диктуют условия, а не человек распоряжается землей. А если бы в Украине был рынок земли, агрохолдингам бы пришлось конкурировать со многими людьми, больше платить за землю… Я подозреваю, что такой вариант был бы для них хуже нынешнего.

- В чем Вы видите выход?

- В еще одной научной работе, которую я написал позже, я высказал около 20 идей, как можно было бы создать рынок земли, который бы работал. И это, конечно, не было бы калькой с американского рынка. Это была бы модель рынка для Украины. Этот рынок создал бы очень прозрачную систему в сельском хозяйстве. Подразумевалась бы помощь мелким покупателям, чтобы они могли участвовать в покупке или аренде земли, позволила бы банкам владеть землей. Это важный нюанс. Ввиду того, что люди не могут покупать и продавать землю, банки не имеют возможности давать людям деньги взаймы. То есть, должен существовать достаточно недорогой рынок земли, чтобы мелкие предприниматели могли покупать землю.

И вообще-то, по-хорошему, должен был бы существовать какой-то способ, который бы позволил европейским фермерам, компаниям каким-то образом участвовать в этом рынке.

Следующее самое большое препятствие развития сельского хозяйства Украины после отсутствия агрорынка – инвестиционный капитал. То есть, у сельских инвесторов просто не хватает денег для этого инвестирования. Правительству необходимо построить инфраструктуру села – дороги, коммуникации, хранилища. Чтобы жизнь людей имела соизмеримое качество. Чем эффективнее становится сельское хозяйство, тем больше появляется возможностей для занятости местного населения – от сферы туризма до разработки программного обеспечения.

Я сам канадец, из провинции Саскачеван, где живет много выходцев из Украины. Я думаю, что они захотели бы приехать в Украину посмотреть, как работают местные фермеры, помочь советом.

- Украинцам снова ждать 5-10 лет, пока в стране появится рынок земли?

- Есть две основные вещи в Украине, которые я для себя понял. Первое препятствие – это, конечно же, коррупция во власти: любой процесс стоит очень дорого, в том числе во взятках, и длится очень долго. И второе препятствие – нынешний политический конфликт. За последние 10 лет в Украине было слишком много волнений по поводу того, должна ли страна идти по европейскому пути или быть ближе к России. Все никак не могли решить. По моему мнению, европейский путь Украины помог бы ей интегрироваться в огромный рынок. Но вот эти качели «Запад-Восток» десять лет не давали Украине этого сделать. Может быть, после того, как решатся нынешние проблемы Украины, она сможет повернуться к Европе и мое субъективное мнение – европейская система принесет Украине развитие, процветание и безопасность, так же, как она принесла это Польше, Чехии, Венгрии и другим странам. Ведь земли в Украине фактически самые лучшие в мире…

- Сейчас Украине мешает война…

- Конечно, война мешает развитию сельского хозяйства страны, есть риск с получением урожая. Я переживаю, что Украина имеет достаточно развитую транспортную систему, но война может нарушить ее и тогда транспортировка урожая может стать серьезной проблемой, особенно, с доставкой в порты.

- Какие негативные процессы может повлечь процесс продажи земли?

- Если рынок земли создается осторожно, с четко выписанными прозрачными правилами того, как он должен работать, тогда права собственника будут защищены. Сейчас же в Украине конкретные предприниматели часто даже не имеют интереса к земле. А если бы они знали, что вот эта земля продается, что есть конкурентные предложения по ее покупке, что есть формат аукциона… Существует очень важный принцип в экономике земельных отношений: земли нужно использовать самым продуктивным способом. Но этот принцип будет работать только при условии, что есть рынок земли, который дает земле оптимальную цену. В Украине этого сейчас нет.

- Один из контраргументов, которым в Украине оправдывают запрет на продажу земли – «нашу землю скупят иностранцы»…

- Я бы в таком случае рекомендовал поступить просто: не разрешать продажу земель иностранцам, например, в течение 10 лет. Мораторий. Но одновременно я бы разрешил совместную собственность. Например, с европейскими фермерами. Вынужден здесь повторить о двух главных проблемах: у вас нет рынка земли и нет рынка земельных инвестиций. Но если бы европейский фермер, уже обладающий знаниями, опытом, технологиями успешного возделывания крупных земельных участков, смог частично участвовать в развитии украинского агрорынка, он мог бы вложить в это и свой капитал, и свои знания. Потому что каждый раз, когда вы ограничиваете покупателя, вы делаете собственников земли беднее.

Те же Польша и Венгрия являются примерами удачного развития агрорынка. Подчеркиваю: речь идет не о том, чтобы американцы, канадцы или немцы пришли и начали всем заправлять, а «мы этого не хотим». Ни в Польше, ни в Венгрии этого не произошло. Но агрорынок был создан, инвестиции увеличились, система работает, качество жизни людей улучшилось.

- Каким вы видите сотрудничество Украины в сфере агрореформы с США и Канадой?

- У Канады очень глубокий интерес к Украине, если можно так сказать, увлеченность Украиной. Думаю, Канада очень заинтересована всегда в какой-либо форме помогать развитию Украины, в том числе ее сельскому хозяйству. Я сам фермер и рад был бы помочь украинским фермерам любым советом.

США тоже хочет, чтобы Украина стала открытой демократической страной, чтобы она была частью Европы, а не России.

К сожалению, западные советники не совсем правильно сделали, когда просто рекомендовали Украине идти по демократическому пути по принципу «делайте, как мы». Я не верю в такой подход. Культура, традиции, в том числе сельские традиции Украины должны уважаться международными экспертами. Как экономист я знаю, что никакие системы не работают, если нет системы прав на собственность, в том числе на землю. Если этой системы нет, никакие другие системы работать не будут.

- В Украине сейчас такой системы нет…

- Этой системы нет и потому власть имущие и богатые люди извлекают из этого свою выгоду. Каждый житель Украины должен иметь потенциальную возможность купить участок земли, как и любую другую недвижимость, сдавать ее в аренду, закладывать в банке, продавать, то есть распоряжаться как собственностью. Такой порядок принес бы для миллионов украинцев сразу какое-то богатство. При этом, конечно, государство должно строго контролировать, что выращивается на земле, чтобы не было вреда ни людям, ни земле.

- Правы ли те, кто говорит об угрозе Европе со стороны продукции украинского агрорынка, если он будет успешно развиваться?

- Нет, не правы. В чем более всего нуждается мир, так это в еде, в продовольствии. И чем успешнее мы сможем увеличить его производство, тем лучше. И Европе нужно волноваться вовсе не о продовольственной конкуренции с Украиной, а о той нестабильности, которая есть в вашей стране сейчас.

Конечно, Украина могла бы производить еще больше продовольствия. Но еще важнее – она могла бы это делать, затрачивая денег меньше, а зарабатывая больше. Стать просто богаче. Люди у вас становились бы богаче. А уж кому съесть еду, вы найдете.

- Парламент Украины принял закон, которым разрешается аренда сельхозземель минимум от 7 лет. О чем Вам говорит этот срок?

- Агрохолдинги хотят арендовать эту землю по 13 лет, чтобы не было необходимости увеличивать стоимость. Я интересовался этим вопросом. Почему, например, в Украине аренда земли определялась 13-ю годами? Мне сказали, что, мол, у них 13-летний оборот зерновых. Якобы они планируют на 13 лет, что и когда они будут на ней сажать. Но никто в мире так не делает! А теперь срок в 7 лет, наверное, может говорить о том, что власть крупных агрохолдингов немного теряется. Семь лет, конечно, лучше, чем 13. В Канаде, например, фермеры заключают договоры аренды на 2-3 года, а потом их пересматривают. Вообще в США и Канаде фермеры договоры могут на бумаге не заключать, а договорится просто устно, что называется «ударили по рукам». Один фермер говорит другому: «Я тебе вот столько-то заплачу за аренду вот этой земли на 3 года. Согласен?». Другой отвечает: «О’кей!». Все на доверии. Через год арендатор может сказать, что ценовая ситуация не позволяет ему заплатить столько, сколько он обещал, и они могут согласиться с этим, это нормально. А в Украине крупные агрохолдинги могут сказать, что на протяжении 13 или 7 лет будут платить за аренду вот эту сумму и никакую другую. И что вы сделаете?

Я понимаю, что в Украине другие традиции, может быть срок аренды земли останется более длительный, может быть, контракты будут заключаться на других условиях, но я могу только констатировать: в США и Канаде, где короткие арендные сроки земли, агрорынок работает прекрасно.

- Вы упоминали о коррупции во власти, как о «первом препятствии»…

- Расскажу Вам случай. Я посещал в Украине один исследовательский сельхозинститут, директор которого собрался уходить на пенсию. Интересно, что своим преемником он собирался назначить своего сына, который специалистом в сельском хозяйстве не являлся. Но директор в этом проблемы не видел… Если бы на этот пост назначили лучшего специалиста, то и следующий шаг принес бы результат – становилось бы меньше бюрократии.

С другой стороны, у вас существует неуважение к власти. Однажды я спросил у достаточно молодых украинцев, с которыми работал: «Почему вы так не уважаете свою власть?». Мне ответили, что «ее никто не уважает, а за что ее уважать?». Я согласен, что иногда власть действительно можно не уважать. Но до тех пор, пока вы не поверите, что нужно следовать законам, правилам, стандартам, вам будет сложно работать эффективно. Это касается любого общества. Люди должны поверить, что нужно следовать законам, потому что они улучшат их жизнь.

Чтобы навести порядок на земле, вам нужно: во-первых, создать прозрачный рынок земли, который бы защищал права собственника. Во-вторых, правительство должно инвестировать в развитие села – строить дороги, коммуникации, развивать Интернет, чтобы люди могли и хотели в селе жить. Это очевидно: если рабочие места не будут создаваться в сельской зоне, люди станут уезжать в города. В-третьих, нужна стратегия развития в сельских зонах современных технологий – биотоплива, например, что напрямую зависит от развития села. Четвертое – необходим качественный, прозрачный финансовый рынок. Чтобы предприниматели могли легче брать займы, вкладывать деньги в идеи и технологии. Ну, и конечно, борьба с коррупцией. Нужны законы, которые люди будут уважать. Госслужащие должны получать достойную зарплату, чтобы они ценили и уважали свою работу и не думали, чтобы брать взятки, потому что не хватает на жизнь.

Когда вы остановите войну, жизнь у вас станет хорошей, потому что Украина – прекрасная страна.

Ярослав Колгушев, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: