Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Владелец группы SCM Ринат Ахметов легко и непринужденно в уходящем году удержал лидерство в рейтинге "Золотая сотня" наиболее состоятельных предпринимателей, имеющих активы в Украине. По оценкам инвесткомпании Dragon Capital, принадлежащие ему предприятия в 2013 г. суммарно подорожали до $18,3 млрд – против $17,8 млрд в 2012 г.

Для сравнения: у находящегося на втором месте уроженца Днепродзержинска Геннадия Боголюбова, ныне имеющего израильское гражданство и постоянно проживающего в Лондоне, прирост с $3,25 млрд до $3,9 млрд.

Иными словами, отрыв владельца SCM от ближайшего конкурента более чем внушительный – в 4,7 раза.

Опять же, прирост капитализации на 2,81% в условиях кризиса – это, как не крути, может рассматриваться как показатель успешности управления бизнесом.

Это удается не всем. Например, расположившийся на 4 месте обновленного рейтинга днепропетровский предприниматель Виктор Пинчук за минувший год "похудел" с $3,19 млрд до $2,98 млрд.

За счет чего же Р.Ахметов 10 последних лет прочно держится на вершине? Наверное, в первую очередь можно выделить осторожность.

Сухой расчет

Или другими словами - взвешенный подход к принятию инвестиционных решений. Ведь если взять того же В.Пинчука, то его положение сейчас более чем незавидное: основа его бизнеса, трубно-колесная корпорация "Интерпайп", оказалась в состоянии дефолта.

На встрече с кредиторами в Лондоне 22 октября нынешнего года представители "Интерпайпа" сообщили, что компания не в состоянии придерживаться графика погашения долга.

Поэтому, строго говоря, к нему могут хоть завтра постучаться судебные исполнители с решениями об аресте счетов и имущества Нижнеднепровского трубопрокатного завода (НДТЗ), Новомосковского трубного завода и никопольского трубного завода "Нико Тьюб".

А все потому, что Виктор Михайлович не может сейчас рассчитаться со своими кредиторами –общая сумма его долгов составляет порядка $900 млн, из них на корпоративные еврооблигации "Интерпайпа" приходится $200 млн.

Эти облигации были выпущены для привлечения средств под строительство электросталеплавильного комплекса на базе НДТЗ – вместо существовавшего мартеновского цеха.

Казалось бы, идея во всех отношениях правильная: замена старых затратных технологий производства металла на более современные и экономные.

Ведь мартеновский способ плавки стали подразумевает большой расход природного газа, который сейчас $410/1000 м3. Электроплавка обходится в разы дешевле.

Вот только возможность наступления кризиса В.Пинчук и его менеджеры не учли. Поэтому вложили в проект $700 млн, а тут и цены на трубы упали, и спрос.

Да еще и Россия, и США зажали антидемпинговыми пошлинами и расследованиями. Нет сбыта готовой продукции – нет денег для расчета с кредиторами. Вот и вся проблема.

Р.Ахметов же за такие масштабные инвестпроекты просто не берется. Нельзя сказать, что он вообще не инвестирует в развитие.

Например, проводит модернизацию доменных печей в Мариуполе, взялся за строительство воздухоразделительной установки на Енакиевском метзаводе, постоянно ведется модернизация и на энергоблоках "Востокэнерго", "Западэнерго" и т.д.

Или строительство "с нуля" Ботиевской ветроэлектростанции в Запорожской области холдингом ДТЭК. Но масштаб любого из этих проектов по отдельности гораздо меньше, чем на НДТЗ у В.Пинчука. Например, инвестиции в Ботиевскую ВЭС составили порядка €350 млн.

Опять же можно вспомнить, как перед кризисом российские горно-металлургические холдинги на фоне растущих цен на металлопродукцию активно скупали зарубежные активы.

Например, "Евраз-холдинг" Романа Абрамовича очень гордился тем, что представлен своими предприятиями на 5 (подумать только!) континентах.

Старались не отставать от них и украинские олигархи. Например, корпорация "Индустриальный союз Донбасса" Сергея Таруты и Виталия Гайдука (в настоящее время вышел из акционеров) купила металлургические комбинаты Dunaferr и Dam steel в Венгрии, Huta Czestochowa в Польше.

В покупку вкладывались миллиарды долларов – в основном взятых в долг у западных банкиров. Но вот грянул кризис и оказалось, что столько металла на самом деле никому в мире не нужно.

Нависла угроза потерять все в результате дефолта. И вот уже россиянам приходится избавляться от ранее купленных заводов в Европе и Северной Америке по цене гораздо ниже той, что была заплачена.

Понятно, что полностью рассчитаться с банками в таком случае нет возможности, долговая нагрузка на корпорации несколько снижается, но не исчезает полностью.

Р.Ахметов тоже покупал за границей, но не сталеплавильные, а только прокатные мощности, позволяющие обеспечить загрузку его предприятий в Мариуполе и Енакиево. И не в таком количестве.

Поэтому в отличие от россиян и ИСД, у него сейчас нет необходимости "сливать" свои метзаводы в Европе по бросовым ценам.

Равнение на Запад

Фактор №2 – Р.Ахметов первый и единственный в Украине из сколотивших состояние в бандитские 1990-е гг., сумел построить бизнес полностью по западным стандартам корпоративного управления и операционной деятельности.

Что это дало? Прежде всего возможность работы с западными банками, привлекать займы как в виде кредитов, так и через выпуск облигаций под низкий процент и на более длительный период.

А это в свою очередь подразумевает возможности инвестиций в развитие бизнеса, без которых даже удержаться не получится, не то что выбиться в лидеры.

Кроме того, открываются возможности приобретения активов в США и Евросоюзе. Для этого требуется разрешение местных антимонопольных служб, которые не позволят просочиться на местный рынок сомнительной фирмишке из разряда "Рога и копыта".

Наконец, заполучить контракты с солидными зарубежными покупателями, готовыми брать продукцию в больших объемах и по хорошей цене – тоже сложнее без соответствия западным стандартам бизнеса.

Р.Ахметов первым в Украине понял это и сумел построить по-настоящему публичную компанию. После него тем же путем пошли владельцы Полтавского ГОКа Константин Жеваго и "Мироновского хлебопродукта" Юрий Косюк.

Но Р.Ахметов в отличие от них сумел сформировать имидж своих основных компаний "Метинвест" и ДТЭК и SCM в целом как социально значимых. А это опять же плюс для бизнеса.

Пусть и не в виде прямых преференций, но от этого не менее реальный. Достигнуто это прежде всего за счет удачного подбора кадров.

У Р.Ахметова работают как местные топ-менеджеры, так и иностранцы. Но местные – из числа тех, кто получил западное бизнес-образование и опыт работы в международных компаниях.

Злостный прогульщик

В одном из интервью Р.Ахметов признался, что был злостным прогульщиком в политике – имея в виду посещаемость заседаний Верховной Рады в 2006-2012 годах.

Что не мешало и не мешает ему оставаться наиболее влиятельной фигурой в правящей с 2010 г. Партии регионов. И извлекать из этого максимальные дивиденды.

Вот и фактор №3. Значительное расширение энергетического бизнеса Р.Ахметова произошло как раз в этот период.

Так, в 2011-2012 гг. в его собственность перешли государственные пакеты акций в "Западэнерго", "Киевэнерго", "Днепрэнерго", "Крымэнерго", "Днепроблэнерго".

ДТЭК получил право импортировать природный газ - что было невозможно еще несколько лет назад, когда правительством рулила Юлия Тимошенко. Тогда эксклюзивным поставщиком в Украину был государственный "Нефтегаз".

Журналисты оппозиционных СМИ при случае язвительно интересуются у представителей ДТЭКа, почему их компания с 2010 г. является единственным экспортером украинской электроэнергии. Забывая, впрочем, что так было всегда.

Например, во второй половине 2000-х гг. при Ю.Тимошенко точно так же эксклюзивно электроэнергию экспортировали компании System consulting и Korlea invest, имеющие отношение к Виталию Гайдуку - тогдашнему акционеру ИСД и руководителю группы советников премьера Ю.Тимошенко.

Так что не Р.Ахметов, конечно, придумал эти правила игры. Просто ему удается ими успешно пользоваться.

В 2013 г. единственным крупным приобретением SCM стало 92,79% ПАО "Укртелеком" у австрийского фонда EPIC, который, по мнению экспертов, может быть связан с семьей президента Виктора Януковича.

Этот актив является и привлекательным и проблемным одновременно.

С одной стороны, фиксированная телефонная связь продолжает сдавать позиции перед мобильной. От этого никуда не деться и "Укртелеком" проигрывает конкуренцию прежде всего в сегменте междугородных и международных разговоров – наиболее доходных для компании.

С другой стороны, все интернет-провайдеры и операторы мобильной связи в Украине так или иначе в своей работе технически завязаны на коммуникациях "Укртелекома".

Поэтому у него есть хорошие возможности для собственного продвижения интернет-услуг, потребление которых идет по нарастающей.

Кроме того, если Р.Ахметову удастся добиться принятия закона о едином фонде общедоступных телекоммуникационных услуг, финансовое положение "Укртелекома" удастся заметно поправить. Поскольку наполнять фонд за счет обязательных отчислений будут участники рынка, а "Укртелеком" – получать из него средства в виде компенсаций.

Понятно, что сопротивление этой инициативе со стороны интернет-провайдеров и мобильных операторов велико. Но и влияние у Р.Ахметова не маленькое.

Поэтому Национальная комиссия регулирования связи уже одобрила этот законопроект. Ожидаем дальнейшего развития событий вокруг его принятия.

Очевидно, что прирост общей стоимости бизнеса владельца SCM в 2013 г. на $500 млн как раз и связан с покупкой "Укртелекома". Потому как массовой распродажи госактивов, как в 2011-2012 гг., президент В.Янукович у уходящем году не проводил.

Напомним, через 2 года его ждет очередная избирательная кампания. И если раздать все "пряники" представителям крупного капитала сейчас – как тогда заинтересовать их в поддержке своей кандидатуры в 2015 г.?

Для Р.Ахметова такими "пряниками" в руках у государства, пардон, у В.Януковича, остаются НЭК "Укрэнерго", "Укрзализница" и ГП "Укрморпорт".

Корпоратизация НЭК "Укрэнерго", по сути, представляющая собой предпродажную подготовку компании, уже одобрена Кабинетом министров Украины (КМУ) в июле текущего года.

Когда состоится приватизация – до или после следующих президентских выборов, это, вероятно, еще будет предметом переговоров между заинтересованными сторонами.

Как уже отмечалось, ДТЭК с 2010 г. является эксклюзивным экспортером украинской электроэнергии.

А НЭК "Укрэнерго" управляет системой магистральных межгосударственных линий электропередачи, через которые физически осуществляется ее поставка из Украины зарубежному потребителю.

Так что заинтересованность Р.Ахметова в этом активе более чем очевидна. Тоже самое относится и к "Укрзализнице" (УЗ) и "Укрморпорту".

В структуре внутренних перевозок УЗ на уголь приходится 37,5%, на грузы ГМК – 16,4%, главным образом железную руду. По экспортным перевозкам это соответственно 6% и 45%.

А "Метинвест" и ДТЭК являются крупнейшими отраслевыми игроками украинского рынка. Т.е. крупнейшими грузоотправителями и получателями.

Приватизация УЗ поможет им существенно снизить транспортные расходы в конечной себестоимости металла и угля. Без этого на внешних рынках сбыта нечего делать. Аналогичная ситуация и по "Укрморпорту".

Валерий Байкалов, специально для "ОстроВа"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: